Клеймо "химика" неистребимо. Пока...

Свыше 7700 человек отбывают в настоящее время наказание в виде ограничения свободы, по старой привычке именуемое в народе «химией». Такая мера наказания все шире применяется судами. Если в 2001 году ей подвергался каждый десятый осужденный, то в минувшем – уже каждый седьмой. В первой половине нынешнего года 14,32 процента всех осужденных являлись «химиками», а точнее, находились под надзором в исправительных учреждениях открытого типа. Коль стройки обходятся в основном без их помощи, то ныне эта неквалифицированная рабочая сила находит себе применение в сельском хозяйстве. Именно сюда направляется 71 процент осужденных этой категории.
Свыше 7700 человек отбывают в настоящее время наказание в виде ограничения свободы, по старой привычке именуемое в народе «химией». Такая мера наказания все шире применяется судами. Если в 2001 году ей подвергался каждый десятый осужденный, то в минувшем – уже каждый седьмой. В первой половине нынешнего года 14,32 процента всех осужденных являлись «химиками», а точнее, находились под надзором в исправительных учреждениях открытого типа. Коль стройки обходятся в основном без их помощи, то ныне эта неквалифицированная рабочая сила находит себе применение в сельском хозяйстве. Именно сюда направляется 71 процент осужденных этой категории. Выходит, что пока неистребимо клеймо «химика», оставшееся в сознании общества в пору деятельности спецкомендатур, где содержались условно осужденные и условно освобожденные с обязательным привлечением к труду. Сейчас оно присваивается тем, кто осужден к ограничению свободы. В этом нет ничего удивительного. Нынешние исправительные учреждения открытого типа по модели ничем не отличаются от существовавших ранее спецучреждений. Правда, приказом министра внутренних дел Беларуси штаты исправительных учреждений открытого типа, ранее находившиеся в распоряжении районных и городских органов внутренних дел, с 1 января 2005 года переданы Департаменту исполнения наказаний. Однако, как показали проверки, проведенные органами прокуратуры в последнее время, кардинального улучшения в деятельности исправительных учреждений открытого типа не произошло. Эффективность этой меры наказания, которая, по существу, является своеобразной заменой лишения свободы, невысока. Местные органы исполнительной власти часто уходят от вопросов создания нормальных бытовых условий для осужденных. Несмотря на то, что Уголовно-исполнительным кодексом на них возложена обязанность оказывать содействие ИУОТ в решении этой проблемы. Особенно неблагоприятное положение сложилось в ИУОТ № 14 (Полоцкий район), № 4 (г. Береза), № 35 (г. Заславль). Общежитие ИУОТ № 10 (Витебская область) рассчитано на одновременное проживание 74 осужденных, однако до недавнего времени в нем располагались 199 осужденных. В деревне Мороськи Молодечненского района есть трехэтажное общежитие. На первом и втором этажах его проживают осужденные, отбывающие наказание в исправительном учреждении открытого типа № 38, а третий этаж занимают местные жители. Такое положение существует долгие годы, фактически со дня открытия спецучреждения. Возникает вполне резонный вопрос: так кто здесь «мотает» срок?.. Недавно коллегия Прокуратуры Республики Беларусь проанализировала практику исполнения наказаний в виде ограничения свободы. Выступая с докладом, заместитель Генерального прокурора Александр Ивановский сделал такой вывод: ограничение свободы, безусловно, защищает осужденных от влияния многих отрицательных факторов пенитенциарной системы. Но порядок исполнения указанного вида наказания абсолютно не соответствует целям уголовного наказания. Более того, если быть до конца откровенным в оценке существующей системы исправительных учреждений открытого типа, то при наличии минимального ограничения свободы в выборе места жительства, временного места работы, при ней наступает полная свобода от большинства других обязанностей: реального содержания семьи, воспитания детей, ухода за престарелыми родителями, ответственности перед трудовым коллективом, от обязанностей проходить лечение от алкоголизма и наркомании. Спрашивается: зачем тогда государству такой бесперспективный исправительный механизм? В настоящее время на балансе Департамента исполнения наказаний, пояснил его начальник Владимир Ковчур, находится только 20 из 51 здания ИУОТ. 31 здание принадлежит предприятиям, в основном сельскохозяйственным, на которых работают осужденные. — Если здание не на нашем балансе, — заявил Владимир Александрович, — то мы не имеем права вкладывать в него средства, тратить деньги даже на белье для осужденных. Для них постановлением правительства введена норма жилья не менее 6 квадратных метров. Думаю, не каждый студент, проживая в общежитии, имеет такую площадь. Считаю, что достаточно для осужденного и 2—2,5 квадратного метра. Генеральный прокурор Беларуси Петр Миклашевич, председательствовавший на коллегии, и докладчику, и многим выступающим в прениях задавал в разных вариантах такой вопрос: в состоянии ли МВД и его Департамент исполнения наказаний в полной мере устранить нарушения уголовно-исполнительного законодательства, о которых говорится в обширном представлении, направленном недавно прокуратурой в адрес министра внутренних дел, своими силами обеспечить кардинальное совершенствование исполнения наказания в виде ограничения свободы? Ответы были единодушными: чтобы добиться перелома негативной ситуации, складывающейся в учреждениях открытого типа, требуется помощь и правительства. Тем более что понадобятся немалые капитальные вложения для того, чтобы обеспечить осужденным этой категории надлежащие бытовые условия. Поэтому коллегия Прокуратуры Республики Беларусь решила направить информацию в связи с решением этой злободневной проблемы правительству. При ее решении дают о себе знать неоднозначные процессы, разного рода противоречия. По логике, наша страна должна свести до минимума наказание в виде ограничения свободы (если обратиться к опыту наших ближайших соседей, то, например, Украина отказалась от такого вида наказания). Не секрет, что у нас оно вводилось как своеобразный переходной этап. Во всем мире все активнее при отправлении уголовного судопроизводства применяются экономические санкции. Беларусь в силу ряда причин не может идти быстро по этому пути. Более того, в последнее время наблюдается процесс нарастания этой меры наказания. Это, с одной стороны, позволило разгрузить до оптимальных показателей следственные изоляторы, колонии, иные места лишения свободы. С другой – на местном уровне до сих пор не удалось избавиться от многочисленного негатива, который сопровождает наказание в виде ограничения свободы. Отсутствие надлежащих условий проживания, питания, работы и т. д. порой приводит к тому, что осужденные сознательно уклоняются от отбытия этого вида наказания и идут в места лишения свободы, где больше определенности и отлаженности. Издержки такого рода беспокоят не только правоохранителей, но и представителей судейского корпуса. Они часто об этом говорят на совещаниях при обсуждении проблем третьей власти. Данная проблема действительно приобрела значимость и масштаб государственной. При ее решении требуется взвешенный, комплексный подход. На него вправе рассчитывать и осужденные, и все население нашей страны.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости