Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Квартира в обмен на заботу: практика социальной ренты шагнула в регионы

Ключи от уютной старости

Социальную ренту считают хорошей идеей для одиноких. Договор, по которому гражданин передает принадлежащее ему жилое помещение в собственность райгорисполкомов, а плательщик ренты обязуется осуществлять ему пожизненное содержание, — весьма любопытная возможность решить одну из главных проблем для такой категории людей. Первый такой документ подписали в Минске семь лет назад, но только в этом году доверить свою старость государству взамен на жилплощадь пожелали жители из регионов. Их всего двое, и живут они в Гомельской области. Истории первых получателей ренты из глубинки узнавала корреспондент «Р».

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

История 1. Холостяцкая


У Геннадия Ивановича А. бодрый и сильный голос. Совсем не скажешь, что его обладателю уже семьдесят восемь. Хотя медики констатируют: третий функциональный класс, когда способность к самообслуживанию и передвижению значительно снижена. Мужчина сам обратился в территориальный центр социального обслуживания с предложением рентных отношений. В одной из газет наткнулся на публикацию о том, что одинокие пожилые люди могут рассчитывать на пожизненный пакет социальных услуг и даже небольшую ежемесячную выплату взамен на жилплощадь. Решил, что это как раз то, что ему нужно.

— Я уже так себя чувствую, что в любой момент ожидаю чего угодно, — объясняет корреспонденту причину. — В начале сентября, когда была жаркая погода, шел по улице — и в одну минуту все перед глазами поплыло. Обморок! Дома не раз приходилось «скорую» вызывать. Надо, чтобы кто-то ко мне был приставлен. На соседей рассчитывать не приходится — сами инвалиды, возрастные люди.

Об истории своего одиночества Геннадий Иванович «категорически не желает распространяться». А вот вспоминая свою трудовую биографию, словоохотлив. Работал стропальщиком и на других должностях на белорусских и московских стройках, затем прошел курсы фотографов, трудился в районной газете, комбинате бытового обслуживания, а затем на нефтяном предприятии. В 1980-х годах от предприятия ему и дали квартиру. Малосемейка общей площадью неполных 21 квадратный метр в девятиэтажном доме. Не дворец, конечно, но для одинокого холостяка апартаменты вполне подходящие.

Хозяин признает: женской руки в доме всегда не хватало. Может, поэтому к качеству уборки, которую теперь делают социальные работники, он очень требователен. Следит, чтобы и ножки табуретки вытирали мокрой тряпкой, и чистили решетку на плите, и замачивали надолго в моющем средстве сантехнику.

В статусе получателя ренты пенсионер пятый месяц. Ежемесячно ему перечисляют 51 рубль, то есть две базовые величины рентных выплат в месяц, пенсия сохраняется полностью. Коммунальные платежи погашает исполком, только телефон и телевизор за собственный счет. Но и этими перечислениями самому заниматься не надо — все теперь обязанности соцработника.

Представитель соцслужбы в квартире Геннадия Ивановича пять раз в неделю: ходит за продуктами, покупает лекарства, убирает. А вот готовить себе хозяин предпочитает сам. К питанию он относится серьезно, по этой причине и альтернативу надомному обслуживанию — помещение в доме-интернате — Геннадий Иванович отверг.

— Питаться по звонку — это не для меня!

Из-за того что Геннадий Иванович никогда ранее не пользовался социальными услугами, он иногда спорит по поводу их объема и качества.

— Перечень услуг, предусмотренных договором ренты, составлен с учетом функционального класса 3,  — комментирует условия договора заведующая отделением социальной помощи на дому Екатерина Пищик. — Еще выполняем дополнительные разовые услуги, которые оплачиваются по социальным тарифам, например чистку мебели, уборку в шкафах. Не сразу, но психологический контакт с подопечным достигнут.  

Получатель ренты констатирует:

— Сам по себе договор пожизненного содержания с иждивением — идея для одинокого человека идеальная. — Да и, по моему мнению, не только для одинокого. Сколько знаю случаев, что вроде у человека дети есть, но семейные обстоятельства таковы, что вместе они жить не могут. Вот моя соседка — она может переехать к дочери, у которой своя квартира, но какой от этого смысл? С утра до ночи та на работе — некогда заниматься матерью, они друг друга не будут видеть. Так лучше уже остаться в своей квартире, все-таки здесь сама себе хозяйка.

История 2. Педагогическая


В Рогачевском районе, численность населения которого более 57 000 человек, проживает около 230 одиноких пожилых граждан. Во время последнего мониторинга, который проводил местный ТЦСОН, среди них провели опрос: готовы ли они к такой форме обслуживания, как социальная рента.

Как оказалось, 84-летняя Мария Петровна Иванова (имя и фамилия изменены по просьбе героини. — Прим. ред.) — бывшая учительница математики — давно об этом задумывалась. Так сложились обстоятельства, что с бывшим мужем пути-дорожки разошлись, детей они не нажили, мать умерла, и она осталась одна в двухкомнатной квартире, которую построила сама. Были еще дальние родственники, но они за границей, а на переезд пожилая женщина категорически не согласна.

Мария Петровна не против пообщаться с корреспондентом, но разговаривает с трудом — последнее время стали появляться проблемы с речью. Поделилась, что когда-то преподавала в классах, где было по 42 ученика, как оставалась на дополнительные занятия, чтобы вытянуть их на лучшую оценку, и как, выйдя на пенсию, продолжала помогать школе.

Сегодня для бывшего педагога спуститься с пятого этажа в магазин и аптеку — подвиг. Тем более последние годы стало совсем сдавать зрение. Поэтому анкетирование по поводу ренты восприняла как безотлагательный стимул к действию. Даже когда договор проходил процедуру согласования и оформления, старушка волновалась и несколько раз звонила в соцслужбу, почему все идет не так быстро, как она рассчитывала.

С февраля Марию Петровну обслуживают на условиях ренты. Пять раз в неделю по два часа соцработник помогает ей с домашними делами: покупает продукты, лекарства, оплачивает счета, делает уборку, капает в глаза капли, без которых она не может обходиться. Закрепленным за ней соцработником Екатериной Бачарской женщина довольна, к качеству услуг претензий нет. И это неудивительно: ради сохранения налаженных добрых отношений та выполняет просьбы старушки, которые выходят за рамки договора. Например, на участке, который есть перед домом, выращивает зелень и простые овощи, хотя по законодательству это дополнительная услуга, которую нужно оплачивать.

— Хорошая девочка, — отзывается о своем соцработнике Мария Петровна. — Очень старается.

Пока Мария Петровна многое по дому пытается делать сама, даже иногда самостоятельно в магазин или подышать воздухом выбирается. И хотя она не против, если сильно ослабеет и будет нуждаться в круглосуточном уходе, переселиться в дом-интернат, но предпочитает подольше оставаться в родных стенах.

— Там ведь режим для всех, жить надо по часам — и вставать, и кушать, и телевизор смотреть. А здесь все свое, привычная обстановка, родные вещи, нервы не так напрягаются, объясняет она.

— Пока желающих заключить договор пожизненного содержания с иждивением в нашем районе больше нет, — констатирует директор Рогачевского территориального центра социального обслуживания населения Константин Купреев— Подобное намерение изъявляла 53-летняя женщина-инвалид, но по законодательству рентные отношения возможны, только если человеку исполнилось 70 лет.

КОММЕНТАРИЙ

Вера АГЕЕВА, главный специалист управления социальной поддержки населения Гомельского облисполкома:

— Внедрение социальной ренты идет сложно. На мой взгляд, форсировать этот процесс нельзя. Во-первых, вопрос сам по себе крайне деликатный: уговаривать, а тем более навязывать пожилому человеку договор пожизненного содержания иждивением нельзя, это должен быть целиком его выбор. Одиноких пожилых граждан в Гомельской области около 20 000. Отсутствие детей или других лиц, обязанных по закону их содержать, совсем не означает отсутствие племянников, двоюродных сестер, братьев и даже соседей, которым они намереваются после своей смерти оставить квартиру или дом.

Недавно был случай: одинокая пенсионерка согласилась оформить договор пожизненного содержания с иждивением с государством, а через некоторое время вдруг отказалась. Как оказалось, приехали племянники, которые до этого у бабушки даже не появлялись и ей не помогали. Но как только стало известно, что квартира может достаться не им, а государству, срочно нашли время и поспешили заявить о своих правах, даже обвинив работников ТЦСОН в меркантильных интересах.

С одной стороны, хорошо, когда перспектива социальной ренты становится инструментом стимулирования у родственников ответственности за пожилого человека. Но с другой — если бы близкие действительно заботились о нем, стал бы он обращаться за помощью в государственные службы?

Упреки соцработников в материальной заинтересованности — безосновательные выпады. В рентных отношениях соцслужба выступает только как исполнитель социальных услуг пожилому человеку. А после смерти получателя ренты его жилье переходит в собственность местных исполнительных и распорядительных органов. Каких-либо доплат за обслуживание рентника соцработнику не предусмотрено.

ЦИФРА

Как сообщили в Министерстве труда и соцзащиты, на 1 июля в стране реализованы 24 договора пожизненного содержания с иждивением. Получателями соцуслуг стали 29 пожилых граждан. 14 человек, в том числе одна супружеская пара, предпочли услуги на дому, 9 человек поселились в доме-интернате. Один договор ренты спустя некоторое время проживания в доме-интернате был расторгнут по причине, не связанной с качеством оказания услуг.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...