Хранитель времени

О смысле жизни рассуждает единственный столетний житель Бреста

Время. Это благо, которое не купишь, не повернешь вспять. Судьба каждому из нас отводит свой час. Мы стараемся прожить его на все сто. Но нередко останавливаемся, оглядываемся и задаемся вопросом: а правильно ли мы понимаем законы времени, двигаемся ли с ним в одном ритме? Николай Семенюк из Бреста к числу героев рубрики «Золотой век» присоединился недавно — столетний юбилей он отпраздновал в конце марта. Бодрый дух и завидное здоровье старожил подарком судьбы не считает, а философски связывает с правильным ощущением времени. С принятием его по-настоящему своим и умением видеть смысл в каждой минуте. Что думает о ценности времени столетний человек?

В марте Николай СЕМЕНЮК отпраздновал 100 лет

Цена времени


Европейский спелеолог Мишель Сифр в 1962 году доказал, что при отсутствии смены дня и ночи мы утрачиваем чувство времени, начинаем как бы растягивать его. Для этого он на несколько месяцев спустился в пещеру на глубину 115 метров, разбил лагерь, захватив все необходимое для жизни — источник света, палатку, еду. Не было лишь одной вещи. Часов. Когда провиант закончился, ученый выбрался на поверхность и обнаружил: его внутренний календарь отставал от реального почти на месяц. 100-летний Николай Антонович про такой эксперимент о восприятии времени ничего не слышал. Но время уважает и считает его одним из основополагающих факторов успеха. Николай Семенюк уверен: прожить век без серьезных бед ему помогло умение распоряжаться своим временем.


Детство его прошло в деревне Гершоны Каменецкого района. С сестрами Машей и Таней старший брат Коля много времени проводил в поле. Помогали папе и маме. Работы хватало всегда: Семенюки имели надел немаленький — аж четыре гектара земли. Выкроить минутку для потех было сложно. Зато тяжелый труд помог прочувствовать важность жизненных аксиом: цена куска хлеба, радость от поддержки родного человека.

Сестра Мария уже ушла из жизни. Младшая Татьяна Босацкая живет в Бресте. Есть у нее одна привычка, о которой с особым трепетом вспоминает столетний брат:

— Попрощаюсь, выйду за калитку ее дома. Отойду. Еще разок махну рукой. А она будет стоять и глядеть вслед, пока не скроюсь из виду. Вот так, волнуется.

На родине в Каменецком районе.

Конечно, волнуется. Потому что любит. И это не просто слова: на праздновании сотого дня рождения Николая Антоновича 87-летняя Татьяна крепко обняла брата да как запоет их любимую песню. Хозяин охотно подхватил знакомый мотив: «А ў полі вярба, пад вярбою вада. Там хадзіла, там гуляла дзеўка малада...» Летит мелодия, а две кровиночки стоят, обнявшись: за плечами столько лет, а они сохранили кристальную привязанность.

Пути и счастье


Образование Николай Семенюк получил только начальное — всего пять классов. При этом где бы ни работал, всегда занимался делом по душе. Собеседник не склонен списывать сей факт на судьбу. Идти по жизни уверенной походкой ему помогало умение использовать время эффективно. То есть увлеченно, с максимальной самоотдачей. Пришел на работу — постигай азы профессии, сел за обеденный стол — наслаждайся трапезой, приехал на дачу — думай об урожае.

Николаю было 24 го-да, когда началась Великая Отечественная война. К тому времени дядя по маминой линии Иван, работавший бригадиром, успел обучить племянника строительному ремеслу. Волна мобилизации обошла единственного сына в  семье  Семенюк  стороной. Он остался в тылу в Бресте. Укладывал и ремонтировал дороги. Мастер ценил умения Николая, выделил ему в своем доме комнату с отдельным входом.

Родители Николая Антоновича.

В послевоенные годы судьба привела Николая Антоновича на железную дорогу. На участок по перегрузке вагонов (сейчас — станция Брест-Северный). Пришел обычным рабочим. Но скоро был назначен, выражаясь современным языком, руководителем логистического подразделения. Николай Семенюк принимал вагоны с грузами, вел учет товаров, отвечал за перегрузку, пломбировку. Работа динамичная, ответственная. Но трудовые будни — всего лишь часть жизни. Часть, которая не должна заслонять другие смыслы.

С будущей супругой Тамарой Николай Антонович познакомился как раз таки на работе. Вскоре после свадьбы в молодой семье зазвенел детский смех: сначала появилась Валюша, потом — Виктор и Елена. Сейчас они сами родители со стажем: подарили отцу четверых внуков. Дочки живут в Бресте, сын работает за границей и приезжает домой лишь летом.

Вы не поверите, но Николай Антонович до сих пор ездит на дачу: каждую осень собирает урожай со своих 15 соток. Там, где папа в силу возраста справиться не может, помогают дети: поставить забор, разобраться с электропроводкой.

Свадебное фото четы СЕМЕНЮК.

Помолчав, Николай Семенюк заводит разговор о супруге: три года назад ушла та, к кому всегда спешил. Сейчас в квартире пусто:

— Мы старались каждый год вместе ездить на Черное море. В свое любимое место в Крыму.

Единого мнения придерживались супруги и в отношении воспитания. В доме Семенюков не кричали, не ставили в угол. Воспитательного результата можно добиться разговорами, объясняет Николай Антонович:

— Запретами да проявлением физической силы ребенка только напугаешь.

Формула долголетия


Столетний дедушка почти каждое утро делает зарядку. Чтобы у нас не возникло никаких сомнений по этому поводу, собеседник демонстрирует несколько физических упражнений. Отжимается от пола. Делает махи ногами до вытянутых на уровне груди рук. Фантастика! Может, в поддержании физической формы и кроется секрет долголетия?

Увы, но конкретной формулы у Николая Антоновича нет. И никогда не было.

— Жил по чести, никому дорогу не переходил, — рассуждает дедушка.

Хотя есть кое-что еще. Он застегивает на руке часы и многозначительно добавляет: чтобы жить здесь и сейчас, по своим правилам, нужно уметь управлять своим временем.

А ведь он прав: мы часто зацикливаемся на прошлом или на будущем, из-за чего ослабевает чувство настоящего. Николай Семенюк застегивает на руке часы:

— Никогда не забывайте, что самое важное и самое приятное происходит здесь и сейчас.

hanna.petrachenka@yandex.ru

Фото автора и из архива собеседника

Версия для печати
Брестчанка
Автор, когда началась война, в Бресте не было никакого тыла. В Бресте была оккупация. если он укладывал и ремонтировал дороги, значит, работал на фашистов?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?