Хорошая работа должна автоматически хорошо оплачиваться

В НЫНЕШНЕМ году будет 10 лет, как колхоз «Дружба» Ивановского района преобразовался в СПК и получил новое имя — «Бакуново». Так хозяйство назвали не случайно, а по аналогии с самым плодородным урочищем на его территории, что у дубравы Губа. Как и все лучшие сельхозпредприятия района, уже много лет «Бакуново» возглавляет один и тот же человек — настоящий хозяин на своей земле, руководитель с богатым жизненным и профессиональным опытом Иван ГОРБАЧИК. В беседе с корреспондентом «БН» он рассказал, чем сегодня живет коллектив предприятия, на чем основана высокая экономическая эффективность его работы.

Председатель СПК «Бакуново» Иван Горбачик: «Человек делает то, что подсказывает ему совесть»

В НЫНЕШНЕМ году будет 10 лет, как колхоз «Дружба» Ивановского района преобразовался в СПК и получил новое имя — «Бакуново». Так хозяйство назвали не случайно, а по аналогии с самым плодородным урочищем на его территории, что у дубравы Губа. Как и все лучшие сельхозпредприятия района, уже много лет «Бакуново» возглавляет один и тот же человек — настоящий хозяин на своей земле, руководитель с богатым жизненным и профессиональным опытом Иван ГОРБАЧИК. В беседе с корреспондентом «БН» он рассказал, чем сегодня живет коллектив предприятия, на чем основана высокая экономическая эффективность его работы.

— Иван Лукич, с одной стороны, «Бакуново» — обычное хозяйство с традиционными видами деятельности — животноводство плюс растениеводство. Производит мясо, молоко, зерно, сахарную свеклу. И все это — плод каждодневного обыденного крестьянского труда. Однако результаты его отличаются от многих других. От чего это зависит?

— Всегда своим работникам говорю, что всюду одинаковое поголовье КРС, содержится в фактически одинаковых помещениях и ест одни и те же корма — образно. То есть потенциально все сельхозпредприятия находятся в одинаковых условиях. Просто работают там разные люди. А каждый человек делает то, что подсказывает ему совесть. Поэтому и результаты разные. У нас, к примеру, в целом хороший коллектив, состоящий из ответственных, порядочных людей. Поэтому если и мешает что-то достигать желаемого, то только капризы погоды. По сути сельхозпроизводство — та же фабрика, но все под открытым небом.

— А ведь нередко можно услышать, что если строго соблюдать технологию производства, то природа почти не повлияет на урожай и другие результаты.

— Об этом хорошо знают агрономы в хозяйствах, что такое соблюдать технологию и что в итоге может получиться. Даже при соблюдении всех требований, параметров по применению тех же средств защиты иногда можно почти ничего не получить. Словом, у всех сельчан одни беды, проблемы, вопросы.

— Зато ответы и решения нередко разняться. Да и взгляды на ведение агробизнеса в современных условиях бывают прямо противоположными, особенно среди руководителей. Одни считают, что достаточно построить роботизированную ферму, и будет молоко литься рекой. А другие уверены, что главное — люди. И никакие машины их не заменят. А ваше мнение какое?

— Я — за второй вариант. Роботы — это хорошо, конечно. Но все понимают, что такое человеческий фактор и насколько негативно он иногда влияет на производство, особенно в АПК. И наоборот. Но что поделаешь? Сеять, убирать, кормить, доить коров надо, и людей в итоге кормить тоже надо.

— Хватает рабочих рук у вас?

— Не совсем. Хотя коллега из Харькова, который приезжал к нам в хозяйство, считает, что их у нас даже много! В принципе,  ему все понравилось — мастерские, фермы, как организован производственный процесс. А когда услышал, сколько людей работает в коллективе, сказал однозначно: «Много! Половины хватило бы».

— И сколько вас всех?

— 181 человек. А у него по численности, что одна наша бригада — 40 человек. Механизаторов всего 10, специалистов, кроме директора, четыре: главный бухгалтер, инженер, агроном, экономист.

— А у Ивана Лукича?

— Сорок! Я спросил у него, сколько отчетов он возит в районный центр. А в ответ услышал удивленное: «Какие отчеты?» Но когда зашла речь о финансах, я выиграл. За прошлый год прибыль у него составила в пересчете на наши деньги 8 миллиардов рублей. У нас — 14 миллиардов. Поэтому все относительно. Как и потребности людей. Ему, например, кажется, что мне нужно обязательно купить в хозяйство дорогой джип. А я вот не гонюсь за роскошью. По мне и та машина, что есть, неплоха.

— Наверное, проходимость все-таки важнее, чем роскошь?

— Вот это точно. Это как раз просто необходимо.

— Иван Лукич, интересно, какую технологию вы применяете в заготовке кормов?

— Самую натуральную. Корма заготавливаем в рулонах и традиционно закладываем в траншеи. В прошлом году в рулонах заложили 1063 тонны сенажа. И здесь главное — выдержать влажность и фазу развития растений. Тогда и результат будет. В этом выражается натуральность технологии.

— Вот и пример того, что у всех руководителей разные взгляды и подходы. Вы работаете с рулонами, а другие их не признают — только полимерные рукава. Сколько людей — столько мнений?

— Возможно. Мы пошли по пути заготовки кормов в рулонах по простой причине. Я обратил внимание, что в других хозяйствах при заборе массы из полимерных рукавов зимой есть потери. А у нас с рулонами нет: развернул его и все. А вообще, у каждого свой подход к делу — это точно. Потому что в целом, когда просчитывали все, выбирали технологию, пришли к выводу, что с точки зрения экономики разницы между рукавами и рулонами почти нет.

— В одном из хозяйств мне сказали, что если заготавливать корма в рулонах, то нужен размотчик, потому как смешать их невозможно. Есть ли у вас такая проблема?

— Мы не кормим все поголовье массой из рулонов. На мой взгляд, дорогое удовольствие. Этот сенаж используем только для кормления телят, молодняка и проблемных коров — глубоко стельных и нетелей. Вот таким даем чистый сенаж без добавок. Поэтому и нужды нет смешивать его с другими компонентами.

— Сколько у вас в хозяйстве КРС, дойного стада и молочно-товарных ферм?

— Всего КРС 3180 голов, в том числе 1138 коров, из них 1068 — молочное стадо. МТФ в хозяйстве три. Одна новая, две после реконструкции. На одной из них построили практически новый доильно-молочный блок на 220 голов дойного стада, который уже 1 марта должен начать работать. В этот зал оборудование установили белорусское — параллель 2 на 14. Но оно и не совсем отечественное. Остов делают у нас, а электроника и все технологические составляющие, непосредственно участвующие в процессе доения, — бельгийского производства. Думаю, должно работать не хуже «Вестфалии». Этой марки тоже у нас на одной из ферм работает параллель — 2 на 16. А на третьей доильные залы делали сами — заменили молокопроводы, чтобы облегчить труд животноводов и улучшить качество молока. Конечно, со временем перестроим, потому что все-таки делали хозяйственным способом, а пока работаем так. Там дойное стадо содержится на глубокой подстилке, а не в боксах. В перспективе планируем переоборудовать и эту ферму.

— Сколько в среднем молока получаете от коровы и какова его рентабельность?

— В 2012 году удой составил 6520 килограммов, рентабельность — 66 процентов.

— А что представляет собой ваше производство мяса КРС?

— Разводим мясной скот абердин-ангусской породы. Ферма по откорму сейчас на реконструкции. Но одно здание уже заселили, второе заселим весной, а летом сделаем третье. И в результате планируем увеличить поголовье примерно до полутысячи. Сейчас 225 голов.

— Это себя оправдывает?

— Думаю, перспективы развития есть. Причем не только мясо это дороже, но и продуктивность скота выше, чем у обычной черно-пестрой породы — при тех же затратах кормов. Да и не настолько прихотливые абердины относительно условий содержания. Конечно, это не значит, что им у нас хуже живется, но тем не менее.

— А людям как живется и работается? Какие доходы у ваших работников?

— Живется неплохо, а зарабатывают так, как работают. Зарплата очень разнится — и среди животноводов, и среди механизаторов. У кого-то и 5—7 миллионов рублей, а у некоторых вдвое меньше.

— Молодежи много в коллективе?

— Около 50 процентов.

— Немало! Чем завлекаете? Традиционно жильем и высокой зарплатой?

— Абсолютно не согласен, что все решают эти два фактора. Надо, чтоб душа лежала к работе — прежде всего. Тогда человек задержится и принесет пользу предприятию, а, соответственно, и личному бюджету, потому что хорошая работа должна автоматически хорошо оплачиваться. На это и ориентируюсь, когда беру людей на работу.

Подготовила Наталья ЕРЕМИЧ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости