Минск
+4 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

На что могут рассчитывать молодые преподаватели, отважившиеся переехать в сельскую провинцию

Классная работа

В России активно обсуждается анонсированная Президентом программа «Земский учитель», которая по аналогии с «Земским доктором» предусматривает солидный социальный пакет тем молодым педагогам, кто отважится поехать в села и малые города. Но кто же учительствует на селе сегодня? За какие «коврижки» поехали они в глухую провинцию? Наш сегодняшний адрес — Калмыкия, где не первый год работает региональная программа помощи молодым специалистам.

В Оренбургской области трудится Антон Ляпин — самый молодой в России директор школы
СЕРГЕЙ МИХЕЕВ

На учительские «подъемные» — сто тысяч рублей — могут претендовать педагоги в возрасте до 35 лет, если они приступили к работе в глубинке не позднее трех месяцев после окончания вуза. Учитель должен минимум три года отработать в сельской школе. Есть случаи, когда на работу в село отправляются супружеские пары молодых учителей. Одна из таких пар — Давыд и Амелия Шургучиевы. К ним еду в село Садовое Сарпинского района. Это на автобусе часа три‑четыре, причем транспорт ходит в Садовое нечасто.

За окном бескрайняя серая степь, слегка припорошенная снежком. Взгляд цепляется за редкие деревца. Но ближе к Садовому деревьев становится больше. Наверное, название села обязывает. Заправка, кафешка, поворот налево, памятник погибшим в Великую Отечественную...

Садовская средняя школа N 1 располагается в здании 1956 года постройки. Сейчас здесь учатся 216 ребятишек. Наталья Русанова, директор садовской школы, в которой работают молодые педагоги, каждый день ездит на работу из соседнего села Коробкин 18 километров. Иногда остается ночевать в Садовом. Распознав в Давыде и Амелии таких же энтузиастов, Наталья нашла для них в селе небольшую двухкомнатную квартиру на первое время и оплатила бронь из собственного кармана. В школе молодым специалистам выделили наставников, да и сама директор посвящала молодых педагогов в тонкости профессии, которым не учат в вузе.

— Я сразу дала им классное руководство. Конечно, был определенный риск: справятся ли молодые учителя, примут ли их дети и родители. Но все получилось. Для нашей школы, где средний возраст педагогов за 50, жизненно важно привлекать молодежь. Кроме Давыда и Амелии к нам недавно пришли еще два молодых педагога. Они уже преподают информатику, биологию и химию и тоже подали документы на единовременную выплату. Большая проблема с учителями иностранных языков, еще нужен хотя бы один филолог, психолог, социальный педагог, — делится Наталья Русанова.

Амелия Шургучиева: Я ничуть не скучаю по городу. Да и городские живут не столько в городе, сколько в интернете
РУСЛАН МЕЛЬНИКОВ

Заглядываю в седьмой «А». 24‑летний Давыд Владимирович Шургучиев сам выглядит как старшеклассник, но урок ведет уверенно. Давыд преподает историю и географию. Плюс классное руководство у того же седьмого класса.

Ученики слушают, раскрыв рты. Тема — строительство царских палат. Когда звенит звонок на перемену, Давыд предлагает ребятам сравнить количество окон у царя и в их родной школе. Класс с энтузиазмом бежит в коридор.

— Когда я учился на гуманитарном факультете Калмыцкого госуниверситета, то даже не думал, что буду преподавать в школе, — признается Давыд. — Хотел пойти в магистратуру учиться на юриста. Еще звали на Север на хорошую зарплату. Но когда попал на педагогическую практику, понял, что мне интереснее работать с детьми. Конечно, это не просто. Современные подростки хорошо знают свои права, но порой забывают об обязанностях, и многое будет зависеть от того, сумеет ли их заинтересовать учитель своим уроком. Если будет интересно — дети станут благодарной аудиторией. Если нет — не будут работать. Поэтому ищу интересные повороты, использую анекдоты, загадки, стихотворения... 

А вот супруга Давыда 22‑летняя Амелия со школы знала, что станет педагогом. Она преподает русский и калмыцкий языки, но сейчас в декрете. Впрочем, когда муж может посидеть с детьми, Амелия тоже появляется в школе.

— Когда я брал справки в бухгалтерии, — рассказывает Давыд, — вся моя годовая зарплата как раз оказалась около ста тысяч рублей. Поэтому «подъемные» в таком же размере — это ощутимая помощь, хотя, конечно, их не сравнить с миллионом, который выдают молодым сельским врачам. Наших с супругой 200 тысяч рублей, наверное, хватило бы на небольшой старенький домик без удобств или на первоначальный взнос по ипотеке. Но мы решили на эти деньги взять машину. И к родителям съездить можно, и ребенка в садик или поликлинику отвезти, и в город выбраться... На оставшиеся деньги купили одежду себе и детям.

Недавно молодая семья перебралась в частный дом, его помогли купить родители. А пару месяцев назад у Шургучиевых родился третий ребенок. Теперь Давыд и Амелия растят сына Эренсена и дочерей Энкиру и Эльзяту.

По древнему калмыцкому обычаю, пока новорожденному не исполнится год, в дом нельзя приводить чужих людей, поэтому Давыд показывает мне свое хозяйство снаружи. Основательный забор, добротный каменный дом, просторный ухоженный двор, гараж. На одном из окон вижу занавеску в виде флага Калмыкии с изображением лотоса.

Давыд рассказал, что на 200 тысяч рублей «подъемных» они купили машину: теперь и к родителям съездить можно, и ребенка в поликлинику отвезти, и в город выбраться... 
РУСЛАН МЕЛЬНИКОВ

— Сейчас молодежь хочет, чтобы все было готовое, а в нашем селе, например, нет водопровода, поэтому приходится ­завозить воду. Но я ничуть не скучаю по городу. Да и городские ребята живут не столько в городе, сколько в интернете. А в интернет можно выйти и отсюда, — говорит Амелия.

Городские знакомые удивляются, как можно жить на зарплату сельского школьного учителя. Давыд объясняет как:

— Когда получаем зарплату, то записываем, каких продуктов у нас не хватает. Мясо нам часто привозят родители, но мы хотим завести на подворье свою живность. Сахар, макароны, картошку, овощи закупаем сразу и в больших количествах. После покупки продуктов платим за коммуналку. Это примерно три‑четыре тысячи рублей. Если все грамотно распределять, то на месяц зарплаты хватает.

Помогает экономить и то, что Давыд старается любую работу сделать сам. Научился ремонтировать машину и вставлять пластиковые окна, сейчас изучает в интернете, как уложить теплый пол.

— Все, что нужно для счастья, у меня есть, — по‑буддистски спокойно рассуждает Давыд. — Любимая жена, семья, интересная работа, дом, машина, спокойная размеренная жизнь... Думаю, немногие горожане могут такое сказать в свои 24 года. Конечно, мы останемся в селе. Нам здесь хорошо.

ДОСЛОВНО

Николай Очиров, глава администрации Сарпинского района:

— У нас в районе сейчас демографический подъем. Раньше в первых классах было по три человека, сейчас — 10‑11. Но остро ощущается недостаток молодых учителей. К сожалению, бюджет района не позволяет строить для них жилье с нуля, но есть некоторые планы. Недавно администрация выкупила недостроенное двухэтажное здание на 12 квартир. Будем его достраивать и предоставим эти квартиры педагогам. А если для учителей, которые приезжают работать в село, начнут выделять по миллиону рублей, проблема, думаю, решится быстро. Например, двухкомнатная квартира в Садовом стоит 500‑600 тысяч рублей, а за миллион можно купить или построить отличный дом.

К СЛОВУ

Сто тысяч рублей для молодых учителей, устраивающихся на работу в сельские школы, в Калмыкии выплачивают уже несколько лет. В 2013 году выплаты получили 57 педагогов, в 2014 году — пять, в 2015 году — 32, в 2016 году — 20, в 2017 году — 30 и еще 30 — в 2018 году. В 2019 году такой помощью смогут воспользоваться тридцать молодых учителей. На это уже выделено 3 млн рублей.

Руслан МЕЛЬНИКОВ.

melnikov@rostov.rg.ru

А КАК В БЕЛАРУСИ?

В Беларуси в сельской местности для учителей предусмотрена доплата 20% от тарифной ставки, подтвердила Валентина Герасимович, завотделом социально‑экономической работы Центрального комитета Белорусского профессионального союза работников образования и науки. Но куда больше бонусов в регионах у молодых специалистов, которые отправляются отрабатывать по распределению. C недавних пор распределение с таким статусом могут получить не только выпускники‑бюджетники, но и те, кто учился на платном отделении вуза.

В первый месяц работы наниматель должен выплатить молодому специалисту так называемые подъемные. Сколько это в денежном выражении, зависит от уровня образования вчерашнего студента и размера его стипендии в последнем семестре. А если молодой человек приехал отрабатывать распределение на территории, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС и заключает контракт на пять лет, ему положена единовременная выплата в 300 базовых величин (7650 белорусских рублей, или почти 236 тысяч российских). С началом работы молодые учителя получают различные надбавки, в том числе ежемесячные в размере одной тарифной ставки первого разряда. И если после отработки такой специалист остается, доплаты сохраняются еще на год. Хотя официально не закреплено, что бонусом к первому рабочему месту в регионах должно быть жилье, заинтересованные в кадрах местные власти серьезно подходят к этому вопросу: предлагают места в общежитиях, ставят на очередь на арендное жилье и помогают с поисками съемного. А если специалист распределяется не по месту постоянной регистрации, ему должны выплатить еще и компенсацию в связи с переездом. Кроме того, каждая организация имеет право устанавливать дополнительные меры стимулирования.

С другой стороны, в Беларуси многие сельские школы, в которых мало учеников и нерентабельно содержать педколлектив, в последние годы закрывают. Выгоднее организовать подвоз школьников из деревень на специальных автобусах в учебное заведение ближайшего более крупного населенного пункта, агрогородка или райцентра. Там и уровень обучения, и материальные условия деятельности педагогов, как правило, выше.

pasiyak@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...