Хорошо там, где мы есть

– ХОЧЕШЬ, покажу тебе Россию? — спросил у меня друг детства Михаил, у которого оказалась в гостях, будучи в командировке в Костюковичском районе как раз в разгар весенней посевной. Вопрос последовал неспроста. Перед этим долго говорили с ним о жизни в белорусской глубинке, о сельском хозяйстве, о порядке на нашей земле, к которому все привыкли и просто перестали его замечать, а порой и ценить. Все познается в сравнении. Вот Михаил и предложил прокатиться по Суражскому району Брянской области.

Корреспондент «БН» неожиданно для себя обнаружила явные границы между костюковичскими и суражскими землями

– ХОЧЕШЬ, покажу тебе Россию? — спросил у меня друг детства Михаил, у которого оказалась в гостях, будучи в командировке в Костюковичском районе как раз в разгар весенней посевной. Вопрос последовал неспроста. Перед этим долго говорили с ним о жизни в белорусской глубинке, о сельском хозяйстве, о порядке на нашей земле, к которому все привыкли и просто перестали его замечать, а порой и ценить. Все познается в сравнении. Вот Михаил и предложил прокатиться по Суражскому району Брянской области.

РАЗУМЕЕТСЯ, где заканчивается Беларусь и начинается Россия, понять было бы трудно, потому что нет таможенного пункта, пограничников, проверки документов и прочих характерных признаков. Но граница все же отчетливо видна — будто линию провели. За ней вместе с белорусскими землями резко заканчивается асфальт, посевы, ровные, как стол, поля, и начинается бездорожье, по обе стороны которого — просто бурьян. Среди него небольшими «пятнами» кое-как вспаханная земля. Указывая на эти островки, Миша проронил: «У нас бы за такое!» Он был прав. За подобную бесхозяйственность в любом районе Беларуси с руководителей всех уровней спросили бы строго.

До ближайшей деревни (центральной усадьбы местного хозяйства Суражского района) ехали долго. Долго, потому что медленно: Михаил жалел машину, стараясь объезжать ухабы и ямы. Когда добрались, первое, что пришло на ум: «Забытое Богом место». Самые яркие признаки цивилизации — два комбайна на мехдворе (видавший виды «Дон» и первая модель нашего гомсельмашевского «Полесья»). Второй, видимо, здесь на вес золота, потому что стоял он, заботливо укутанный в полиэтиленовую пленку.

С инфраструктурой в деревне нет проблем. Потому что самой инфраструктуры нет. Магазин, к примеру, заменяет пара небольших лавок прямо в хатах. Чьи это «торговые объекты» — государственные или частные, предположить трудно. Хотя какое это имеет значение, если купить там нечего? Да и не за что, судя по всему.

Насмотревшись на полуразваленные дома, то и дело накренившиеся частоколы, запущенные огороды и прочие «прелести», попросила Михаила: «Поехали домой…» Поехали. Пока катили по деревне, молчали. Я — растерянно, не находя слов. Он — торжествуя: мол, ты говоришь, у нас недостатки! Вот посмотри и сравни! Сравнила. Причем последней каплей стали переходящие дорогу буренки, которых гнал с пастбища на ферму босоногий чумазый пастух лет двенадцати.

— У нас таких серо-буро-малиновых доходяг даже на личных подворьях давно нет — только черно-пестрая порода, — сказал мне Миша. — А здесь это в порядке вещей!

КОГДА из российской глубинки приехали в белорусскую, вздохнула с облегчением и настроение улучшилось. Но впечатление эта «экскурсия» оставила неизгладимое.

Нет, конечно, не берусь утверждать, что в Беларуси рай, а там — раздрай. Несомненно, подобные забытые Богом места — лишь небольшая часть огромной России. А наша страна меньше, и за порядком в ней следить проще — с одной стороны. А с другой, как не без гордости сказал мой друг детства, «у нас каждый гвоздь вбивается с участием или при поддержке государства, а там — каждый человек сам за себя и сам по себе». Вот вам и яркое подтверждение того, что у нас действительно социально ориентированная экономика — не на словах, а на деле. И жить в Беларуси не так уж плохо. И всегда так было. Даже во времена моего детства, которое прошло на Полесье, где заканчивается Беларусь и начинается Украина. Помню, часто бывали в Олевске Житомирской области. Когда она начиналась, также заканчивалась цивилизация. И сегодня там дело обстоит немногим лучше. Разве что дорога до Олевска теперь в асфальте. А деревни приграничные по-прежнему не живут, а выживают. И люди то и дело норовят переехать в наш Лельчицкий район: человек ищет, где лучше.

Понятно, что равняться надо на лучшее, и есть еще стране куда расти — естественно. Но не без участия и вклада самих людей. Не должно быть игры в одни ворота. Ведь есть у нас немало тех же сельхозпредприятий, экономика которых — образец для подражания. А если могут одни успешно работать, значит, могут и другие, которые пока что ждут, когда государство или «богатый сосед», по сути, такой же СПК, вытянут их «за уши» из долгов и проблем, построят дороги, создадут инфраструктуру, рабочие места и все условия для нормальной жизни людей.

Под лежачий камень вода не течет: надо что-то делать и ценить при этом то, что имеем. А чтоб не забываться, стоит иногда бывать в некоторых приграничных районах Украины, России — у соседей, которые, кажется, в отдельных регионах как будто застряли в прошлом веке. Тогда и будет хорошо там, где мы есть.

Наталья ЕРЕМИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости