Хранительница музейных тайн

Хранительница музейных тайн. История экскурсовода с 60-летним стажем

Национальный художественный в ожидании своего юбилея. За почти восемь десятилетий в истории этого уникального собирателя и хранителя культурных ценностей произошло немало важных, сложных и определяющих событий. В ежедневном расписании музея несколько десятков тематических экскурсий, в штате — десятки подготовленных экскурсоводов. Все они сегодня используют наработки и опыт самого первого экскурсовода в истории музейного дела Беларуси — искусствоведа Ирины Васильевны Назимовой. Она давно на заслуженном отдыхе, но согласилась рассказать нам о том, какой была самая первая экскурсия в главном музейном хранилище страны.

Первая экскурсия

— Ирина Васильевна, в каком же году состоялась первая экскурсия в Национальном художественном музее? Какой она была, и кто был первыми посетителями?


— У главного белорусского музея история началась еще до войны. В 1939-м. Тогда это была Минская картинная галерея, формировать коллекцию которой начинал известный белорусский художник-керамист Николай Прокопьевич Михолап. Он многое успел сделать до войны: в экспозицию вошли произведения из музеев Витебска, Гомеля, Могилева, что-то подарила Третьяковка, Русский музей. После воссоединения западнобелорусских земель с БССР в коллекцию поступили предметы из замка Радзивиллов в Несвиже. Но после началась война, и то хрупкое национальное музейное дело разрушилось, как и вся страна. После войны вместе со всей Беларусью стал восстанавливаться и национальный фонд искусства, и во главе этого неимоверно сложного процесса стала энтузиаст и подвижник, директор галереи Елена Васильевна Аладова. Она пригласила меня стать первым экскурсоводом галереи, и первая моя экскурсия состоялась в августе 1957 года. Тогда музейные сокровища и залы размещались на площади Свободы. Предметов было крайне мало. Экспозиции только формировались. Я вела экскурсию, посвященную древнебелорусскому искусству, для зарубежных гостей, посланцев из Польши. Волновалась, конечно. Но помогла увлеченность — после первых двух минут так сама заразилась темой, что даже позабыла статус тех, для кого работала. 

— Вы сказали, что вас пригласила Аладова. Почему именно на вас пал ее выбор?

— Я родом из Грузии, из Тбилиси. С детства очень интересовалась искусством и после школы поехала в Ленинград. В 1950-м поступила в Академию художеств на факультет истории и теории искусств. Хотела стать искусствоведом. Я еще находилась в преддверии диплома, когда к нам в вуз приехала Елена Васильевна. 

Она пригласила меня в Беларусь, там нужны были специалисты. И я переехала. Большую роль в моем решении уехать жить и работать в Беларусь сыграл мой муж, теперь известный художник, а тогда — тоже молодой, начинающий, одержимый возрождением культуры на своей малой родине Владимир Стельмашонок. Когда я приехала в Минскую галерею, здесь уже работали высококлассные сотрудники, но это были единицы. Искусствоведов только двое: я и приглашенная коллега из Москвы.

Первую экскурсию в музее Ирина Васильевна провела в далеком 1957-м

Коллекцию собирала с нуля

— Расскажите об этом замечательном человеке. Как после войны ей удалось собрать неплохую коллекцию? 

— Она собирала коллекцию практически с нуля. Можно сказать, на собственном энтузиазме. Для закупки произведений искусства Министерством культуры средств выделялось очень мало. Елене Васильевне приходилось прибегать к нетрадиционным подходам, например, к чемоданам с яствами. А еще — собственное обаяние. Она была милая, женственная и в личной беседе могла увлечь любого. Она убеждала частных коллекционеров, что их прекрасные запасники не имеют тех температурно-влажностных и иных параметров, чтобы хранить шедевры, и предлагала помощь, чтобы работы не погибли, а обрели долголетие в стенах музея и радовали как посетителей, так и самих собирателей. Она многое привезла из музеев России. В Москве о ней ходили разные сплетни. Местные даже побаивались Аладову, мол, вот она приезжает, значит, начнет укорять: «Вы губите вещи!» — и что-нибудь у кого-нибудь да выцыганит. Так и было. Потрясающего таланта была женщина. Благодаря ей музей возродился. В конце 1970-х она уже не могла ходить на работу, но все равно считалась генеральным директором. Все ее уважали и любили. Не просто как руководителя, а как энтузиаста от мира искусства. 

Главное — любить искусство

Своей работе в НХМ Ирина НАЗИМОВА в первую очередь обязана тогдашнему директору Елене АЛАДОВОЙ
Вы сейчас на заслуженном отдыхе. Сколько лет отдали профессии? Сколько экскурсий провели, какие наработки оставили коллегам? 

— Начинала я работу в галерее в 1957-м, ушла в 1970-м. Экскурсий я провела тысячи. Разных и для разных людей. Особенно в свое время мне доверяли проводить туры для иностранных гостей, эксклюзивные экскурсионные программы. Я всегда сопровождала выставки зарубежного искусства. У меня огромный опыт организационной и лекторской работы. И я всегда ее обожала. Главное в нашем деле — любить искусство. Чтобы помочь кому-то полюбить прекрасное, нужно самому прекрасным проникнуться. Я давно на пенсии, но дня не проходит, чтобы не взяла в руки какой-нибудь альбом и не начала перелистывать, любоваться. Недавно вот снова просматривала репродукции Врубеля. Это беспрерывное наслаждение. Это вечная музыка в каждом эпизоде, в каждом штрихе.

Тамара БОРИСОВА

Фото из архива автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи