«Хорошее молоко в частном секторе так просто не «вырастает»

У Александра Запекина, жителя Липовки, что в Костюковичском районе, скоро будут — как в той песенке — тридцать три коровы! Молочный бизнес на собственном подворье неплохо кормит всю семью трудолюбивого частника. О том, что подсобные хозяйства помогают повысить реальные доходы и благосостояние сельчан, давая им существенную прибавку к семейному бюджету, говорил Президент Александр Лукашенко, выступая на совещании, посвященном развитию личных подсобных хозяйств граждан. И привел такую цифру: ведением ЛПХ в той или иной мере занимаются не менее трети населения страны и вносят тем самым существенный вклад в обеспечение продовольственной безопасности государства. Ко всему они производят около 30 процентов валовой продукции сельского хозяйства, используя лишь немногим более 11 процентов сельхозземель. И не только себя снабжают экологически чистыми продуктами, но и поставляют их на рынок. Президент также напомнил — такие хозяйства способствуют повышению реальных доходов и благосостоянию сельчан, давая им существенную прибавку к семейному бюджету. И заострил внимание на том, что в большинстве районов страны «не принимаются конкретные и эффективные меры в этой сфере». Как местные власти заботятся о людях, всегда ли идут на помощь в уборке урожая, организации закупки продукции, насколько охотно выделяют подходящие земельные участки и пастбища — вопросы эти для исполнительной власти должны всегда быть в числе приоритетных.<br><br> В поисках ответов и конкретных примеров я и отправилась в Костюковичский район. На подворье Запекина. В компании с Николаем Трубчиком, председателем Костюковичского райсовета депутатов...

Подворью Запекиных из Костюковичского района помогла система «теленок в обмен на кормовые бонусы»

У Александра Запекина, жителя Липовки, что в Костюковичском районе, скоро будут — как в той песенке — тридцать три коровы! Молочный бизнес на собственном подворье неплохо кормит всю семью трудолюбивого частника. О том, что подсобные хозяйства помогают повысить реальные доходы и благосостояние сельчан, давая им существенную прибавку к семейному бюджету, говорил Президент Александр Лукашенко, выступая на совещании, посвященном развитию личных подсобных хозяйств граждан. И привел такую цифру: ведением ЛПХ в той или иной мере занимаются не менее трети населения страны и вносят тем самым существенный вклад в обеспечение продовольственной безопасности государства. Ко всему они производят около 30 процентов валовой продукции сельского хозяйства, используя лишь немногим более 11 процентов сельхозземель. И не только себя снабжают экологически чистыми продуктами, но и поставляют их на рынок. Президент также напомнил — такие хозяйства способствуют повышению реальных доходов и благосостоянию сельчан, давая им существенную прибавку к семейному бюджету. И заострил внимание на том, что в большинстве районов страны «не принимаются конкретные и эффективные меры в этой сфере». Как местные власти заботятся о людях, всегда ли идут на помощь в уборке урожая, организации закупки продукции, насколько охотно выделяют подходящие земельные участки и пастбища — вопросы эти для исполнительной власти должны всегда быть в числе приоритетных.

В поисках ответов и конкретных примеров я и отправилась в Костюковичский район. На подворье Запекина. В компании с Николаем Трубчиком, председателем Костюковичского райсовета депутатов...

Живут. И здравствуют
Николай Степанович считает: в районе неразрешимых проблем с подворьями нет. Что на них происходит?
— Да ничего, в общем-то, сенсационного — живут и здравствуют! — вполне оптимистично отвечает Трубчик. — С теми проблемными вопросами, которые возникают, стараемся справиться на месте. Что не в нашей власти, так это, к сожалению, остановить старение деревенского населения. Вон, Запекин — молодой хозяин, ему, как говорится, и карты в руки. Но откуда браться последователям, если в той же Липовке остались либо пенсионеры, либо сельские лоботрясы, которых хлебом не корми, дай приложиться к бутылке. И все равно: по-моему, сегодня говорить о безработице на селе просто нет оснований! Если не берут в колхоз, мест рабочих немного создается — бери одну, две коровы, а то и больше... Веди молочное дело с умом — будешь на коне! В нашем районе, кстати, есть и фермеры, неплохо работающие. Земля для предприимчивого человека всегда найдется...

Как «мухлёж» одолеть
С приемкой молока у населения в последнее время стало сложнее. Нет, сворачивать нужное дело никто не собирается, но и вникать в него приходится — будь здоров! Потому как настырный частник не дает местным властям самоуспокоиться. Постоянно тормошит! А все из-за того, что ужесточились требования к качеству заготавливаемого сырья. Хотя выросла всего-то на две десятых жирность, строже стали отслеживать наличие антибиотиков, ингибирующих веществ в молоке. И подворья отреагировали. Причем не всегда... адекватно. — Цена-то закупочная по-прежнему не покрывает затрат, вот и стараются сдатчики взять валом, — рассуждает Николай Трубчик. — В ход идут и не совсем честные методы. Старо как мир, но все же... Сливки себе оставляют, а сдают разбавленный водой продукт. И не задумывается иной «махинатор», что страдает от его «мухлёжа» добросовестный сосед... Он-то сдает по-честному!

Котел общий, а интересы разные
Сливать в общий котел все населенческое молоко? Да, привычное дело, но не устарел ли подход? Не поискать ли все-таки пути для раздельного сбора? Чтобы не мешать вместе «честное» молоко и не очень. Правда, здесь возникает вопрос: кому искать? В Костюковичском, как и в большинстве районов Беларуси, приемка молока у населения закреплена сразу и за хозяйствами, и за сельсоветами. Не сказать, чтоб у нескольких нянек дитя без глазу... Однако когда происходит сбой, частенько «вылезает» несогласованность в звеньях одной цепочки.

— Сборщики — в штате хозяйств, сельсоветы тоже не в стороне, отслеживают, контролируют, в конце концов, именно они принимают на себя поток жалоб, — рассуждает Трубчик. — Мы за то, чтобы все-таки был один хозяин у молочного закупа! Ни СПК, ни местные органы власти не могут здесь играть главную роль — мало заинтересованы в результате! А кому сырье нужно позарез? Переработчикам! Но они, будем откровенны, часто банально открещиваются от населенческого молока. Не думаю, однако, что такому крепкому предприятию, типа нашего главного в области заготовителя сырья — ОАО «Бабушкина крынка», технически сложно отправлять по деревням молоковоз. А то, выходит, сельсоветы вынуждены быть своеобразными «экспедиторами» для перерабатывающих предприятий. Но у местных органов власти, согласитесь, несколько иные функции.

Мысль о том, чтобы привлечь здесь в качестве главного «застрельщика» именно переработчика, не нова. Николай Трубчик помнит, как еще в девяностые годы прошлого века в республиканской программе развития животноводства вычитал: населенческим молоком надлежит заняться всерьез переработчику. Новое — это хорошо забытое, но так и не внедренное до сих пор старое?

Кто-то может спросить: зачем ломать устоявшуюся, пусть и не шибко совершенную, систему? А тому же переработчику добавлять хлопот? Мол, у него сейчас и так забот предостаточно. Только успевай, к примеру, реагировать на жесткие меры, которые предпринимаются в экспортном направлении. (В России очень оживился аграрный сектор — приходится конкурировать в совсем не тепличных условиях!)

— Но я так понимаю: переработчик, он ведь тоже человек государственный, — говорит Николай Трубчик. — Должен работать не исключительно на свою прибыль, финансовую состоятельность, но и помогать сельчанину со сбытом того же молока. На деле помогать! А не только, допустим, возвращать забракованные партии сырья. Нужно понять одну простую вещь: хорошее молоко в частном секторе так просто не «вырастет»! С подворьями нужно работать в плане качества сдаваемой сельхозпродукции. Сбыт — общий интерес! Таков должен быть лейтмотив...

Глубокский опыт не пошел
В Костюковичском районе пытались внедрить перспективный глубокский опыт, когда к сбору молока с подворий привлекается частник. Попробовали, но не пошло: частнику нужно создавать определенные условия! Во-первых, он должен окупать свой бизнес, а для этого в местных деревнях молочные объемы недостаточны. Чтобы работать рентабельно, следует с «подведомственной территории» закупать в год хотя бы по пятьсот тонн молока. Коров не хватает, проще говоря, чтоб заинтересовать частного сборщика всерьез и надолго. Во-вторых, индивидуальный предприниматель может сказать: «Я повезу молоко туда, куда захочу! В Россию или за пределы района, области. Туда, где цена выше...» Местные же власти должны загружать сырьем местных переработчиков. Нет, по сути, свободного молочного рынка — сырьевые потоки жестко контролируются.

«Размножить» бы теленка...
— Здесь, соглашаюсь, есть предмет для спора! — замечает Трубчик. — Но вот, по-моему, насчет контроля закупа молодняка КРС у населения, подобные меры нужны! И мы стараемся, чтобы ни один теленок не «уходил» за пределы района. Хозяйства заключают договора с частниками, платят вовремя. Вдобавок еще существует целая система всевозможных бонусов — выделяется сено, по льготным тарифам обрабатываются приусадебные участки... Благодаря таким мерам в этом году удается на районном уровне закупать больше телят, чем в прошлом. Хотя поголовье коров-то на селе не увеличивается...

Цифры красноречивы: сегодня в частном секторе района — 1056 буренок. Это много или мало? Все познается в сравнении: десять лет назад было в три раза больше. Можно сделать неутешительный вывод: меры поддержки срабатывают мало.

С другой стороны, по официальной статистике, тридцать пять процентов сельхозпродукции сегодня в Беларуси производится в частном секторе. Мягко говоря, наивно уповать тем же переработчикам на то, что крупные хозяйства «зальют» молоком. Да и крепкое подворье, чтобы сейчас ни говорили об изменившихся приоритетах молодежи, — основа деревенского уклада жизни. Да, в сельмагах нынче есть все, и даже больше. Но не в дефиците ли при этом потенциальный трудовой ресурс? Хорошего работника — что для колхозной фермы, что для личного подворья — не воспитать на «усадьбе пролетария»...


Доярское дело в наследство
— Низкие еще закупочные цены — главный камень преткновения в деле развития ЛПХ, — считает Трубчик. — Но и при таком раскладе толковый хозяин не пропадет. Взгляните хотя бы на Запекина...

— А что, я с детства при буренках, мама дояркой была, как не помочь ей на ферме было? — говорит при встрече хозяин, пожалуй, одной из самых крупных частных ферм в республике. (Не берем здесь в расчет те, которые принадлежат КФХ.) — Растет бизнес! Сейчас на моем подворье всего голов сорок живности. Из них — 26 дойных рогуль.

Доит Запекин в среднем от коровы почти семь тысяч литров — уровень нерядового СПК! Скорее, экономически сильного.

— Какие у нас секреты? — улыбается жена Александра и первая помощница по обширному хозяйству Надежда. — Кто работает с утра до вечера, тот имеет неплохой доход! Кого ж, если не нас, поддерживать?

Трактор, на выручку!
Сегодня Запекины уже поставили бизнес на молоке — разобрались с проблемой кормов. Помогла как раз та самая система «теленок в обмен на кормовые бонусы». Плюс к закупочной цене, к слову, еще и тысяча рублей на килограмм — дотация из бюджета. Спасибо за помощь, как говорится. Но есть и проблемы, которые решить пока не удается. С пастбищем, например. «Трошкі «худаватае», — не стесняется и откровенно говорит Трубчику при встрече Запекин. И продолжает: — Траву бы подсеять туда хорошую... А то мой рогатый «батальон» немаленький ведь... Нужно почаще менять пастбище. И такое, чтоб можно было огородить электропастухом. Пока с руководством местного хозяйства не пришли по этому поводу к согласию...» А Надежда добавляет:

— Молоко возим в город сами. Тут вроде бы рукой подать, но дорога проблемная. В прошлом году подсыпали, но... Еще в сухую погоду — ничего, а вот осенней распутицей да весенним разливом — сложности. Трактором вытаскивать, бывает, машину приходится!

Председатель райсовета депутатов соглашается: да, периодическим грейдированием тут вряд ли ситуацию исправишь. Нужна хорошая насыпная дорога! А вот проблему с водой Запекины сами решили. Правда, для этого пришлось пробурить скважину аж на тридцать метров...

— Когда-то решил попробовать на себя работать, — рассуждает Александр. — Получилось, понравилось! Теперь, наверное, уже не смогу на кого-то трудиться. Но буквально пару недель назад устроился официально на работу — молокосборщиком. Нужно ведь и о стаже, и о будущей пенсии думать. Кредиты брать для подворья? Не мое это — лучше как-нибудь за свои выкручусь. Зарабатываю неплохо... Хотя пока не получается затеять стройку хорошего сарая. Боюсь, не потяну. Поднимаюсь потихоньку своими силами. Но кредит под небольшой процент точно не помешал бы! И Президент говорит о такой помощи хозяевам подворий. Надо бы!

Цена закупочная, по мнению Запекина, могла бы и варьироваться. Почему бы не сделать весной, летом, в разгар сезона большого молока, ее поменьше? А зимой, когда дефицит сырья, дать возможность рачительному молочнику подзаработать?

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»
НА СНИМКЕ: Александр ЗАПЕКИН с рогатым «прибавлением» уже этого года «выпуска».
Фото автора

А что в целом по Могилевщине?
Нужны мини-рынки!
Недавно ситуацию с частными подворьями обсуждали на заседании Могилевского облисполкома. Его председатель Петр Рудник считает: хозяевам ЛПХ нужно помогать не только семенами, выделять качественные пастбища, но и со сбытом продукции. По мнению Рудника, в райцентрах региона должно появиться как минимум по одному мини-рынку, где бы сельчане могли напрямую, без посредников, продавать сельхозпродукцию. А Олег Чикида, председатель Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Могилевского облисполкома, высказал и такую мысль: «В законодательстве должны быть четко определены границы личного подсобного хозяйства. А сельчанам, у которых ЛПХ больших размеров, необходимо предоставлять всяческие льготы, зачислять трудовой стаж...»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?