Храм растерзанной славы

Как возродился Федоровский собор в Царском селе

Династия Романовых прекратилась 100 лет назад. Романовская церковь возродилась
Государь Николай II: поезд дальше не пойдет. Фото: Фотохроника ТАСС

Царский образ


Сохранилась старая немая кинопленка о визите царской семьи в Федоровский собор в Царском Селе. Колыхание белых шляп дам, идущих крестным ходом, благословение священника. Государь на кинопленке - и сквозь столетие характер виден - именно таков, как отмечали близко его знавшие, без аффектов и пустых выспренностей - прост, здрав, умен в движениях. Императрица, княжны, наследник, еще ребенок, с вечной бескозыркой, старательно стучащий молоточком по первым кирпичам будущей святыни. 2 минуты 12 секунд пленки на YouTube прокручиваешь раз пять - чтобы снова колыхалось время вместе с белыми шляпами и зонтами, чтобы они крестились и благословлялись. Впечатление можно продлить фотографиями царской семьи на освящении еще одного Федоровского собора - в Санкт-Петербурге. И снова встретиться с чувством тайной, неиспытанной гордости за аристократическое русское царское величие.

Наши чувства по поводу последнего государя обычно мечутся между соблазном строгого (хорошо, если не хамского) суда над его управленческим даром и щемящим чувством вины и жалости к нему и к России, которую мы потеряли вместе с ним.

Социологи говорят, что в XXI веке сильнее и выигрышнее будут общества, которые не стали сплошь массовыми, сохранили остатки сословности и царские и королевские дворы как символ национальной чести. И это снова и снова ставит немой вопрос о возможности если не восстановления монархии, то хотя бы ее символического капитала.

У царской семьи Романовых была "своя" святая икона - Феодоровская. Именно этим образом инокиня Марфа в начале XVII века благословила сына Михаила - первого выбранного из рода Романовых царя - на царство.

Немецкие принцессы, становясь невестами русских великих князей и принимая православие, с XVIII века обычно брали себе отчество "Федоровны" - в честь этого образа.

И поэтому к 300-летию Дома Романовых в начале XX века важно было построить в столице Федоровский собор - как духовный памятник трехвековому царствованию. Официально - храм Феодоровской иконы Божией Матери. В обиходном языке Ленинграда 20-х годов - Романовская церковь.

20 минут ходьбы от вокзала, и столбенеешь от ощущения, что ты в Москве, перед тобою настоящая кремлевская стена. Петербургские церкви - это либо замечательная классика, либо привычное барокко, а тут, как контрапункт, что-то допетровское, белокаменное... Если когда-нибудь будут снимать ремейк "Иронии судьбы", то Лукашина на 3-ю улицу Строителей надо провезти как раз мимо Федоровской церкви для пущей уверенности, что он в Москве. Впрочем, выйдя из такси и присмотревшись, понимаешь, что храм не к одной Москве отсылает, но и к Ярославлю, Суздалю, Ростову Великому.

Храм как памятник в неорусском стиле должен был явить все богатство церковных архитектурных форм, что Россия накопила за столетия. В том числе и в доромановские времена. Главными в проекте Степана Кричинского стали стилевые мотивы московских, ярославских, ростовских церквей. Интерьер нижнего храма - св. Александра Невского - распорядились обустроить в стиле древних новгородских церквей.

Первые 100 рублей на строительство Федоровского собора перечислил находящийся на одре предсмертной болезни святой Иоанн Кронштадтский. Первые 25 тысяч - государь-император. Деньги продолжили собирать всем миром, и храм был построен.

Его задумали в 1909 году, а освятили в январе 1914 года, собрав на праздник потомков тех, кто голосовал когда-то за избрание на царство Михаила Федоровича. Пять первых колоколов носили царские и великокняжеские имена - "Михаил-Николай", "Александра", "Мария", "Михаил" и "Ольга".

Федоровский собор восстановили по старым фотографиям и черчежам таким, каким он был до революции.
Фото: feosobor.ru


Здание передать Союзмолоко

Сегодня архитектурные замыслы 1914 года - сочетание древних мотивов с модерном - кто-то бы, наверное, рискнул назвать игрой с историей и культурными формами. Но, прежде чем произошла эта игра с историей, история сыграла в злую игру с людьми и храмом.

Не успели в освященном соборе позолотить купола, как началась Первая мировая война. Позолота куполов, как и обустройство нижнего храма, были отложены. Осталась лишь запись в журнале строительного комитета: оформить интерьер...

А потом грянула революция. Осенью 1917-го строительный комитет заявил о прекращении своей деятельности "вследствие текущих тяжких событий".

Каким-то чудом эта церковь оставалась действующей - до 1932 года. Храм - мудростью или хитростью - упорно отстаивало Александро-Невское братство (состав - от простых рабочих до университетских профессоров).

В протоколах допроса последнего настоятеля собора, архимандрита Льва Егорова, записан его ответ на вопрос "Ваши политические убеждения?": "Стараюсь не мешать строительству социализма". С дополнением о "несочувствии" атеистической работе советской власти.

В 1937 году отец Лев был расстрелян. Были расстреляны трое из посещавших собор и служивших в нем епископов и архиепископов. А в 1932 году - постановлением Володарского райсовета - закрыт сам собор. "Церковь ликвидировать, здание передать Союзмолоко" - так была решена его судьба.

Участь церковных зданий в те времена была горестна - их либо взрывали и сносили полностью, либо переоборудовали под что-то совершенно чуждое Церкви - овощехранилище, склад, бассейн, гараж, завод, в лучшем случае - клуб или музей. Федоровский собор постиг один из худших случаев - здесь построили промышленное предприятие со всеми вытекающими - иногда в буквальном смысле слова - последствиями. Когда в 60-е годы затеяли расширение молокозавода, обезглавленный собор покрыла четырехскатная оцинкованная крыша. Пятиглавый собор превратился в пятиэтажное промышленное почти кубическое строение, хаотично обросшее кирпичными пристройками. Из 100 лет своей жизни храм 80 лет не был храмом.

Фото: feosobor.ru

Политический проект и современные Рублевы

В 90-е годы были предприняты первые труды по возвращению поруганного храма Церкви. Они были долгими, включавшими тяжбы и разбирательства со всевозможными мутными ООО. Новая страница в истории храма по-настоящему открылась в XXI веке, когда "Единая Россия" приняла программу "Историческая память" по восстановлению храмов, усадеб и памятников культуры. Федоровский собор шел в ней под номером один. И даже когда финансовый кризис сократил список задуманного, собор не пострадал. Слишком нерядовым был этот храм, поэтому попечительский совет по его воссозданию возглавил тогдашний председатель Госдумы Борис Грызлов, в него вошли Валентина Матвиенко, бывший глава Заксобрания Петербурга Вадим Тюльпанов, тогдашний глава РЖД Владимир Якунин, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир, представитель Дома Романовых князь Дмитрий Романович Романов.

Спустя почти 100 лет пришло время воплотиться запланированному в 1914 году. Внешний вид храма воссоздали по фотографиям, вдобавок позолотив купола. Внутреннее убранство верхнего храма (иконостас, паникадило в виде царской короны Михаила Федоровича) - по ним же. А обустройством нижнего храма, с которым не успели в 1914-м, - в стиле старых новгородских церквей до времени Александра Невского - занялся выдающийся иконописец нашего времени архимандрит Зинон (Теодор), которого иногда называют "современным Рублевым".

Заполучить отца Зинона, расписывающего монастырь на Афоне, было не так просто, но сказалась его дружба с молодым настоятелем собора, отцом Александром Сорокиным. Попечительский совет предоставил абсолютную свободу о. Александру , а тот - ее же - отцу Зинону.

Уже в начале XX века археологи и историки церковного искусства предполагали, что новгородские церкви домонгольской Руси были похожи на храмы Византии. В них, например, не было привычных нам иконостасов, лишь невысокая алтарная преграда. И архимандрит Зинон предложил свое решение в камне и красках.

По сути, в восстановленном Федоровском соборе сегодня явлено то, на дефицит чего иногда указывают Церкви, - хорошее образование и вкус настоятеля и огромная культура и выдающийся талант знаменитого иконописца, чей проект неожиданно совпал с тем, что желали создатели храма 100 лет назад. И теперь нижний храм Романовской церкви - это современный художественный шедевр. Кстати, когда в Петербурге проходила ночь музеев, отец Александр присоединился к ней - храм, как и городские музеи, был открыт до 11 вечера. " К нам пришли люди, которые бы никогда не пришли на службу, - рассказывает он. - Мы для них провели экскурсии".

В бывшем Доме причта храм организовал Просветительский центр. Здесь работают воскресные школы для детей, собираются анонимные и неанонимные алкоголики ( до 20-30 человек), заядлые трезвенники... Постоянно чиются лекции по богословию и истории искусства. Иногда в нижнем храме идут концерты - например, поется "Всенощная" Рахманинова в исполнении лучшего нецерковного хора Санкт-Петербурга - Смольного собора. Недуховные песнопения - это в основном классика - все слушают в Просветительском центре. В нижнем храме, как исключение, исполняется музыка барокко XVIII века. Основание - эта музыка связана с Романовыми - начиная с Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны. Ее писали русские музыканты иностранного происхождения, итальянцы при дворе русских государей. Ансамбль, ее исполняющий, и называется "Солисты Екатерины Великой". А руководитель ансамбля - прихожанин храма. "Культуре место в церкви, - любит повторять отец Александр. - Я считаю, что церковные врата должны быть распахнуты всему культурному и духовному в широком смысле этого слова, а не только тому, что записано в требнике или служебник. Хотя для этого нужны высокий вкус, чутье, образование, чтобы не допустить никакой вульгарщины".

И память о Романовых в храме сегодня нужно наполнять именно культурой, открывающей в людях лучшие стороны и зовущей к диалогу, уверен настоятель Федоровского храма.

Память

Столетие отречения императора Николая II от престола будет отмечено патриаршим богослужением. Патриаршая литургия будет совершена сегодня. В день отречения 100 лет назад была явлена Державная икона Богородицы, верующие восприняли это как знак заступничества Божией Матери о русской земле. Сейчас Державная икона хранится в Казанской церкви в Коломенском, где была обретена, и является одной из главных святынь современной России. В этом храме Патриарх Кирилл и совершит сегодня богослужение.

ИНТЕРВЬЮ

Государь и вандалы

В храме, посвященном 300-летию Дома Романовых, какими выглядят эти 300 лет?

Настоятель храма протоиерей Александр Сорокин рассказывает об истории строительства, утраты и возвращения Федоровского собора.
Фото: feosobor.ru

Протоиерей Александр (Сорокин): Наш храм построен как "величественный памятник благополучного 300-летнего царствования Дома Романовых". Оно было славным, успешным, замечательным. Иногда трудным и ошибочным, но, в общем, это, конечно, был богатый положительными результатами период истории России. Но закончился он большой трагедией и для последней царской семьи, и для всей России. Кровавое и трагичное завершение правления Дома Романовых, с одной стороны, не логично (страна мощно набирала обороты развития), а с другой - в нем была своя страшная логика. Причины революции в виде накопленных несправедливостей надо было изживать. И тогда, и сейчас.

Последний государь прославлен как святой. При этом критическая оценка его правления стала чуть ли не общим местом.

Протоиерей Александр (Сорокин): Святой не является совершенным суперменом и полубогом. Канонизируют не за совершенную жизнь, а за искреннюю верность Евангелию и желание воплотить его идеалы в жизнь. Николаю II это желание было свойственно. Как и его семье. Я во многом согласен с теми, кто критически оценивает его управление государством. Его действия, наверное, иногда были неудачными. Но власть выпала ему как жребий, таков был его удел. В его канонизации прежде всего выразилась оценка той трагедии, что произошла не только с ним, но и с Россией. Его казнь была актом запредельного вандализма, ставшего пафосом большевистской эпохи разрушения. А канонизация царя стала актом осуждения пафоса вандализма. Это действие по знаку своему обратное тому, что двигало вандалами.

Монархическая идея жива сегодня?

Протоиерей Александр (Сорокин): Мне кажется, это пройденная история. Романовых надо помнить, уважительно относиться к достижениям и плодам их правления, но как политической силы, по-моему, их сегодня не существует. И вряд ли она возродится. Принцип монархии в России продолжается разве что в предпочтении внятной и хорошо организованной, а иногда даже немного авторитарной власти.

Елена Яковлева

Российская газета

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости