Беларусь Сегодня

Минск
+24 oC
USD: 2.07
EUR: 2.33

Минский доктор собрал наиболее полную коллекцию советских часов

Хранитель времени

Для минчанина Олега Коляды время — деньги. В буквальном смысле. 10 лет назад врач по профессии, искатель по натуре поддался магии цифр и стрелок и начал собирать коллекцию, которой сегодня позавидует любой часовой завод. Ходиков в доме у Коляды почти столько же, сколько дней в году: под 360 моделей. Большинство — советского производства: московских заводов «Полет» и «Слава», петродворцовой «Ракеты», чистопольского «Востока», угличской «Чайки» и, конечно, минского «Луча». Каждая из моделей в собрании коллекционера — не только дань уважения легендарным концернам, но и эксклюзивы, за которыми на форумах и барахолках ведется настоящая охота. Как искусство строгих форм превратить из хобби в коллекцию и где искать часовые раритеты? Олег Коляда нашел свое время среди тысяч других механизмов.


На руке у доктора — скромные (но только на первый взгляд!) Omega Speedmaster. Название, которое любители часов произносят едва ли не с придыханием. Модель Moonwatch, например, побывала на Луне — она одна из немногих сертифицированных NASA для космических полетов. Часы Omega были на Алексее Леонове в момент стыковки «Союз» — «Аполлон». 

— Модель на моей руке в среде коллекционеров также известна под прозвищем «кирпич». Выпущена ограниченным тиражом 2.000 штук к 125‑летию компании. Механизм здесь мануфактурный — то есть такой, который разработан, произведен и собран на одном производстве. Именно такие я собираю. Они ценятся больше всего. 


После победы над гравитацией, кажется, удивить чем‑то еще очень сложно. Когда точно любовь к стрелкам и циферблатам переросла в коллекционирование, Олег Георгиевич уже и не вспомнит. Просто однажды заметил, что все больше времени начал проводить на форумах, общаясь с коллегами из других стран, читать специальную литературу, разбираться в тонкостях часового мастерства, копаться в объявлениях и на барахолках.

— Интерес к советским часам во всем мире возник относительно недавно. И пробудили его, как ни странно, иностранные коллекционеры, которые начали скупать советские модели. И я тоже этим увлекся. Да так, что со временем собрал довольно приличную по меркам Минска коллекцию. При этом у меня нет цели найти все модели — это просто невозможно. Вариантов их оформления более 5 тысяч. Самые интересные лично для меня — советские часы 1950 — 1970‑х, которые, кстати, пользовались успехом во всем мире, по качеству исполнения они приближались к швейцарским и японским. Отечественные запчасти, пружины, камни — все это огромными партиями шло на экспорт. 


Самые ранние из советских в коллекции Олега Коляды — обычные «Кировские» 1937 года. А вот самые интересные — юбилейные, посвященные десяткам различных дат славной советской истории: от Олимпиады‑80 (угадайте, кто изображен на циферблате?) и победы минского «Динамо» в чемпионате СССР до беспересадочного перелета Валерия Чкалова через Северный полюс. Последние, кстати, выпустил минский «Луч».

— С большим азартом охочусь за советскими служебными часами. Они не продавались в магазинах, их получали исключительно для работы. Есть, например, несколько командирских — это модель 1965 года, тогда их дарили не ниже полковника. Особенность — механизм с функцией стоп‑секунды. Более сложные модели получали летчики, это так называемые штурманские хронографы. Что интересно, ранние модели тех часов пилоты брали не очень охотно: от перепада высоты вылетало стекло. Есть у меня и часы с 24‑часовой индикацией циферблата — их выдавали полярникам. А вот и очень редкий «Восток». Прецизионный механизм — то есть особо точные. Прообразом стал швейцарский «Зенит». Потом их тестировали и, если показатели были хорошие, пускали в работу. А если точность была недостаточной, то на циферблате писали просто «Восток». Без пометки «прецизионные».

КОЛЛАЖ ТАТЬЯНЫ ТРАФИМОВИЧ.

Отдельная часть коллекции — советские медицинские часы. Их отличительная особенность в циферблатах, на которых изображена чаша со змеей и пульсовая шкала. В СССР разновидностей медицинских часов было более 12. У минского доктора — наиболее полное собрание. 

— Из любимых моделей — часы «патологоанатома», как я их называю, выпущенные Петродворцовым часовым заводом. Модель не редкая, но интересно сочетание корпуса, прозванного «гробик», и черного циферблата. 

Еще один любимец и большая гордость коллекционера — кварцевый «Луч Колледж» с циферблатом «тигровый глаз». В свое время эта модель претендовала на «хит сезона». 

— В советские годы пределом мечтаний всех граждан были японские часы Orient, которые носили исключительно партработники и валютчики. Стоили они 250 рублей — большие деньги по тем временам. И «Луч» сделал очень похожие. Массово их начали выпускать в 1993‑м, но я нашел часы из опытной партии. На них написано «СССР», а корпус сделан из нержавейки. Но самое интересное, что нашел я их в ведре с хламом у часовщика. 

Часовая мода, говорит Олег Коляда, нетороплива, но прогресс не остановишь. Впрочем, классика вызов эпохи смартфонов принимает легко: 

— Конечно, сегодня время можно узнать, просто посмотрев на экран смартфона, но как же эстетическое наслаждение? Даже молодежь, я заметил, начала отходить от смелых дизайнерских решений в пользу классики. Мода, дизайн, новые возможности могут меняться, и лишь одно остается неизменным — точное время. 

leonovich@sb.by

Фото Александра Кулевского.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи