Кировский сокол

ОН НАПИСАЛ письмо Иосифу Сталину с просьбой разрешить возглавить один из самых разрушенных колхозов на Могилевщине. Впоследствии колхоз «Рассвет» Кировского района под его руководством стал первым в послевоенном СССР колхозом-миллионером. Кирилл Орловский стал прототипом главного героя фильма «Председатель» и, возможно, главного героя повести Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол» Роберта Джордана. На его родине, в Кировском районе, установлен бронзовый бюст Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда и открыт музей. Его именем названы улицы белорусских городов — в Могилеве, Бобруйске, Клецке, а также школа в Кировске.

Кирилл Орловский всегда совершал поступки, о которых узнавали страна и мир

ОН НАПИСАЛ письмо Иосифу Сталину с просьбой разрешить возглавить один из самых разрушенных колхозов на Могилевщине. Впоследствии колхоз «Рассвет» Кировского района под его руководством стал первым в послевоенном СССР колхозом-миллионером. Кирилл Орловский стал прототипом главного героя фильма «Председатель» и, возможно, главного героя повести Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол» Роберта Джордана. На его родине, в Кировском районе, установлен бронзовый бюст Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда и открыт музей. Его именем названы улицы белорусских городов — в Могилеве, Бобруйске, Клецке, а также школа в Кировске.

Коржу он роднее брата

Кириллу Орловскому давалось много разных служебных характеристик. Но именно эта, когда партизанил в Западной Белоруссии, в наибольшей степени характеризует те качества, которые сохранял на протяжении всей своей жизни: «Боевой, храбрый, испытанный, вполне надежный и преданный работник, человек, обладающий природным умом организатора»…

Яркой страницей в биографии Кирилла Орловского стала испанская эпопея. Вместе с десятками тысяч антифашистов-интернационалистов из 55 стран мира он боролся против фашистских мятежников генерала Франко на стороне Испанской Республики. Орловский был советником в интернациональных разведывательно-диверсионных отрядах (герильерос). С небольшой группой в 12 человек под псевдоним «Стрик» он прошел сотни километров по тылам Франко, взрывая по пути мосты, пуская под откос эшелоны, громя тыловые гарнизоны противника. Бойцы-испанцы очень любили и уважали своего командира за его недюжинные способности разведчика.

Как-то раз во время выполнения разведывательного задания его выручил верный друг-белорус Василий Корж, вовремя подоспевший со своим интернациональным отрядом на помощь. Позже Корж вспоминал: «Ко мне из темноты поднялся человек, который был роднее брата, — Кирилл Орловский. Только на это его и хватило. Он буквально упал мне на руки:

— Ранен я, Вася. Много крови потерял. Вот уже неделю маковой росинки во рту не было. Нас двое раненых, идти я не могу, да и тот тоже.

— Берите раненого, — приказал я. — И — за мной.

Кириллу я коротко бросил:

— А ну-ка давай мне на закорки.

Так на спине и пронес я Кирилла Прокофьевича километров десять»…

Подпольный псевдоним – «Аршинов»

В конце октября 1942 года небольшая спецгруппа «Соколы» 4-го управления НКВД СССР во главе с Орловским приземлилась на парашютах в районе Выгоновского озера в Барановичской области. Поставлены сложные и ответственные задачи: вести постоянную разведку и сообщать в Центр сведения о размещении воинских частей и аэродромов немцев, строительстве складов, оборонительных сооружений, политических и экономических мероприятиях врага и следить за возможной его подготовкой к химической войне. Кроме того, «Соколы» должны были проводить диверсии на железных и шоссейных дорогах, уничтожать живую силу и технику гитлеровцев.

В первой половине 1943 года в пинских лесах при весьма драматических обстоятельствах судьба вновь свела Василия Коржа с его давним боевым наставником и другом Кириллом Орловским. Дело было так. Доктор Пинского партизанского соединения Воронович доложил Коржу, что в санчасть привезли нового раненого из другого отряда. Под наркозом он сделал ему вторичную операцию на обеих изуродованных руках. А когда раненый после операции очнулся, то первым вопросом его был такой: «Кто ваш командир?» Воронович сказал, что Корж. Орловский очень обрадовался и прошептал: «Да мы уже встречались в пинских лесах. Скорее давай сюда Василя, доктор!» Тот спросил, как доложить командиру соединения. В ответ услышал: «А скажи-ка ему, что некто Аршинов спрашивает».

Коржа после этих слов точно током ударило: «Аршинов! Да это же подпольный псевдоним Орловского в ту пору, когда он в двадцатые годы был командиром партизанского отряда в «Крессах Всходних». Как был в гимнастерке, выскочил Корж из штабной землянки и побежал к медсанчасти.

Перед ним лежал человек с бледным, осунувшимся лицом и забинтованными руками. Один из самых близких ему людей на земле. Василий Захарович склонился над Орловским. Глаза их встретились:

— Здравствуй, Кирилл! Наконец-то!

Тронув языком пересохшие губы, Орловский тихо прошептал в ответ:

— Ну, здравствуй, Василь. Вот и еще раз свиделись. А я обнять тебя даже не могу. Как в Испании. Тогда тоже не мог. — И Орловский устало умолк.

А утром Корж застал Орловского чисто выбритым. Его «здравствуй» прозвучало уже гораздо громче, и Корж обрадовался, уловив в этом слове присущий Кириллу Прокофьевичу задор. Тот улыбнулся и, хитро сощурив глаза, сказал:

— Выходит, по всем статьям обскакал ты меня, Василь. Я всего-навсего командир отряда, как и был двадцать лет назад, а ты — командующий целым партизанским соединением?

Толовые шашки взорвались в руках

17 февраля 1943 года группа во главе с Орловским уничтожила главного комиссара Барановичей Фенса, гебитскомиссара Барановичской области Штюра, двух комендантов полиции и нескольких солдат, захватив при этом важные документы, оружие.

В том лесном бою Кирилл Орловский был тяжело ранен. Произошло это так. Местный лесник Халецкий сообщил, что рано утром по заозерному большаку на кабанью охоту может поехать со своей свитой гауляйтер Кубе. Орловский тут же поднялся и приказал собрать остатки сил отряда. Он решил повести их на большак и устроить там засаду. Долго пролежали партизаны в сугробах. Но вот послышались голоса, и на дороге показались всадники. Потом из-за поворота вынырнули роскошные, покрытые коврами и мехами сани, в которых сидели нацистские начальники.

Но Орловский сигнала открыть огонь так и не дал. Ведь по дороге неслось до полусотни всадников, хорошо вооруженных. В стороны наставлены автоматы, ручные пулеметы. Враг настороже. Лучше остановить его, когда он, подвыпив, будет беспечно возвращаться.

Орловский, увидев возвращавшийся санный поезд, под звуки выстрелов побежал вдоль дороги. Он разыскивал того, кто ему был всех нужней. Собравшись с силами, метнул связку толовых шашек с капсюлем-детонатором. По усилившемуся смятению немцев понял, что метнул удачно, и приготовился бросить вторую связку, но в это время пуля фашистского автоматчика попала в детонатор, и толовые шашки взорвались в руках Орловского. Вытащил его из пекла боя старый друг испанец Хусто Лопес. Очнулся Кирилл Прокофьевич уже в партизанской землянке. Возле него хлопотал врач. Правая рука, оторванная по локоть, висела неподвижная, как чужая. Повязка, пропитанная кровью, обледенела и стала твердой. Ладонь левой руки с перебитыми пальцами посинела и тоже кровоточила.

После этого было несколько мучительных операций, проведенных в партизанской землянке с помощью обыкновенной пилы-ножовки. Другого «инструментария» у партизан-орловцев попросту не было. Так Кирилл Прокофьевич лишился правой руки и пальцев на левой. Больше уж ему не держать оружия. Теперь без помощи боевых товарищей он не мог ни одеваться, ни умываться, ни есть.

Однако Орловский не сломался… До конца августа 1943 года командовал отрядом, участвовал в боевых операциях. Затем его отозвали на Большую землю. А поздней осенью 1943 года два старых друга вновь встретились в Москве. Потом на знаменитом Чкаловском аэродроме Орловский провожал Коржа в тыл противника. На прощание они крепко обнялись:

— Да, Василь, завидую я тебе белой завистью. И генералом ты уже стал, и целым соединением партизан командуешь, и снова в наши с тобой края громить оккупантов улетаешь. Обскакал ты меня, по всем статьям обскакал. А ведь биографии у нас с тобой до нынешней поры схожие. Кажется, поменяй нас местами — и все опять в судьбах совпадет. Только вот теперь ты улетаешь, а я уже никуда не улечу…

Председатель «Рассвета»

В 1944 году в труднейшие для Белоруссии послевоенные годы Орловский начал руководить колхозом «Рассвет», о котором через десять лет узнал весь Союз.

За свой воистину титанический труд Герой Советского Союза Кирилл Орловский был удостоен в 1965 году звания Героя Социалистического Труда. Потом Звезда Героя труда зажглась и на груди Василия Коржа...

Всего на один год пережил Кирилл Прокофьевич своего боевого друга Василия Коржа, уйдя из жизни в 1968 году. И благодарная Беларусь помнит своих национальных героев…

Николай СМИРНОВ

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости