Клык в поле

У кромки картофельного поля, что в урочище «Новинье», — небольшая вышка. Точь-в-точь такая, без какой не обойтись охотнику. Но кого можно добыть из-под клубня? Не на колорадского жука ведь с ружьем идти? — О, есть вредители пострашнее! — интригует Федор Зызо, начальник службы охраны СПК «Кушлики», которому принадлежит картофельная плантация. — Глядите, вот и следы. Покрупнее и помельче. Значит, не только секач ходил, но и свиноматка с поросятами. Беда просто! Почитай, круглый год нет покоя от дикого нашествия. Сколько уж говорено, а проблема, считаю, менее острой не становится. Вот и приходится «обставлять» вышками поле. А иначе — как «обозревать»? Дикие свиньи стали до того осторожными, наглыми, что пройдут мимо охотника с ружьем — тот и не заметит. Будто «насмехаются»…

Бочку солярки «выпили» уже в этом году дикие кабаны — за счет… СПК «Кушлики» Полоцкого района.

У кромки картофельного поля, что в урочище «Новинье», — небольшая вышка. Точь-в-точь такая, без какой не обойтись охотнику. Но кого можно добыть из-под клубня? Не на колорадского жука ведь с ружьем идти? — О, есть вредители пострашнее! — интригует Федор Зызо, начальник службы охраны СПК «Кушлики», которому принадлежит картофельная плантация. — Глядите, вот и следы. Покрупнее и помельче. Значит, не только секач ходил, но и свиноматка с поросятами. Беда просто! Почитай, круглый год нет покоя от дикого нашествия. Сколько уж говорено, а проблема, считаю, менее острой не становится. Вот и приходится «обставлять» вышками поле. А иначе — как «обозревать»? Дикие свиньи стали до того осторожными, наглыми, что пройдут мимо охотника с ружьем — тот и не заметит. Будто «насмехаются»…

...Прежде чем побывать в Новинье, я разговорилась насчет кабаньей проблемы с Петром Петкевичем, заместителем председателя Полоцкого райисполкома. Тот посочувствовал: мол, приходится журналисту браться за… тупиковую фактически тему. Отчего так?

— Конечно, можно упрекать природоохранные структуры, арендаторов охотугодий, что не отстреливают в достаточном количестве, — заметил Петр Мефодьевич. — Но, смотрите, что получилось: многолетняя забота о сохранении полуисчезнувшего, было ведь и такое, вида обернулась тем, что, наверное, генетически кабан перестал бояться человека. А соседство с ним считает очень для себя полезным, выгодным. Сменилось ведь уже несколько кабаньих поколений, которые забыли про угрозу ружья. Можно, говоря молодежным сленгом, утверждать — дикий кабан «забурел»!

По мнению собеседника, лично он снял бы все защитительные меры относительно этого зверья. Ведь мало, что расплодился кабан сильно, так еще и никакой пользы не приносит. У охотников иностранных не шибко котируется — значит, много заработать на нем в плане охотничьего туризма вряд ли получится. К слову, в этом году заговорили о создании ферм, где бы содержались лесные обитатели… Но пока не слышно, чтоб кто-нибудь задумку воплотил в жизнь.

— Как ни крути, а тем же природоохранным структурам, видимо, пора пересмотреть отношение к дикому кабану, — размышляет заместитель председателя Полоцкого райисполкома. — Поменьше защищать! Ведь предлагаемые пока меры — огораживания, на крайний случай — судебные разбирательства — не решают проблему. У нас в районе было с полдесятка судов, но никому из потерпевших от набегов не удалось добиться возмещения ущерба…

— Ну а когда закончится нашествие клыков на поля? — интересуюсь у Федора Зызо — охотника со стажем, но с некоторых пор бросившего слишком уж, по меркам сельского человека, дорогое увлечение. Федор Данилович, что называется, в теме: четверть века  в лесном хозяйстве отработал, потом еще девять лет — егерем.

— Боюсь, еще не скоро будем говорить, что решили «кабанью проблему», — скептически настроен тот. — Вся надежда на какое-либо естественно-природное решение вопроса. Слышал, что кое-где в России на дикого кабана уже напал мор — стало куда больше убытие поголовья. Но, по-моему, ждать такого рода «подмоги» не стоит. Ведь мы, аграрии, хозяева частных подворий, терпим убытки от побегов чуть ли не каждый день!

На Полотчине спасаются от клыкастых по-разному. Способ из последних — на проволоку вешают в два ряда разнообразные банки-склянки, да погремучей! Говорят, дотронувшись до такой «гирлянды», дикий «пришелец» быстро ретируется. Но не всегда и не всякий, конечно. Нынче, рассказали мне в районе, дикие свиньи появлялись уже недалеко от райцентра. И, к примеру, в Островщине, селе, где прежде их не видали, быть может, за всю историю деревни.

На дорогах случаются аварии из-за клыков, выбегающих аккурат на проезжую часть. Но, пожалуй, больше других сокрушаются именно земледельцы. И хозяйства крупные, и частники. Только человек, который тратит свои кровные на посадку той же бульбы, может понять обиду, разочарование, которое приносят потравленные посадки, посевы зерновых или выкопанные прямо из земли семена кукурузы…

— В этом году здесь, в Новинье, не успели мы посадить картошку, как полтора гектара будто корова языком слизала, — вспоминает председатель СПК «Кушлики» Федор Завадский. — Вызвали комиссию, все задокументировали, но, честно говоря, не надеемся, что вернем 12 потерянных миллионов…

Кто-то скажет: эка невидаль — двенадцать миллионов рублей ущерба по весне! Да еще нанесенного хозяйству, которое считается картофельной «столицей» если не республики, то области — уж точно! Но Завадский — хозяин рачительный, а не просто  хозяйственник. Он привык считать каждую копейку:

— Говорите, нужно быть понастойчивей, может, судиться почаще? — Федор Федорович не прочь подискутировать на заданную тему. — А смысл? Что даст сидение в судах, кроме потерянного времени, «убитых» нервных клеток?! Не только ведь бульба по весне, но и пшеница, овес, кукуруза подвергаются потравам. Чтобы по каждому случаю добиваться компенсации, нужно — ни много ни мало — специального человека брать на работу! Вон, Федору Даниловичу и двум его подчиненным и так забот хватает. А тут еще приходится диких кабанов «пасти»... Наша ведь главная задача — продукцию получать, а не терять, ведь правда?

Вы считаете, только двенадцать миллионов рублей я потерял, когда подверглись набегу полтора только-только засаженных гектара? Не соглашусь! Мы ведь говорили только об одной потраве. Всего же по весне около десяти гектаров бульбы «лишились». Считайте: если на круг у меня вышло бы по двадцать тонн чистого товарного картофеля… Прикидывая в ценах прошлогодних, выхожу на недополучение примерно ста — ста двадцати миллионов рублей. Выходит, бочку солярки уже «выпили», за счет СПК «Кушлики», лесные свинки? А ведь у них еще вся осень  впереди…

Механизатор Петр Наумик вторит председателю: дикие кабаны впрямь стали на местных полях частыми визитерами.

— Да, сам видел  и не однажды, — рассказал собеседник. — Последний раз — не далее, как в этом году. Вносил яды… Гляжу, а метрах в двадцати от  моего трактора спокойно так «нарисовался» дикий «налетчик». А в прошлом году, ребята говорили, прямо возле комбайна сразу шесть голов пробежались. Человека перестали бояться — точно! И есть причина. Раньше охотников было больше. Браконьеров — в том числе. А как стали жестко «искоренять» незаконных стрелков, то, параллельно, и законопослушных охотников поубавилось. Не каждый сельчанин сможет купить разовую путевку за сто двадцать тысяч. И не факт, что пойдет и добудет дикого кабана сразу — то бишь, окупится немалая затрата…

— Людей-то не боятся, но осторожничают — чисто «шпионы» какие! — вводит дальше в курс дела Федор Зызо. — В основном безобразничают по ночам. Только секачи вечерами высовываются, по сторонам головами — круть-верть… Трудно засечь бывает! Для этого нужно долго сидеть на вышке, а не приехать, метнуться туда-сюда и — восвояси. (Так егери делают, к сожалению, чаще всего).  А через пару часов,  после такого быстрого отъезда,  у притаившегося кабана — большое поле для «маневров»…

Квоты на отстрел явно не поспевают за плодящимся диким свинопоголовьем. Да, соглашается Зызо, отстрел ведется, нельзя сказать, что проблема пущена на самотек. Но отстрелять — значит, обойти немало ограничений. Ведь даже взяв на мушку дикую особь прямо на потраве, охотник еще должен убедиться, не свиноматка ли? (Их вообще запрещено бить). В основном уничтожаются взрослые самцы, которым по четыре года и больше.

— Хочется, чтобы отстрел велся все-таки целенаправленно, на потравах, — акцентирует Зызо. — А то зачастую дело ограничивается добычей по принципу «все равно где, лишь бы планово застрелить. Вообще, трудновато апеллировать, добиваться компенсации ущерба еще и потому, что охотхозяйства БООРа, как правило, всячески «отбиваются» от необходимости платить за потравы. Мотивируют это тем, что, дескать, средств не имеют. Замкнутый круг? Но ведь теряют средства в данном случае именно аграрии, хозяева частных соток…

 Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

НА СНИМКАХ: Федор ЗЫЗО на картофельном поле в урочище «Новинье», куда регулярно наведываются дикие кабаны; а такие проплешины на картофельном поле остались еще с весны, когда, спустя три дня после посадки, здесь основательно поработали «пятаками».

Фото автора

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ НА ПОДВОРЬЯХ…

«Забор метровый взяли, пшеницу на 70 сотках слопали»

Какие меры предлагается, по существующему законодательству, применять, чтобы сельчанам уберечь свои сотки, огороды от дикого нашествия? Перво-наперво — огораживаться. Но помогает ли?

Василий Константинович Урбан, житель деревни Закаливье Лепельского района, нынешним летом вынужден был позвонить в редакцию «БН». Пожилому хозяину огорода — дедушке Василию 81 год — приходится «отбиваться» от клыкастых визитеров. Ну, поставил забор метровый — и что? Такую преграду «супостаты» одолевали легко. Днем  спокойно отъедались на близлежащем рапсовом поле, а ночью приходили, и не раз, в... деревню! После того как Урбан обратился в райисполком, оттуда приехали, посмотрели. Но… ничем не помогли.

И у старосты небольшой лесной деревни Калиты, что на Поставщине, Славомира Калицкого — та же головная боль. Причем уже многолетняя. Если в прошлом году как-то удалось собрать урожай зерна, то нынче семьдесят соток пшеницы пошли на «пропитание» вовсе не домашним хрюшкам.

— Только-только пшеничка стала восковой спелости, как очередной набег уничтожил все до колоска! — сетует Славомир Марьянович. — Картошка тоже пострадала. Ладно, я уж привык жить в условиях такой постоянной «угрозы». Нынче говорю руководству Поставского льнозавода, который арендует прилегающие к моим соткам охотугодья: «Хоть сколько зерна привезите — с одной ведь «соломой» остался вместо неплохого урожая!»

Калицкий говорит: был случай у них в деревне, когда кабан изрядно напугал мужика. Тот вынужден был занять «оборону» на телеге и бренчать-отгонять клыка…

Откуда «прут» дикие свиньи на Поставщину? Из Нарочанского края, тамошнего национального парка. А туда, поговаривают, «прибавление» идет за счет того, что из соседней Литвы стада перебегают. Там недавно ужесточили режим — поменяли отношение к дикому кабану, перестав его так уж сильно защищать...

— А у нас даже ограждение из колючей проволоки не останавливает, не говоря уже про деревянные заборы, — добавляет Славомир Калицкий. — Может, трехметровый поможет? Но какому сельскому жителю по карману такие траты?

Что же отвечают на претензии сельского старосты арендаторы охотугодий? Директор Поставского льнозавода Петр Скурко заверяет в официальном ответе на обращение Калицкого: «…В охотугодьях ОАО «Поставский льнозавод» охота на диких животных нормированных видов производится с 15 мая 2010-го по 31 января 2011 года. Взяты под контроль участки охотничьих угодий, прилегающие к деревне Калиты, где каждую неделю проводится отстрел… как местными, так и приглашенными охотниками». На что Калицкий возражает: еженедельная охота проводится исключительно… на бумаге. Правда, арендатор, уже на словах, сообщил и другую, более позитивную, на взгляд старосты, новость. Вступает в силу положение, согласно которому будет разрешена круглогодичная охота на молодняк дикого кабана, не старше двух лет,  с засидки.

ЕСЛИ ВЗГЛЯНУТЬ С ДРУГОЙ СТОРОНЫ…

Браконьерству — бой!

Специалисты природоохранных структур исправно делают свое главное дело — не позволяют браконьерам наносить вред природе. И напоминают: отстреливать, охотиться на того же дикого кабана нужно исключительно по закону, а не нарушая его! Иногда приходится, впрочем, сталкиваться с откровенным «наглежом» со стороны браконьеров.

Буквально недавно в Ушачском районе местный житель был оштрафован на 3,5 миллиона рублей за незаконную охоту и сопротивление госинспектору. Случилось все вечером, возле подкормочной площадки. Там 38-летний мужчина промышлял незаконной добычей кабана. Госинспектор поймал браконьера, что называется, в «процессе». Следы крови раненого животного, охотничий нож и двустволка явно указывали на факт браконьерства. Однако мужчина попытался все отрицать и, спасаясь от возможного наказания, попробовал скрыться… «Попутно» разбил представителю закона нос и порвал форму. За что схлопотал штраф и лишение права в течение шести месяцев заниматься охотой.

Всего за полгода 2010-го на Витебщине сотрудниками межрайонных инспекций охраны животного и растительного мира выявлено более 1,6 тысячи нарушений природоохранного законодательства. Сумма ущерба, нанесенного природе, оценивается почти в 336 миллионов рублей. Общая сумма штрафных санкций, предъявленных нарушителям, составила почти 400 миллионов…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости