Книга как зеркало

Взрослые не знают, что читают подростки

C одной стороны, мы причитаем, что тинейджеры отвернулись от литературы, с другой — книги, написанные для подростков, возглавляют мировые рейтинги, имеют самые большие тиражи. А как обстоит дело в Беларуси? Что читают наши подростки? Об этом во время Минской книжной выставки–ярмарки говорили на международном «круглом столе», организованном Генеральной дирекцией Московских книжных выставок–ярмарок и проектом «Зачтение». Модераторами беседы стали известные писатели Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак. «Круглого стола» не получилось, потому что усадить всех участников за одну парту невозможно — народ собрался многочисленный и пестрый: библиотекари, учителя, издатели, писатели, но самое главное, сами подростки. 


Что читают тинейджеры?


Участникам показали списки самых популярных у подростков книг по версии международного портала LiveLib, а также результаты опроса в минской гимназии № 13. Ну что сказать... Евгения Пастернак права: между тем, что взрослые думают о детском чтении, и тем, что оно представляет на самом деле, разница, иногда превращающаяся в бездну.

Что касается минских школьников, а их модераторы опросили около тысячи, ситуация лучше. Гимназисты читали и «Приключения Шерлока Холмса», и «Три мушкетера», и «Хроники Нарнии», и «Властелин колец». Спросом также пользуются саги — о Перси Джексоне или Гарри Поттере. В списках, пожалуй, удивляет колоссальный разброс интересов. Подростки читают все. Но есть и совпадения. В 9 — 10–х классах гимназии на первом месте оказалась книга из общего списка «50 дней до моего самоубийства» Крамер Стейс. Впрочем, это не совсем книга, а автор — не писатель. Под псевдонимом прячется восемнадцатилетняя девушка из Астрахани, вывесившая в интернете полуграмотный текст о школьнице из Флориды. Героиня решает, что если за 50 дней не найдет смысла жизни, покончит с собой. Устраивает драки, сбегает из дому, связывается с музыкантами, торгующими наркотиками... «Давно пора начать жить одним днем. Какая разница, что будет завтра или через неделю? Главное, чтобы тебе сегодня было хорошо». Есть и другие похожие тексты, в которых дети ищут поддержку, читая о ровесниках, которым приходится еще хуже, чем им, о злых и равнодушных взрослых, о «вольной жизни». 

Модераторы дискуссии Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак задавали весьма острые вопросы.

Но ведь есть специальные издания для подростков, в которых психологи помогают решать проблемы взросления, с реальными историями, обратной связью. Однако если о газете «Переходный возраст» школьники слышали, то существование журнала «Бярозка» стало для них открытием.

Может быть, бумажные журналы сегодня вообще не нужны? Как показал опрос, в 9 — 10–х классах их вообще не читают. Однако прозвучало и признание школьницы: «В журналах есть постеры, в интернете их не возьмешь. Ради постеров я могу купить журнал». Что ж, издателям нужно и это учесть.

Доля интернета в чтении книг возрастает с каждым классом. То есть старшеклассники читают уже в основном загруженные из сети произведения.

 
 «Популярный список» чтения подростков по версии  LiveLib:


  • Джей Эшер «13 причин почему»
  • Дженни Даунхэм «Пока я жива»
  • Джон Грин «Бумажные города»
  • Джон Грин «В поисках Аляски»
  • Джон Грин «Виноваты звезды»
  • Лорен Оливер «Прежде чем я упаду»
  • Джоджо Мойес «До встречи с тобой»
  • Стейс Крамер «50 дней до моего самоубийства»
  • Стивен Чбоски «Хорошо быть тихоней»
  • Гейл Форман «Если я останусь»



Как повлиять на выбор подростков?


Если в пятом классе главный авторитет — родители и немного библиотекари, то в шестом равное значение приобретает интернет. А после восьмого класса влияние родителей на выбор книг — около 10 процентов, библиотек — еще меньше.

Чаще всего подростки узнают, что почитать, ВКонтакте. Кто–то делится впечатлением или цитата зацепит. Дети признались, им не важно, из какой страны автор, в каком издательстве вышла книга. При этом фамилий белорусских писателей за редким исключением в интернете не видят.

Татьяна Пузыревич, владелец интернет–магазина «Сундучок детских книг», предложила: «Нужно идти в те места, где общаются подростки. ВКонтакте, в Фейсбук, в группы, где обсуждаются книги».

Однако не все так просто! Учительница Анна Северинец предупредила: «Мир подросткового и взрослого интернета не соприкасаются. Дети и подростки намеренно избегают присутствия взрослых. Мало того, есть не очень много взрослых, которые выдержат присутствие в детском интернете. Я учитель, и на стены некоторых своих учеников ВКонтакте смотреть не хочу, чтобы и им, и мне не было неловко. И если учитель вывесит там свои рекомендации по чтению, они их занесут в «черный список». Работать там должен человек, который не оттолкнет подростков».

Начальник отдела информационных технологий издательства «МЕТ» Алла Корбут предложила еще один выход: «В сети должен быть журнал для подростков, откуда смогут узнавать информацию о книгах не только дети, но и родители». 

«Круглый стол» из-за обилия участников получился  не совсем круглым.

Писательница Мария Берштадская напомнила способ, которым пользуются некоторые российские издательства: выкладывать ВКонтакте тексты рукописей. Подростки сами выбирают лучшее, им это очень нравится. Иногда и писатели пользуются тест–чтением, то есть вывешивают свои рукописи в блогах, как Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак, Валерий Гапеев.

Проблемой Гапеев считает скромность коллег, которые стесняются себя рекламировать: «Калi раней для падлеткаў пiсала ўсяго некалькi беларускiх пiсьменнiкаў, на iх прапаганду працавала тэлебачанне, газеты, выдавецтвы. Цяпер такога няма. Калi сёння пра пiсьменнiка i яго кнiгi не гаварыць у iнтэрнэце, ён не iснуе».

Подростки подсказали, что их более привлечет: если кто–то из их кумиров, известных блогеров, будет рассказывать на своей страничке о прочитанном.

Может быть, надо идти прямо в школу, к потенциальным читателям? Там–то дети никуда не убегут со встречи!

Но это приемлемо только в том случае, если на встречу с автором не сгоняют насильно, считает Евгения Пастернак: «Пригласили нас однажды выступать в школу после последнего урока третьей четверти. Нас начали ненавидеть, когда мы только в зал вошли! Через минуту я сказала: «Все свободны!» Но дети встали в проходе: «Нет! По итогам этой встречи поставят оценки за следующую четверть! Продолжайте!»

Ирина Тузина, директор компании «Коллекция приключений», предложила создать продюсерский центр для книг. Но сможет ли этот центр заработать на белорусских авторах с их мизерными тиражами?

В «популярном списке» в основном книги крупных издательств, которые могут вложить большие деньги в рекламу. Белорусские издательства такого не осилят. А что насчет книжных магазинов? Тинейджеры признались, что им никогда не помогали продавцы, а сами они спрашивать стесняются. Выбирают издания с яркими обложками или то, что понравилось при чтении в интернете.


Чем привлечь тинейджеров  в библиотеки?


Еще одно важное место популяризации книги — библиотеки. Но согласно опросам, в 9 — 10–х классах школьники перестают туда ходить. Почему?

Cпросили у подростков. Говорят, не везде есть интересные библиотекари: «Мы приходим, а там такая сидит...» В основном школьники ходят в библиотеку, чтобы взять книги по программе, а те обычно им не нравятся. И кажется, в библиотеке все книжки такие.

Может, привлечет литературный дискуссионный клуб? Но оказалось, что подростки не очень рвутся вживую обсуждать друг с другом прочитанное. Особенно в присутствии взрослых. 

Валерий Гапеев объяснил это так: «Скажу на прыкладзе сваёй дачкi, якой шаснаццаць гадоў: той свет, якi яна для сябе стварае, датклiвы, крохкi. Яна баiцца, каб ён, калi яна яго выкажа, не сутыкнуўся з неразуменнем i не разбiўся».

Андрей Жвалевский не согласен: и в 11 — 12 лет ребенок может быть интересным критиком! Да и библиотекари сегодня еще как зажигают, вспомнить Ольгу Вовк и Викторию Хомич из Научной библиотеки БНТУ, организаторов фестиваля «Город и книги».

По утверждениям сотрудницы детской библиотеки, к ним приходят и старшеклассники. Большие произведения — «Мастер и Маргарита», «Преступление и наказание», «Люди на болоте» — предпочитают в бумажном формате. Но есть проблемы с фондами: далеко не все из современной литературы, интересной подросткам, есть в наличии.


Нужно ли взрослым пытаться влиять  на список чтения?


Татьяна Пузыревич считает, что необходимо: «Вкус формируется. Подростки читают, что попалось на глаза. И можно сориентировать их, показать — вот есть «Пятьдесят дней до самоубийства», а есть другая литература, она тоже прикольная».

Впрочем, сами тинейджеры обнадеживают. Участница дискуссии юная Полина читала почти все книги из «популярного списка», но лет в 14 заметила, что все они между собой похожи. А потом попалась книга получше... «Для того чтобы перейти к классике, мне нужно было насытиться подростковыми книгами».

Евгения Пастернак поддержала Полину, заметив: «Если человек читает «Пятьдесят дней до моего самоубийства» и искренне пишет в отзывах — «это книга, которая перевернула мою жизнь», Толстого с Достоевским в данный момент он не осилит». И должен читать «популярный список» и постепенно его «повышать».

Ну а если не повысит? Застрянет на таком уровне, считая его образцом?

Что же делать? Создавать качественную культурную среду, где подросткам будет интересно, где они встретятся с белорусскими писателями. И на это должны работать все взрослые.

cultura@sb.by

Советская Белоруссия № 54 (24936). Четверг, 24 марта 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...
Новости