Минск
+2 oC
USD: 2.6
EUR: 2.85

Кинематографисты — люди живучие

В этом году в программе кинофестиваля «Кинотавр» представлено 14 картин...

Во время церемонии открытия XXI Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр» председатель жюри Карен Шахназаров вслух поразился живучести российского кино. Прошлогодний «Кинотавр» проходил в разгар кризиса, и в конкурсную программу вошли лишь те фильмы, которые успели снять до финансового обвала. Кое–кто тогда даже опасался, что главный смотр российского кино проходит в последний раз. Вскоре отказался от дальнейшего финансирования и постоянный спонсор кинофестиваля... Однако «Кинотавр», переживший разные времена, и в этот раз сумел удивить. В этом году в программе кинофестиваля представлено 14 картин, большинство из которых — малобюджетные работы дебютантов. И даже один фильм, снятый на фотоаппарат.


— Для хорошего кино кризис не имеет значения, — замечает Шахназаров. — Если у человека, извините, есть мозги и талант, он все равно в любое время снимет приличное кино.


Неигровые картины, прежде вытесненные здесь на периферию дополнительной программы, не пользующейся особым спросом, теперь представляет известный киновед Андрей Плахов, и в будущем, обещают организаторы, документальная программа станет отдельным событием фестиваля. Впрочем, в последнее время документальное кино и документализм так тесно переплелись, что уже не всегда понятно, где на экране реальность, а где вымысел. Как, к примеру, в игровой картине «Счастье мое», созданной на деньги Украины, Голландии и Германии режиссером–документалистом Сергеем Лозницей, родившимся в Беларуси, выросшим в Киеве, учившимся в России и живущим в Берлине. Две недели назад Лозница покинул Канны без единого приза за свой фильм, вошедший тем не менее в основную конкурсную программу Каннского кинофестиваля. Отборщики «Кинотавра» как чувствовали, что им стоит взять в свою программу эту картину, не попадающую в обычный формат...


Словом, нынешний «Кинотавр» заслуживает нашего самого пристального внимания. Не потому, что туда приезжают кумиры вроде Оксаны Акиньшиной, продемонстрировавшей фестивальной публике своего двухлетнего сына, или Владимира Машкова, на этой неделе признавшегося поклонникам, что в 46 лет стал дедушкой. Все это, конечно, любопытно. Но еще любопытнее увидеть новые возможности развития таких фестивалей. В конце концов, и от Минского международного кинофестиваля «Лiстапад» публика вправе ждать удивления и новых открытий.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...