Народная газета

Хождение через три пролива

В Минске живет непосредственный участник Карибского кризиса

Как минчанин невольно едва не оказался у истоков ядерного противостояния СССР и США
Валерий Жданович и сегодня помнит в деталях 31 августа 1962 года. В тот день он и еще 543 человека вышли из Севастополя в Черное море и отправились в спецкомандировку на пароходе “Физик Лебедев”. Судно имело массивные палубные деревянные пристройки, на которых крупно значилось “Сельхозтехника”. Под деревянной обшивкой были скрыты прочные стальные листы, исключавшие любое внешнее сканирование груза. Маршрут большинству моряков был неизвестен. Зато было известно другое: под безобидной внешней обшивкой совсем не сельскохозяйственные машины для уборки сахарного тростника.

Тремя месяцами ранее у нас шли напряженные учения, — вспоминает Валерий Егорович. — И вдруг установилась неожиданная тишина, в том числе в эфире. А спустя несколько дней прозвучал приказ о специальной командировке. Всем — гражданская форма одежды, каждому — по автомату и три полных “рожка” патронов. Разместили нас в твиндеке — междупалубном пространстве, обычно служащем для грузов, на палубу разрешалось выходить лишь в ночное время и без оружия. Когда проходили критические места — проливы Босфор и Гибралтарский, а также близ штаба НАТО на Мальте, — запрещалось даже спать, чтобы не храпеть.

Лишь с проходом Гибралтара и выходом в Атлантический океан команда догадалась о конечном пункте назначения — острове Куба. Это было началом того самого политического, дипломатического и военного противостояния между СССР и США, которому суждено войти в анналы истории в качестве едва не начавшейся ядерной войны. На Кубе события той осени получили название “Октябрьского кризиса”, в США — “Кубинского ракетного”, а в нашей стране — “Карибского”.

Спровоцирован он был отнюдь не Советским Союзом. Годом ранее Соединенные Штаты разместили ядерное оружие в Турции — американские ракеты средней дальности “Юпитер” могли накрыть западную часть СССР, включая Минск и Москву. Могла ли стерпеть наша страна подобную провокацию? Прежде всего, именно по этой причине к Острову свободы было отправлено в общей сложности 86 советских пароходов с весьма безобидным на первый взгляд грузом. И хитрость сработала: упомянутый уже “Физик Лебедев”, например, под видом сельхозмашин доставил практически в “подбрюшье” США четыре ракетных катера, а к ним 12 боевых и 2 учебные ракеты. Но если для американцев появление грозного советского оружия у них под носом стало неприятным известием, то для Валерия Ждановича та командировка оказалась весьма приятной. Хотя бы из-за неожиданных встреч с земляками:

В кубинской спецкомандировке 55 лет назад.
— Думали, что будем на Кубе два-три месяца, а задержались на полтора года. Проживали в палатках на берегу моря, первые месяца четыре очень неплохо питались: за продовольствие отвечал весьма хозяйственный парень из Пинска. А нашим местным госпиталем командовал капитан из Могилева. Потом, правда, еда почти закончилась, питаться приходилось в основном бананами. Вскоре на бананы мы уже просто смотреть не могли. Впрочем, местное население относилось к нам очень хорошо, зачастую в кафе даже денег не брали с советских моряков и ракетчиков. “Русо, русо!” — улыбались нам. Спасение пришло через несколько месяцев в виде советского парохода. Подаренные нам его командой бочки с огурцами и сельдью вызвали просто неимоверный восторг наших ракетчиков!

А вот сами ракетчики совсем не вызывали восторга у их соседей — американских военнослужащих, засевших на военной базе Гуантанамо на территории Кубы. Да и у США в целом. Еще бы: советские ракеты средней дальности могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков ВВС США. Поэтому Валерия Ждановича совсем не удивляет, что американцев советское присутствие на Кубе весьма нервировало:

— Им очень хотелось умыкнуть себе нашу С-75 — ракету советского подвижного зенитного ракетного комплекса “Двина”. Подлетали на вертолетах, пытались “дернуть” ее всевозможными крючьями. Пришлось для острастки поставить у наших ЗРК несколько зенитных пулеметов. Больше американские вертолетчики возле наших ракет не хулиганили.

Самое поразительное, что Карибский кризис не только проистекал, но и зародился, по сути, на глазах нашего земляка. Никита Хрущев в своих мемуарах рассказал, что впервые идея разместить ракеты на Кубе пришла ему в голову в мае 1962 года. Тогда первый секретарь ЦК КПСС возглавил делегацию Советского Союза, посещавшую Болгарию. Именно в ходе той поездки один из его соратников, показывая в сторону Черного моря, пожаловался: мол, на противоположном берегу — в Турции — находятся ракеты, способные в течение 15 минут нанести удар по основным промышленным центрам СССР. Так вот, Валерий Жданович в ту поездку сопровождал Хрущева и его делегацию на одном из торпедных катеров. Впрочем, он находился на борту не столько в качестве матроса, сколько киномеханика. И, конечно, даже не подозревал, какое “кино” начнется вскоре после этого болгарского вояжа. Хотя о хрущевском волюнтаризме уже знал не понаслышке. В Кронштадтском военно-морском училище — единственном в стране, готовившем офицерские кадры для “черных бушлатов”, — ему довелось отучиться всего два месяца: учебное заведение было закрыто. (“НГ” несколько лет назад эту тему подробно освещала.)

Сегодня капитан второго ранга в отставке Валерий Егорович Жданович — член Союза военных моряков, входящего в Белорусское общественное объединение ветеранов. Кстати, в эти дни объединение отмечает 30-летие. На первый взгляд, дата довольно “юная”. Однако эта структура, первым руководителем которой стал бывший партийный руководитель Беларуси Кирилл Мазуров, объединила в себе людей, судьба каждого из них — поистине историческая ценность. Жизнь уроженца далекой Амурской области, нашедшего вторую родину в Толочинском районе, а заслуженный отдых в Минске, — яркое того подтверждение. Он и сегодня готов ударить в рынду. То есть в корабельный колокол. А меня поразил рассказом о человечном отношении советских моряков к “вероятному противнику” — даже в годы холодной войны:

— Вскоре после нас на Кубу шел пароход “Ленинский комсомол”. К тому времени американцы уже знали о характере наших грузов, поэтому суда СССР активно облетывались авиацией США. Так вот, крутившийся возле “комсомольца” на предельно малых высотах самолет ВВС США не рассчитал и метрах в двухста перед советским пароходом врезался в пучину. Капитан “Ленинского комсомола” приказал немедленно остановить судно, и минут 20 советский пароход стоял на месте, готовясь спасти американских пилотов. Увы, никто из моря так и не выплыл...

Из заключительного слова Н. Хрущева на пленуме ЦК КПСС 23 ноября 1962 г.:

— Мы, товарищи, поставили ракеты, ракеты средней дальности на Кубе. Почему мы их поставили, что нас заставило поставить? Мы рассуждали так, что Кубу американцы терпеть не могут, они это прямо говорят, что могут сожрать Кубу... Поэтому мы считали, что Кубу можно спасти, только на Кубе поставив ракеты. Тогда тронешь, так ежик клубком свернется, и не сядешь.

Фото Владимира ШЛАПАКА и из личного архива героя

osipov@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости