Клумба раздора

«Дело о сухоцветах». Виновата ли флористка, срезавшая на клумбе чужие цветы?

Неделю на эмоциях обсуждается история в Витебске, где мама с несовершеннолетней дочкой срезали возле дома несколько очитков для подарочного букета. Женщина, проживающая на первом этаже, засняла все на видео и написала заявление в милицию. Было возбуждено уголовное дело по статье «Грабеж», в семью зачастили проверяющие. Но через три дня — новый поворот: решено привлечь «грабительницу» только к административной ответственности. Все это время общественное мнение — как на качелях: то клеймит маму–флористку, то грудью защищает. Диапазон от «вор должен сидеть в тюрьме!» до «прекратите нагнетать!». Столь же полярно разошлись во взглядах и сегодняшние спорщики. Один взывает к здравому смыслу (и по–женски к милосердию), другой — к букве закона и тенденциям криминальной статистики. А вы, уважаемые читатели, как думаете: стоит ли «дело о сухоцветах» такого резонанса? Ждем комментариев на нашем сайте.


Много шума. Из–за чего?

Людмила ГАБАСОВА
Предлагаю, Рома, для начала снять с этой истории всю истерическую шелуху. Что имеем в сухом остатке? Налетели на человека по довольно ничтожному поводу. Ну срезала витебская флористка 4 ветки очитка, уже фактически припорошенных первым снежком, ну невозмутимо игнорирует возмущение соседки по двору — и за это надо всем интернетом втаптывать в грязь? Возбуждать уголовное дело по факту грабежа? Ставить 15–летнюю дочку «грабительницы» на учет как находящуюся в социально опасном положении? Меня поражает несоответствие масштаба содеянного с тяжестью наказания. И просто пугает этот административный раж. Ох, недаром на днях Генеральный прокурор Александр Конюк заявил, что считает заслуживающим внимания предложение закрепить в УК понятие «уголовный проступок». Ведь есть дела, которые формально можно трактовать как уголовные, но которые настолько малозначительны, что здравый смысл диктует: это не преступление, и совершенно незачем пускаться здесь по «большому кругу». Потому как нелогично, негуманно и нерационально.

Что не устраивает блюстителей высокой морали? Женщина средь бела дня нагло крадет цветы с чужой клумбы? А где написано, чья она — «Зеленстроя», товарищества собственников или конкретной гражданки N? К кому обращаться, чтобы официально срезать (заметь, не сорвать!) дешевеньких цветов на зиму глядя? Флористка же не куст роз выдрала, не охапку тюльпанов нарвала, не выкопала аллею туй, как год назад кто–то в Гродно! Кстати, специально проконсультировалась с нашим главным редакционным экспертом по цветоводству Натальей Тышкевич: такая ли уж потеря — срезанные в октябре очитки? Честно говорит: мнения расходятся. Одни хозяева боятся гнили и ветки удаляют, другие — нет, ведь даже после морозов и под снегом эти растения могут радовать глаз. Однако — внимание! — к весне сами собой пропадут, у них начнется новый жизненный цикл. Получается, флористка лишь слегка опередила законы природы? Но предложила в итоге взамен высадить новый куст. Почему это не устроило «хозяйку клумбы»? Сильно обиделась, пошла на принцип? Выглядит как–то по–детски...

А вот меня, Роман, очень не устраивает другое: то, что крайним тут опять стал ребенок, да еще в разгар такого сложного, взрывоопасного подросткового возраста. Мама уже посетовала, что дочка не хочет ходить на занятия. Видимо, опасается насмешек и наездов. Что очень может быть, особенно в соцсетях. Общественность уже прошла бульдозером по парнишке Коле из Уренгоя, который в бундестаге произнес странную речь, упомянув немецких солдат — «невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать». Хотел всего–то и сказать: «Нет войне!» — а получилось, что получилось. Косноязычно и неуклюже (за что надо ставить «неуд» учителям, а также, как теперь выяснилось, всевозможным сторонним советчикам). Да, и наивно, и двусмысленно. Но не до такой степени, чтобы называть 16–летнего Колю «тварью», «недоучкой», «жертвой ЕГЭ», «предателем», «неблагодарным щенком, гори он в аду» и требовать, чтобы «его выкинули из страны»! Нет сочувствия к только начинающему жить человеку, так хотя бы мудрости поучились у полковника Евгения Федоровича Рогова, участника Сталинградской битвы, который на фоне развернувшейся вакханалии заявил, что набрасываться бы на мальчика не стал. Герой войны не стал бы, а те, кто и пороху не нюхал, спустили всех собак.

Знаешь, я вот что еще подумала: хорошо, что мои дети уже вышли из того нежного возраста, когда проводятся конкурсы на лучшую осеннюю поделку — на всякие там букеты–икебаны. Не то бы теперь ходила в смятении: можно ли взять этот листок, отломать ту ветку, поднять упавший каштан? Вдруг у них тоже объявится разгневанный хозяин? А у виноградника, который соседи по даче посадили на своем участке, но который уже радостно покрыл всю крышу моей веранды, я имею право листья на долму оторвать? В конце концов, те же обкорнали мою гортензию, бросающую на их грядки тень... Уму непостижимо, сколько нервов мы друг другу попортили! И из–за чего? Каких–то сантиметров, колышков, вопросов на 3 рубля. Увы, безудержное крохоборство из–за бессмысленного противостояния — болезнь многих дачников. И, похоже, еще и самозваных хозяев городских палисадников, в которых хорошо если цветочки растут, а не сидят плюшевые уродцы–медведи на раскрашенных автомобильных шинах.

И вообще, эту обличительную энергию да в конструктивное русло! Нам что, нечем больше перед Новым годом заняться, кроме как исходить ядом, листать УК и справочник цветовода? Дело мелкое, история, не стоящая выеденного яйца. Но такое от нее эхо, что уши закладывает. Люди добрые, давайте готовиться к празднику! Самое время идти за покупками, забыв о чужом букете из прошлогодних очитков.

gabasova@sb.by

Доска глобального позора

Роман РУДЬ
Людмила, я хорошо знаю тебя как умелицу не только стучать по клавиатуре, но и собственными руками высадить цветы, разбить огородик, любовно поухаживать за саженцами. Признайся, разве твое большое сердце не облилось бы кровью, если бы плод твоих усилий был безжалостно вырван? И не важно, как бы красиво ни назывался человек, сделавший это, — флорист, ботаник, коллекционер, заплетатель веночков... По сути он — вор, укравший дело твоих рук. Вандал, разоривший твою личную клумбу, пусть и не подписанную. Думаю, ты реагировала бы так же, как обиженная витебчанка, позвонившая в милицию, — мол, грабят средь бела дня! Поэтому, смею предположить, ты лукавишь, когда говоришь, что дело малозначительное. Кроме того, вспоминаю свой давнишний разговор с одним из наших министров внутренних дел, который сказал золотые слова: «Для милиции не должно быть малозначительных дел. Она должна искать даже пуговицу, украденную у человека. Потому что для него, быть может, это крайне тяжелая в эмоциональном плане потеря: кто знает, может быть, эту пуговицу ему пришивала когда–то мать, уже ушедшая из жизни, и для него это памятный предмет. Хоть и мелкий». Я полностью разделяю эту позицию.

В твоих рассуждениях есть еще один момент, неприятно царапнувший. Ты на словах вроде бы против травли, но сама щедро раздаешь ярлыки тем, кто против воровства цветов. Вот они у тебя, в ироническом ключе, «блюстители высокой морали», а вот и «самозваные хозяева городских палисадников». Я тебе так скажу: для того чтобы считаться хозяином участка земли, не обязательно выбивать где–нибудь поблизости в граните свое имя — достаточно просто хозяйничать на этом участке. Приводить его в порядок, содержать в чистоте и украшать на радость большому числу людей, а не одной гражданке, которая палец о палец не ударила, чтобы приумножить эту красоту. Но почему–то она возжелала попользоваться результатами чужого труда, а ты ее еще и защищаешь.

Вот тебе, Люда, примеры из моего личного опыта. На этаж ниже нашей квартиры живет Наталья, которая каждый год собственноручно украшает палисадник общего 12–квартирного дома. Высаживает там цветы, пропалывает, огораживает... словом, старается. Тратит личное время для общего блага. Что греха таить, мы ей не помогаем — у кого умений не хватает, у кого времени. Но весь дом ей искренне благодарен и мы всем миром ополчимся на того, кто возьмется эту красоту порушить. Как в свое время ополчились на соседа, который единолично решил вырубить куст жасмина, дабы он не заслонял ему свет в окошке. Я хочу сказать, что в нашем асфальтовом бытии любой клочок земли, дарящий окружающим естественную природную красоту, — на вес золота. И речь тут не столько о деньгах, впрямую потраченных на семена и саженцы. Вложенный труд трудно измерить линейкой административного кодекса. Но люди–то, не обремененные излишними юридическими знаниями, подходят с совсем другими мерками: они взвешивают эстетическое удовольствие, которого лишились. И совершенно справедливо считают, что вандал–одиночка, покусившийся на всеобщую радость, должен быть наказан.

Про мальчика Колю из Уренгоя ты бы лучше вообще не упоминала. Во–первых, тут абсолютно разные весовые категории проступка. Разорительница клумбы покусилась на рукотворное украшение одного–единственного дома в Витебске, а подросток Коля — на всеобщую народную память о войне. Во–вторых, я бы много мог сказать о «невинно убиенных», по версии Коли, нацистских захватчиках, но в основном нецензурно — редактура не пропустит. В–третьих, ты невольно сыграла в поддержку моей позиции, точно подметив, что в обоих случаях интернет взорвался негативными комментариями. Это, на мой взгляд, крайне положительный момент, свидетельствующий как об отрицательном характере обоих проступков, так и о человеческом неравнодушии к ним. Будь выступление в бундестаге или воровство цветов мелкими, не стоящими внимания происшествиями, никто бы не обратил на них внимания. А тут, гляди, целая волна поднялась...

Дело в том, Люда, что не будь глобальной сети, объекты массовой, как ты говоришь, «травли» даже не поняли бы, как общество оценивает их поступки. Таким образом, интернет превратился в полезнейший инструмент общественного порицания. Это в советские времена человека, совершившего правонарушение, прорабатывали только на собрании трудового коллектива. Теперь же его стыдят не пару десятков коллег, а сотни тысяч людей, причем делающих это не по приказу руководства, а по велению души. Не согласна их душа с поступком «флористки» или скандальным выступлением в бундестаге, вот и выплескивается это несогласие в публичное пространство. Что, я думаю, куда действеннее, чем обсуждение на партийно–хозяйственном активе или даже в суде по административному правонарушению. Огромная, на весь мир, доска позора — куда эффективнее штрафа или милицейского назидания. Думаю, теперь незадачливая похитительница очитков будет осмотрительнее. А пример ее массового осуждения, надеюсь, послужит предостережением для других любителей чужих цветов. Ничего другого, убежден, и не надо. Теперь наши клумбы целее будут.

rud@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...