Хозяевам показали, кто в доме хозяин

Маленькая Южная Осетия никак не может стать независимой...

Маленькая Южная Осетия никак не может стать независимой. Не от Никарагуа или Науру, конечно. На днях президент Южной Осетии был вызван в Кремль. Там на встрече с Владимиром Путиным Эдуарду Кокойты даже не намекнули, а потребовали прекратить попытки убрать из правительства премьер–министра Вадима Бровцева. Таким образом, точка во внутриполитическом конфликте, разгоревшемся в Южной Осетии, была поставлена в Москве.


История «высоких отношений» уходит корнями в август 2009 года. Тогда кабинет министров Южной Осетии возглавил присланный Москвой Вадим Бровцев, бизнесмен из города Озерска Челябинской области. Все шло неплохо до весны этого года, когда со стороны окружения Кокойты началась резкая критика правительства. Заключалась она в том, что кабинет министров не успел вовремя «сверстать» проект бюджета, некомпетентно подошел к распределению строительных и других подрядов. И вообще стал приносить больше вреда, чем пользы. Некоторые из российских граждан, работавших в приглашенных Бровцевым подрядных организациях, очутились в югоосетинской тюрьме. А группа депутатов парламента даже попыталась инициировать вотум недоверия кабинету. По мнению некоторых экспертов, причина недовольства была в другом. Новый премьер–министр затеял административную реформу, сократил количество чиновников, а заодно поставил приведенных с собой людей контролировать финансовый блок, отстранив от денежных потоков специалистов из команды президента. Собственно для этого Бровцев и был направлен в республику Москвой. Местные СМИ утверждали, что премьер–министр лоббирует интересы челябинских фирм и создал в Южной Осетии практически «челябинскую мафию».


Проблемы с использованием российских финансовых средств стали причиной стойкой неприязни южноосетинского руководства к назначаемым Москвой премьер–министрам, рассуждали российские СМИ. Как минимум последние три премьер–министра начинали как лучшие друзья республики и лично ее президента, а заканчивали практически как враги народа. Юрий Морозов, премьер–министр Южной Осетии во время войны, немедленно после ее окончания был отправлен в отставку и в результате оказался среди югоосетинских оппозиционеров, вынужденных жить за границей. Его преемник экс–глава управления Федеральной налоговой службы по Северной Осетии Асламбек Булацев, несмотря на огромный опыт аппаратного выживания, не смог проработать в Цхинвали и пару недель, отмечает газета «Время новостей». Официально премьер–министра подвело состояние здоровья, неофициально — попытка разобраться в югоосетинской бухгалтерии, вызвавшая недовольство республиканских чиновников.


Сторонники Бровцева утверждают, что его проблемы связаны как раз с успехами в борьбе с югоосетинской коррупцией. «После войны в республике пропало немало денег. А Бровцев поставил на ключевые посты своих людей и навел порядок, чем вызвал недовольство местных», — объяснил подоплеку конфликта «источник» газеты «КоммерсантЪ» в министерстве регионального развития (минрегион) России. Противники, напротив, убеждены, что Бровцев создал собственный коррупционный аппарат, а подряды раздает исключительно знакомым по Челябинску, получившим неофициальное название «команды озерских».


В общем, высокий политический конфликт оборачивается банальной дележкой денег. Когда в конце апреля и начале мая генпрокуратура Южной Осетии возбудила уголовные дела против работающих в республике бизнесменов из Челябинской области, Москва уже не могла оставаться в стороне. В Кремле «вопрос обсуждался жестко, по–путински», отрапортовал «источник» в правительстве России «Коммерсанту». А как может быть иначе, ведь речь о миллиарде долларов, который Москва выделила начиная с 2008 года. Для республики, где проживает 30 тысяч человек, деньги колоссальные. Путин выразил недовольство тем, как идет восстановление республики. Так что президенту Южной Осетии — недовольство, а деньги — премьер–министру. После сурового урока Эдуард Кокойты был отправлен домой. «А восстанавливать Южную Осетию, — подчеркнул по итогам встречи Владимир Путин, — будет создаваемая сейчас Южная дирекция — детище минрегиона, федеральная инстанция, которая в итоге замкнет на себя и контроль над деньгами, и распределение подрядов». Находится инстанция в Москве. А в Цхинвали Кокойты был, Кокойты и остался. И все–таки независимость иногда бывает такой, как шутил один российский юморист, когда от тебя ничего не зависит. А куда денешься? Местных элегантно поставили на место...

 

Фото ИТАР–ТАСС.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Читатель из Люблино
Элегантно? Что ж тут элегантного. Грубо указали на свое место и порекомендовали не соваться туда, куда не следует. России эти кавказские земли нужны только для того, чтобы продемонстрировать свою мощь и силу в 2014 году, во время Олимпиады. Сейчас этот, во всех смыслах, сомнительный нацпроект мусируется всеми и каждым и позиционируется чуть ли не эпохальной вехой в новейшей истории России. <br /><br />Но как мне кажется, гораздо важнее было бы, засучив рукава, взяться за работу над наведением порядка в стране, и повышением уровня жизни обычных граждан. Не московских нуворишей и псевдобизнесменов, а простых россиян, которым вместо улучшения уровня жизни подсовывают всякие искусственные заменители, вроде победы на "Евровидении" или хоккейного "дримтима".
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?