Беларусь Сегодня

Минск
+13 oC
USD: 2.08
EUR: 2.33
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Каким был путь зерна от поля до стола в XIX веке? В Озерце реконструировали старинный земледельческий обряд

Хорошо жниво начнешь – много соберешь

Началу жатвы наши предки предавали особое значение. Чтобы обеспечить хороший урожай, в первый день устраивали красивый праздник – зажинки. Каким был путь зерна от поля до стола в XIX веке? В Белорусском государственном музее народной архитектуры и быта в Озерце реконструировали старинный земледельческий обряд.

Младший научный сотрудник музея Полина Куранович украшает зажинковый сноп рушником

Здравствуй, поле!

Особой даты у зажинок не было. Все зависело от погоды: какими выдались весна и лето. Когда поклониться ниве и сжать первый сноп, решал хозяин дома. Каждое утро он выходил в поле, осматривал колосья и, если видел, что они созрели, давал жене и дочерям добро начинать жатву. Совершить прогулку в прошлое приглашает младший сотрудник музея Полина Куранович:

– Во все времена люди, которые занимались земледелием, хотели получить богатый урожай, собрать как можно больше зерна. Придумывали разные обряды, чтобы обеспечить сытый год. В зажинковых обычаях отражено уважение крестьянина к хлебу, который был главным золотом селянина.

Задобрить поле незамужние девушки выходили в расшитых узорами льняных нарядах, с песнями и острыми серпами в руках. Кланялись полю и первыми срезанными колосьями обвязывали себя вокруг пояса, приговаривая: «Каб галоўка не гарэла, каб вантробка не балела, ножкі не дзервянелі, ручанькі не млелі». Не частушка и не прибаутка, а суровая правда жизни: назавтра всех ждал тяжелый изнурительный труд на ниве с утра и до самой ночи. Именно поэтому жнивные песни в большинстве своем такие заунывные, обращается к народному фольклору Полина Куранович:

– В жару, под самым солнцепеком, селянки работали, не разгибая спины, много часов подряд. Замужние шли с младенцами, вынуждены были и работать, и за ними присматривать, чтобы дикие животные в лес не утащили. Народные сказки про то, как волк понес ребенка в чащу, не выдумка. Такое случалось, причем нередко.


Сноп для красного угла

Если страда заставляла страдать, то в зажинки можно было немного повеселиться. В первый выход на ниву нажинали небольшой сноп. Его называли «Гаспадаром», украшали яркими разноцветными лентами, рушником и передавали главе семейства. А тот ставил в доме в красном углу – главном в комнате, где мог сидеть только хозяин, важный гость или молодожены в день свадьбы. Зерно с зажинкового снопа считалось очень важным: его молотили лишь для замешивания в особые блюда и питье, использовали для первых посевов в следующем году. И конечно же, добавляли в праздничный каравай, который стоял на столе в день дожинок (заключительный этап жатвы). Кстати, сноп с последнего урожайного сбора тоже впоследствии появлялся в красном углу.

Завершали зажинки веселые игры и танцы. И если в поле обычно пели только девчата, то к вечеринке мог присоединиться музыкант с дудой. Младший научный сотрудник музея Вячеслав Красулин аккомпанирует на инструменте нынешним участникам обряда и проводит небольшой экскурс в историю:

– Белорусская дуда известна на нашей территории с XIII века. Самый старый инструмент, дошедший до нас и датированный 1876 годом, хранится в Лепельском краеведческом музее. В народе любили музыку, наши предки с давних пор мастерили дудочки, свистульки, барабаны, бубны, а с конца XIX века – скрипки, гармошки, цимбалы. Без песен и народных мотивов не обходился ни один календарный праздник.

Традиционно зажинки завершали танцами и песнями

С ароматом кленовых листьев

Танцы танцами, а каравай еще предстояло испечь. Собранное во время жнива зерно несли в гумно, сушили, молотили, просеивали и ставили на хранение в клеть. А потом либо везли на мельницу, либо самостоятельно мололи муку в жерновах. Выпекали хлеб по особым правилам, подводит нас к печи научный сотрудник музея Екатерина Довгополюк:

– Дрожжей раньше не было, хозяйки самостоятельно делали закваску. Несколько дней ее настаивали в тепле, и когда опара подходила, замешивали тесто в специальной деревянной кадке (по-белорусски «дзяжа»). Изготавливали ее из березы и дуба – деревьев, которые символизировали мужское и женское начало. «Дзяжу» почитали: если она становилась непригодной для использования, требовала замены, хозяйка обязательно выполняла своеобразный обряд по передаче опыта. На лавку клала рушник, ставила обе посудины, накрывала сверху еще одним рушником и оставляла на ночь их «пошептаться». На утро в ход пускали новую посуду, а старую закапывали в землю. На кухне заправляли только женщины: когда они занимались хлебом, в дом никого не пускали. Не разрешалось и шуметь рядом с тестом, иначе оно плохо поднимется. Пекли каравай на кленовых листах – благодаря им он напитывался особым ароматом и не подгорал.


Чтобы почувствовать себя труженицами из позапрошлого столетия, в Озерце к колоритному обряду примкнули и посетители музея. Воспитатель Марина Ханкевич приехала из Борисова с внучкой Виолеттой:

– Современные дети живут чаще всего в городе и не знакомы с народным бытом. Очень хочется приобщить их к этому, показать все этапы жнива, рассказать о традициях. Виолетта увидела, как тяжело давался хлеб нашим прабабушкам и прадедушкам. А сноп, который мы связали вместе с ней на зажинках, возьму на работу в детский сад, чтобы показать малышам, как выглядят колос и зерно.

zubkova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ
Загрузка...
Новости и статьи