На контроле Президента: какое будущее у НПЗ?

Кластер новых технологий

На белорусских нефтеперерабатывающих заводах продолжается модернизация. Крупнейшие инвестиционные проекты выведут нашу нефтепереработку на новый уровень развития. Какие перспективы ждут отечественные НПЗ? Сколько углеводородов будем добывать сами и как выжать максимум из черного золота? О людях и технологиях, которые обеспечивают будущее Беларуси, в новой серии проекта Агентства теленовостей, вышедшей на канале «Беларусь 1».



Еще недавно в экспозиции музея Новополоцка стояли лишь колбы с российской нефтью. Постепенно новых флагов становится все больше. Нефть венесуэльская, норвежская, американская, из Саудовской Аравии… К моменту съемок на «Нафтан» прибыла уже двенадцатая танкерная партия из альтернативных источников. Из этой нефти, впрочем, как и из традиционной российской, на выходе получится бензин, дизельное топливо и другие продукты. Модернизация, первый этап которой завершился на белорусских НПЗ еще в 2015-м, позволяет получать высокое качество. Белорусы первыми на пространстве СНГ предложили потребителям продукты класса «Евро-5». Их предпочитают премиальные рынки.

— С начала года мы уже переработали несколько сот тысяч тонн альтернативной нефти. Мы научились с ней работать, наши установки обеспечивают нормальный технологический режим. Получаем достойный продукт,
— говорит заместитель гендиректора ОАО «Нафтан» Сергей Евтушик.

Более 60 процентов продукции двух белорусских НПЗ идет на экспорт.

«Белоруснефть» за последнее десятилетие вошла в плеяду крупных компаний мира. За этими достижениями — годы труда многочисленных коллективов и особое внимание государства к нефтепереработке как стратегическому комплексу.

Собственно, история Новополоцка как раз и началась с решения построить на мхах и болотах стратегический объект. В Советском Союзе такого еще не было. Промышленный гигант возвели в рекордные сроки — всего за пять лет! А первая нефть прибыла на завод из Башкирии, рассказала старший научный сотрудник музея истории и культуры Новополоцка Светлана Филиппенкова:

— В то время не было трубопроводов и нефть привозили по железной дороге цистернами.

Завод снабжал весь северо-запад Советского Союза, фактически пятую часть СССР. В 1990-е, понятно, столкнулись с падением производства.

— Предприятие сумело выстоять и сохранить коллектив. В конце ­1990-х мы уже начали поэтапно развиваться. Сейчас идет реализация инвестпрограммы, которая рассчитана до конца 2020 года, — говорит Сергей Евтушик.

Вернемся в апрель 2019-го. Послание Президента народу и Парламенту, в котором всегда звучит самое важное для страны и ее развития. Нефтепереработка — отдельная тема. Модернизация идет тяжело. Мировое падение цен на нефть не позволило набрать нужный темп промышленным гигантам, чтобы вовремя завершить переоснащение. Однако Александр Лукашенко поручил тогда не расслабляться:

— Хочу обратить особое внимание на окончание, притом скорейшее окончание, модернизации двух нефтеперерабатывающих заводов. Чтобы мы не ходили с протянутой рукой и не кланялись, а покупали, как все, на мировом рынке, перерабатывали и получали прибыль!


И белорусский лидер попал в точку! То, что собственная сильная нефтепереработка сродни независимости государства, — его же тезис. В июне прошлого года, будучи на «Нафтане», Президент ознакомился с реализацией инвестпроекта. Кризис с поставками российской нефти в тот момент был уже близок. Серьезным испытанием стала и грязная нефть, попавшая на наши заводы. Но топливно-энергетический комплекс страны справился.

Промежуточные итоги работы отрасли подвели в прошлом месяце на совещании у Президента. Как заявил Александр Лукашенко, от надежности работы топливно-энергетического комплекса, его мощности зависит вся наша экономика и национальная безопасность:

— Это показали события конца прошлого и начала этого года, когда мы были вынуждены бороться за бочку нефти и кубометр газа. Государство вложило немало средств в модернизацию энергетики, и сегодня предприятия энергосистемы по оснащению находятся на таком же уровне, что и в ведущих европейских странах.


Современный «Нафтан» — кластер новых технологий. По завершении модернизации глубина переработки нефти на нем превысит 90 процентов. Вот что сказал по этому поводу заместитель председателя концерна «Белнефтехим» Владимир Сизов:

— Уровень технологий, которые сейчас применяются, почти несопоставим с теми, нефтеперегонными, по сути, заводами, которые были в середине 1990-х.

В частности, установка замедленного коксования сможет перерабатывать тяжелые нефтяные остатки и превращать их в высоколиквидные светлые нефтепродукты. Будет получен также и новый продукт — нефтяной кокс. А это новые ниши и дополнительная прибыль.


Семейных династий на «Нафтане» много. Завод — город в городе. Работают десять тысяч человек. Для многих тут прошла большая часть жизни. Поэтому, говорит заместитель главного инженера Юрий Кривач, все душой болеют за развитие предприятия и вместе радуются успехам. Как и новому продукту —первой сере, которую недавно получили на еще одной новой установке. Между собой ее называют легкими Новополоцка. Этот проект обошелся заводу в 130 миллионов долларов. Аналогичные эксплуатируются в Швеции, Болгарии, Польше, ОАЭ. Кроме плюсов в экологии, на выходе и новый продукт, который «Гродноазот» закупает пока за границей. Сера нужна для производства, например, удобрений и серной кислоты.

На Мозырском НПЗ в свое время запустили установку каталитического крекинга. Таких в мире всего лишь три. По сложности и мощности установку на предприятии сравнивали с космическими технологиями. И это стало первым шагом в глобальной модернизации предприятия. Сейчас мозырский завод сконцентрировал силы на масштабном инвестпроекте отрасли — строительстве комплекса гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков. Он позволит тяжелые остатки от переработки нефти — мазут и гудрон — переработать дальше. Комплекс станет крупнейшим в Восточной Европе. Выход светлых нефтепродуктов увеличится до 70 процентов. Ввод новых объектов — это и новые рабочие места. На этом производстве будет трудиться почти 300 человек. 

В центральной заводской лаборатории проверяется соответствие каждой партии бензина и дизтоплива заявленным характеристикам. Оборудование не хуже, чем у коллег из Европы. Если в начале заводской истории Мозырь выпускал всего семь видов продукции, то теперь почти в шесть раз больше! По словам зампредседателя концерна «Белнефтехим» Владимира Сизова, Мозырский НПЗ обеспечивает сегодня значительную долю украинского рынка. По автомобильным бензинам мы занимаем более 50 процентов, по дизелю — более 40. Ценность модернизации — в глубине переработки и возможности работать фактически с любой нефтью, где бы она ни добывалась, будь то Латинская Америка, Азербайджан, Иран или Беларусь.

Да-да, черное золото есть и в наших недрах. Конечно, не так много, как у соседей, но есть. В последние годы удалось усовершенствовать нефтедобычу. Новые технологии позволяют на имеющихся скважинах добывать больше нефти, чем раньше. Не прекращаются и поиски новых запасов. Уровень добычи нефти в этом году ожидается самый высокий за последние шесть лет.

— Если брать такие составляющие, как строительство новых скважин, то объемы бурения составят порядка 170 тысяч метров, что в три раза больше, чем наша компания бурила в 2001 году, — говорит гендиректор ПО «Белоруснефть» Александр Ляхов. — Из новых скважин мы впервые в прошлом году добыли более 100 тысяч тонн нефти.

«Белоруснефть» сегодня способна работать в любом регионе мира. Наши нефтяники бурили в Сибири, на Ближнем Востоке, в Индии еще со времен Советского Союза. Этот опыт не растеряли. За семь лет уровень добычи белорусами нефти в России увеличился в шесть раз! И это в условиях серьезной конкуренции.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: БелТА , Александр КУШНЕР , Антон СТЕПАНИЩЕВ