Минск
+12 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Ничто так не шокирует наше общество, как ребенок на диете

Худой ребенок

– На завтрак я буду есть фруктовый салат, на ужин творог, — сказала мне дочь. 

Но ничто так не шокирует наше общество, как ребенок на диете.

В нашей стране детей принято кормить. Сытно и много. Борщ с ломтем хлеба, свиная отбивная, котлетки и пирог. Сверху полить компотом! Вот тогда от сердца отляжет, сыто дитятко. 

— Полежи, не бегай после обеда, пусть жирок завяжется, — любовно говорила мне бабуля, считая свою внучку неприлично худой.

«Худой» — вообще слово с негативным оттенком. Худой — это как плохой, неудавшийся. Я худой никогда не была, но в мечтах родственников все потомство рисовалось крепким и упитанным. Это такой признак добробыта и здоровья, как я понимаю. И если уж поехала на лето к бабушке в деревню, то щеки должны порозоветь, а попа поправиться. От чрезмерного количества клубники случалось и наоборот, но в основном, конечно, мама оставалась довольна результатом. 

Отварная картошка, кабачок, сливочное масло, сами сливки 20-процентной жирности. Все это взбивалось и получался суп. Сверху чашечка какао с булочкой. В 20 лет я обратила внимание, что ношу странные вещи, главное требование к котором — скрыть лишний вес. Но поскольку уже могла противостоять маме с ложкой, то тут же села на диету. В общем-то на этом все. Вес мой стабильный. И с высоты этого самого сброшенного веса я твердо могу сказать одно — не нужно закармливать детей.

Я вижу, как выкатываются из школы круглые девочки и мальчики, вряд ли у всех такое уж необратимое нарушение обмена веществ, скорее неправильные пищевые привычки. Они на ходу жуют какие-то сосиски в тесте, чипсы запивают соком. От одного вида этого быстрого перекуса у меня подкатывает к горлу, но дети так приспособились, им даже кажется это вкусным. На физкультуре две трети класса в группе «освобожденных». Две трети детей не могут полноценно заниматься физическими упражнениями! Я, когда узнала, была в шоке, в чем причина? В моем детстве все бежали 1,5 км вокруг школы, кто не мог бежать, шел. И хромые, и косые, простите за грубость. Сейчас врачи словно нарочно выискивают заболевания. Иногда мне кажется, что всему виной выросшее качество УЗИ-аппаратов, потому что то, о чем не знали раньше, сейчас стали возводить в культ. Дочь разбила коленку, доктор выписал на месяц освобождение от физры и порывался выдать такую же справку в школу, но я запретила.

— Пусть полечится!

— Пусть учится, — говорю.

Жестокая мать!

Девятилетняя Настя занимается гимнастикой, подружка наша. На завтрак ест отварное яйцо, на ужин все тот же лист салата, иногда с маслом. По мне, так Настя состоит из кожи, костей и мышц, но тренер считает, что там еще 2 лишних килограмма жира. Нет ни одной бабушки в округе, кто не уговаривает забрать Настю из спорта — такая ху-у-у-уденькая, зачем калечить ребенка, лишать детства? Правильно, пусть наестся до отвала и полежит! Но на Насте шкура горит, она по пять часов не выходит из гимнастического зала, в глазах блеск. Вот это, как по мне, здоровый ребенок, но принять это бабушкам сложно.

С тех пор как моя дочь решила стать супермоделью и начала ограничивать себя в питании, мне переодически присылают всякие страсти про анорексиков, подростков, которые от истощения перестали держать головы и чуть не погибли. Во всем есть свои крайности, конечно. Но думаю, что на каждого анорексика найдется пара тысяч тех, которые незаметно гибнут под грузом собственного веса. Так, приятельница оказалась в эндокринологическом отделении с внуком, у того подскочил сахар.

— Я двадцать лет здесь работаю, — говорила ей врач. — И поверьте, детей-диабетиков раньше были единицы, а теперь вот некуда новых принимать, все забито.

Факторов много — стрессы, экология, но то, как мы кормим их, тоже играет не последнюю роль. 

Как-то я читала интервью доктора Комаровского и была с ним полностью согласна в одном моменте, в других не всегда, но в том, что «здоровое дитя должно быть полуголодным, со сбитыми коленями, босиком и не на море летом оздоравливаться, а по возможности у бабушки с дедушкой на даче носиться и сметать весь обед под чистую по «собственной инициативе». 

Но мне кажется, что и наше общество меняется, так что не одна я такая, кто не подкидывает в детскую тарелку с утра до вечера горки блинов. Это у нас еда — культ, а они носятся с миллионом идей: то химические опыты с песком и водой придумывают, то строят муравьиную ферму, иногда и поесть забывают, зато потом как налягут, и то, что на пресыщенное состояние кажется невкусным, пресным и диетическим, улетает за мгновение. А дальше снова планы, проекты.

— Можно взять лопату и кусок ткани? Мы будем строить берлогу для ежа!

Пошли рыть, к обеду точно проголодаются. Съедят запеченные овощи и куриный суп. На здоровье! Кстати, мой младший вызывает всеобщее восхищение, когда в отпуске накладывает себе целую тарелку зелени, лука, петрушки, салата и все это съедает с таким аппетитом, что вы бы видели!

— Как вы этого добились?

— Это вкусно. Я сама так ем.

Это, кстати, еще один фактор, как вы сами едите. Дети подсматривают и копируют. Так что не воспитываем их, а воспитываем себя и свои пищевые привычки.

Всем здоровья! И стройности.

sulimovna@rambler.ru
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.11
Загрузка...