Минск
+5 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Ветеран ВОВ — о боевых вылетах на «деревянных» самолетах и встречах с противником лицом к лицу

Хроники ночного бомбардировщика

Подполковник авиации в отставке Александр Николаевич Комаров встречает нас по форме в прямом и в переносном смысле. В свои 94 года ветеран сохраняет завидную выправку, о чем говорят и лежащие на полу в прихожей гантели. Он подтверждает догадку: «С молодости спортом занимался, имею разряды по гимнастике, лыжам, стрельбе. И конечно, зарядка. Тратишь десять минут каждое утро, а здоровье сохраняешь на долгие годы. У меня и сейчас давление, сердце такие, что врачи удивляются». Удивляться есть чему, особенно зная, какие испытания выпали на долю этого человека в годы юности, опаленной войной… 

Александр Комаров.

Полеты во тьме

Детство нашего героя прошло в Ленинграде. Семья жила в коммуналке на Невском проспекте. Отца арестовали в разгар репрессий. Окончив восьмой класс, Саша поехал на лето к бабушке в деревню в Ярославской области. А через неделю началась война. 

Мужчины ушли на фронт. Вместе с такими же пацанами юный ленинградец трудился в колхозе, а когда нависла угроза оккупации, копал противотанковые рвы. К счастью, до тех мест гитлеровцы не дошли. А в январе 1943-го Александра, которому недавно исполнилось лишь семнадцать, призвали в армию. Сперва взяли в воздушно-десантные войска, но вскоре юноша оказался в школе младших специалистов. После трех месяцев учебы — отправка на Юго-Западный фронт (позднее — 3-й Украинский). Служить довелось помощником механика в 719-м полку ночных бомбардировщиков: 

— Звучит громко, но в действительности это были устаревшие самолеты Р-5. Их конструкция состояла преимущественно из деревянных материалов. Пропеллер деревянный, обшивка фюзеляжа фанерная. Использовалась также перкаль — хлопчатобумажная ткань и казеиновый клей, из-за чего Р-5 легко воспламенялись и в считаные минуты сгорали дотла. Скорость полета едва превышала 200 км/ч. Для воздушного судна это немного. Экипаж из двух человек находился в открытых кабинах. Условно говоря, такой самолет при желании можно было сбить даже из винтовки.

Экипаж из двух человек находился в открытых кабинах.

Поэтому на задания Р-5 летали только ночью в безоблачную погоду. Из-за отсутствия радиосвязи пилоту приходилось ориентироваться по звездам, компасу и доверять собственной интуиции. Едва ли не единственным преимуществом была скрытность, с которой Р-5 могли атаковать вражеские позиции. Этот козырь летчики использовали как могли: 

— Перед линией фронта самолеты набирали максимальную высоту, чтобы уберечься от огня зениток. Над вражеской территорией разворачивались и шли на снижение. На малых оборотах двигателей почти не слышно. Сбрасывали бомбы на цели и с максимальной скоростью возвращались на свою территорию. Расчет делался на то, что тебя не обнаружат. Изрешеченных, чудом дотянувших до аэродрома машин не было. Обычно Р-5 возвращались целыми или же не возвращались вовсе.

День рождения с банкой каши

По своим обязанностям младший сержант Комаров занимался обслуживанием самолетов. С рассветом главной задачей была их маскировка, чтобы машины не уничтожили во время вражеских налетов. Самолеты прятали в специальных капонирах, сами укрывались в землянках. 

Несколько раз Александру приходилось участвовать и в вылетах на месте штурмана. Один из полетов, так и не начавшись, едва не закончился трагедией. Раскачавшись во время разбега по взлетной полосе, самолет зацепил крылом землю. Произошло крушение:

— Спасло то, что уцелел бак. Иначе мы бы сгорели заживо, не успев выбраться. Досталось мне тогда здорово: все лицо было разбито, трещина в ребре. Как раз тогда полк менял дислокацию, а меня оставили охранять поврежденный самолет. Ночью пошел ливень. Чтобы укрыться, залез под машину да уснул. Проснулся в холодной луже — дело осенью было. С воспалением легких попал в госпиталь. Выписали меня в день рождения, выдали сухпаек. По пути в часть захотел покушать. Котелка не было — пришлось готовить на костре в консервной банке. Сварил кашу, поел — так отметил я свое восемнадцатилетие. 

Были советские — стали польские 

В 1944-м на вооружение поступили новые самолеты. Устаревшие Р-5 сменили Пе-2 — самые массовые пикирующие бомбардировщики времен войны. А в следующем году авиаполк вошел в состав ВВС Войска Польского под названием «3-й польский бомбардировочный авиаполк». Хотя поначалу в нем были только советские военнослужащие, носившие чужую форму. Помимо выполнения боевых задач, занимались подготовкой польских авиаспециалистов. Александр Николаевич считает, что это был политический ход: требовалось возродить вооруженные силы Польши, уничтоженные нацистами в начале Второй мировой войны. 

В мае 1945-го авиаполк находился у границы с Германией. Ветеран вспоминает о том, как узнал про победу:

— О капитуляции сообщили ночью по телефону. Что там произошло! В военном городке, где находились офицеры, стрельба началась, грохот! Мы, солдаты, жили на аэродроме. Услышали, вскочили, схватили оружие, бежим… Думали, немцы прорвались. А тут — победа! На радостях побежали в лес, заминировали сосну толовыми шашками и взорвали. Вроде как свой салют устроили. Сейчас об этом смешно и даже как-то неловко вспоминать. Но нам было по 18—19 лет — дети… 

И хотя большую часть времени Комаров находился вдали от передовой, дважды ему пришлось столкнуться с противником лицом к лицу. Впервые — во время освобождения Молдавии. Вместе с двумя товарищами нарвались на трех немецких солдат. Красноармейцев спасло то, что автоматы они держали в руках и успели открыть огонь первыми. В короткой дуэли гитлеровцы были уничтожены. Второй случай произошел в Западной Украине, уже после победы. Находясь на охоте, Комаров попал на прицел к скрывавшемуся в лесу националисту из ОУН. Враг был в засаде, но выдал себя лязгом винтовочного затвора. Молодого бойца спасли реакция и меткий выстрел на звук… 

Под мирным небом 

Продолжая службу в ВВС, Александр Николаевич стал офицером, осваивал первые реактивные самолеты. В начале 1950-х его дивизия участвовала в Корейской войне. Официально СССР в нее не вступал, однако оказывал поддержку КНДР с воздуха. По факту же советские асы вели воздушные бои с американскими. 

После учебы в академии Комаров служил в части ракетных войск под Одессой. Там познакомился с будущей женой Светланой на новогоднем «огоньке» в Доме офицеров. По завершении службы супруги, которые в прошлом году отметили золотую свадьбу, переехали в Гомель. Светлана Андреевна почти 40 лет отработала школьным учителем, награждена орденом «Знак Почета». 

У четы ветеранов трое взрослых детей, семеро внуков и правнук. О том, что такое война и какой ценой оплачена Победа, они знают из первых уст родителя, которому посчастливилось пройти все испытания и остаться в живых. 

prolesk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Иван ЯРИВАНОВИЧ
Загрузка...