Холодает. Много огня, насилия, «градуса». И мало солнца…

Как сберечь жизни, имущество сельчан в зимний период?
ГОТОВИТЬ сани, по народным приметам, уже поздновато, однако самое время задуматься, как обезопасить себя или пожилых родителей зимой. Об этом шла речь на «круглом столе» в редакции «СГ». В дискуссии приняли участие заместитель начальника управления надзора и профилактики МЧС Руслан ЛИХОМАНОВ, заместитель начальника управления профилактики МВД Сергей КРАСУЦКИЙ, семейный психолог, ведущий первой в республике Коррекционной программы для мужчин Роман КРЮЧКОВ.


Руслан ЛИХОМАНОВ

Сергей КРАСУЦКИЙ

Роман КРЮЧКОВ

В ожидании морозов


«СГ»: — Давайте для начала обозначим основные факторы риска и опасные ситуации, в которых могут пострадать сельчане в зимний период…

Р. ЛИХОМАНОВ: — Именно в октябре и ноябре мы проводим акцию «За безопасность вместе!» Как раз на осенне-зимний период приходится самое большое количество пожаров и погибших. По статистике, за последние пять лет 70 процентов всех пожаров происходит с сентября по март. Пик — в декабре. В октябре в среднем погибает 76 человек, в ноябре — 83, в декабре — 113, январе — 111, феврале — 98, марте — 79. Это обусловлено тремя основными причинами. Во-первых, понижается температура, и на селе начинают топить печи. Именно период их запуска после временного бездействия наиболее опасен. Вторая причина — люди больше времени проводят дома, световой день меньше, а нагрузка на электросети, наоборот, растет. Освещение, телевизор, бытовые приборы… Электропроводка, которую эксплуатировали десятки лет, просто не выдерживает такого «накала». Это приводит к коротким замыканиям и другим авариям. Третий фактор — неосторожное обращение с огнем. Ладно бы люди просто сидели дома, так они еще и «повышают градус» с помощью алкоголя. Это общая беда и пожарных, и милиции. 70 процентов пожаров с гибелью людей связаны с употреблением спиртного.

С. КРАСУЦКИЙ: — Для нашего ведомства зима не то чтобы период «спячки». Если судить по голой статистике, преступность на селе в это время снижается. К примеру, прошлым летом зафиксировали до 6100 преступлений, а за прошлую зиму — порядка 5500, то есть разница в 600 случаев. Однако количество убийств почти одинаково зимой и летом — 33 и 34, не намного меньше зимой краж, на одном уровне грабежи, разбои и хулиганства. Преступность на селе такова: если за 9 месяцев прошлого года произошло 16,7 тысячи преступлений, то в нынешнем — около 18 тысяч. Тех же разбоев больше почти на четверть. Больше, чем в городе, тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе в семейно-бытовой сфере. Четверть жителей страны проживает в сельской местности. Однако примерно половина убийств и тяжких телесных повреждений, которые совершили близкие родственники, происходит именно там!

«СГ»: — Такие истории не редкость в последнее время. К примеру, на днях пожилой житель Волковыска в подпитии стал слышать голоса, которые приказывали ему убить жену. Пенсионер взял топор и тремя ударами расправился с ней…

С. КРАСУЦКИЙ: — Специфика села еще и в том, что эти преступления в основном на совести людей с низким социальным статусом. 36 процентов фигурантов таких дел вообще не работали. Убийства и умышленные причинения тяжких травм в 80 процентах случаев дело рук пьяных, а на селе доля смертей по вине выпивох доходит до 92—95 процентов. В деревнях кражи имущества — до 55 процентов от всех правонарушений. В основном страдают от действий преступников пожилые люди.

«СГ»: — Есть ли какие-то психологические особенности поведения людей зимой, объясняющие эти негативные тенденции?

Р. КРЮЧКОВ: — Уже осенью жители нашей климатической зоны начинают страдать, например, от недостатка солнца. Конечно, даже в городе вряд ли люди массово пойдут в солярии, чтобы решить эту проблему. Во многом именно по этой причине мы и наблюдаем всплеск сезонных расстройств настроения. В теплый период года люди не так привязаны к помещениям, поэтому меньше видятся друг с другом и реже вступают в конфликты. Окончился сезон полевых работ, кто-то заработал за это время неплохие деньги, дела нет — начинает пить…

Мой дом — уже не крепость


«СГ»: — Начало отопительного сезона уже принесло немало бед. Свежий пример — бобруйчанин решил разжечь печь в своем доме в деревне Казаково. И плеснул бензина. В итоге получил ожог глаз. Как можно предостеречь людей от опасной ситуации?

Р. ЛИХОМАНОВ: — Цель проверок наших инспекторов — не просто найти нарушения и привлечь к ответственности, а именно разъяснить людям, что ковер у печи или искрящая розетка могут довести до беды. Опасность пожара совсем не виртуальна, это происходит ежедневно. Не проходит и дня без сообщений о гибели человека в огне. В фокусе внимания пожарных при проверках одинокие и одиноко проживающие пожилые люди, инвалиды, многодетные семьи, те, где дети находятся в социально опасном положении. Стараемся максимально помочь им сделать жилье безопасным. Для чего нужно устанавливать автономные пожарные извещатели и вовремя менять в них батарейки. Мы ходатайствуем о выводе сигналов таких систем на улицу. На Брестчине был случай, когда ребенок остался с нетрезвым отцом в доме. В считаные минуты, когда начался пожар, на звук сигнализации прибежал сосед и помог мальчику выбить окно и выбраться. Сейчас формируются две новые госпрограммы, которые условно можно назвать «Здоровье нации» и «Занятость населения». Мы предлагаем включить в них мероприятия, которые и в будущем позволят финансировать эти расходы на средства защиты. Они уже доказали свою эффективность — в этом году по сравнению с прошлым на 20 процентов уменьшилось число пожаров в домах людей, входящих в группы риска.

«СГ»: — Сельчане иногда жалуются, что пенсии может не хватить на замену электропроводки или ремонт печи…

Р. ЛИХОМАНОВ: — Именно поэтому, когда во время акции мы выявляем такие факты, сразу готовим ходатайство в местный распорядительный орган. Если в бюджете предусмотрены на это средства, людям обязательно помогают. 

«СГ»: — Что в свою очередь предпринимает милиция? Летом наши деревни более многолюдны, но уже сейчас не редкость ситуация, когда всего несколько пожилых сельчанок остаются зимовать в родных местах. А неподалеку обитает сосед — любитель заложить за воротник, от которого можно ожидать чего угодно… 

С. КРАСУЦКИЙ: — Семьи в социально опасном положении — забота не только милиции, но и органов соцзащиты, и педагогов, и медиков, и местной власти. Да, старики, имея постоянный доход и неплохие сбережения, как магнитом притягивают ведущих асоциальный образ жизни. Лето, когда они могли заработать на ягодах или подсобных работах, закончилось, а жить на что-то нужно. В первую очередь их интересует выпивка. Алкоголики под пристальным вниманием милиции, работает Закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». Если есть основания, привлекаем человека к ответственности, ставим на учет. Участковый инспектор посещает его или вызывает к себе для беседы. Или направляем в ЛТП. За 9 месяцев этого года туда определено уже более 6,4 тысячи человек. Советы общественных пунктов охраны правопорядка созданы в каждом сельисполкоме. Стараемся помочь такому человеку трудоустроиться, взаимодействуя с органами по труду и соцзащите. Когда есть работа, мысли с алкоголя переключаются на другое.

«СГ»: — Всегда ли быстро получаете сигнал о происшествиях? 

С. КРАСУЦКИЙ: — Не всегда. К примеру, пенсионер из деревни Черногубово Копыльского района утром обратился в милицию и рассказал, что ночью к нему в дом ворвался неизвестный в маске и требовал деньги, но поживиться за чужой счет ему не удалось. Разбойником оказался безработный односельчанин, его задержали. По такой же схеме действовали в деревне Тивновичи Ивьевского района. К 80-летней женщине ночью залезли незнакомцы, избили ее и отобрали 2 миллиона рублей. Пока преступление не раскрыто. Еще одна особенность пожилых в том, что не все пострадавшие обращаются в милицию. В результате преступник остается безнаказанным, появляются новые жертвы. Милиция постоянно напоминает почтальонам, социальным работникам, которые общаются со стариками, ставить в известность милицию, если они узнали о правонарушении или преступлении. 

Еще одна проблема — по-прежнему работает схема из известного фильма «украл, выпил — в тюрьму». После конфликта составляется протокол, суд дает дебоширу штраф или «сутки». Деньги уходят из семьи, а кормилец может лишиться работы. Поэтому потерпевшие не хотят обращаться в милицию. В будущем изменить ситуацию к лучшему могла бы мера, обязывающая агрессора в судебном порядке вместо штрафа пройти коррекционную программу. На выбор — либо привлечем к ответственности, либо поработай с психологами. Но это пока не предусмотрено законом.

«СГ»: — Частный дом укрепить намного сложнее, чем, к примеру, квартиру в многоэтажке за железной дверью…

С. КРАСУЦКИЙ: — Главное — обеспечить родных, особенно престарелых, телефонной связью. В этом заинтересованы и мы, и спасатели МЧС, и медики. Еще одна мера предосторожности — хранить деньги не дома, а в банке, чтобы не привлекать нездоровый интерес. Пенсию можно получать на карточку, избегая наличных. Пожилые часто становятся жертвами из-за собственной беспечности. К примеру, в Лельчицком районе пенсионер, злоупотреблявший спиртными напитками, пригласил к себе 28-летнего бродяжку. Последний в момент попойки избил старика до смерти. Еще одна беда — попытки сбыть сельчанам вещи по завышенной цене. Деньги никто насильно не забирает, поэтому в таких случаях вернуть их намного сложнее. Не стоит пускать к себе «коробейников», лучше попросить соседей купить тот же товар в магазине.

Опасный возраст


«СГ»: — Можно ли объяснить такую патологическую доверчивость особенностями возраста? 

Р. КРЮЧКОВ: — По разным данным, менее двадцати процентов людей сохраняют после 65 ясность мысли, как в молодости. У многих диагностируют старческое слабоумие, неврологические и сосудистые патологии, даже болезнь Альцгеймера с потерей возможности себя обслуживать. Близкие пытаются их защитить, но беда в том, что многие бабушки и дедушки утрачивают способность воспринимать новую информацию. Болезни, твердость и жесткость в суждениях мешают им согласиться на перемены.

«СГ»: — То есть те же мобильные телефоны и пожарные извещатели воспринимают в штыки?

Р. КРЮЧКОВ: — Именно. Когда я работал в социальном учреждении, сталкивался и с тем, что люди не хотят расставаться со старьем. Иногда приходится грузовиками вывозить из домов барахло, накопившееся у таких плюшкиных. Оно ведь может и загореться. Психологически человек одинокий или ведущий замкнутый образ жизни с помощью таких «стен» защищается от внешних травмирующих факторов, в том числе страха смерти. Родным стоило бы поручить часть обязанностей такому члену семьи, чтобы он продолжал ощущать свою нужность, особенно если теряет навыки самообслуживания. В некоторых случаях это позволит ему мобилизоваться. К примеру, если пожилая сельчанка не хочет покидать свой дом на зиму, можно попросить ее помочь ухаживать за внуками. Это бывает проблемой, ведь окончательно покинуть насиженное место для нее означает конец независимой жизни. 

«СГ»: — Есть ли секреты в общении, которые помогут донести до пожилых важную для их безопасности информацию?

Р.КРЮЧКОВ: — В самом деле, люди в возрасте часто становятся брюзжащими, агрессивными, конфликтными, требующими внимания и уважения. Среди этой категории очень большой процент жалобщиков. Общаясь с сотрудниками милиции или представителями МЧС человек рассказывает две-три «заготовленные» истории. Пока не выскажется, отказывается общаться конструктивно. Правильно то, что таких людей не наказывают за нарушения, а стараются выслушать, чтобы и они, получив внимание, в свою очередь восприняли советы. Нужно в ответ выразить озабоченность, мол, всякое может случиться, и в конце разговора переспросить: а что вы будете делать завтра, чтобы беды не произошло? В общении есть много фильтров, через которые человек может не пропустить информацию, а с помощью такого психологического приема больше шансов пробиться к нему.

Пожилые очень страдают от того, что снижается их значимость. Были специалистами, востребованными работниками, а сейчас кому нужны? Спросив совета у них как у старших можно добиться расположения и доверия. К сожалению, этими методиками активно пользуются мошенники, «пробивая» защиту и добиваясь своих целей. 

Агрессор и жертва


«СГ»: — Семейные конфликты часто кажутся неразрешимыми, в итоге приводят к трагедиям. Тут бы к психологу…

Р. КРЮЧКОВ: — К сожалению, у нас низкий уровень психологической грамотности, недоверие к психологам и психотерапевтам. Люди бездумно принимают «таблетки от головы», но не антидепрессанты — «я что, сумасшедший»? При этом большой процент людей страдает от депрессий и расстройств. К насилию, как правило, склонны люди из дисфункциональных семей. Это большая проблема в близких отношениях. В городе более сильны новые веяния, быстрее в случае чего приедет тот же милиционер, причем это не кум и не сват, как на селе. Агрессоры — прекрасные манипуляторы. К примеру, избил девушку или жену, оскорбил ее. Участковому такой скажет: «Ну ты же пойми меня как мужик, это же баба, сама меня довела!» Эти мифы транслируются из поколения в поколение, и за них крепче держатся на селе. 

«СГ»: — Милиция и МЧС в последние годы довольно активно работают даже с детьми. Не рановато ли?

Р. ЛИХОМАНОВ: — Сформировать у человека культуру безопасности жизнедеятельности невозможно без обучения с ранних лет. До взрослых достучаться тяжелее. Недавно внесены изменения в Директиву № 1, и перед Министерством образования поставлена задача вернуться к старой системе, когда предмет «Основы безопасности жизнедеятельности» был в основном компоненте учебной программы. Речь в нем пойдет не только о пожарной безопасности, но и о защите от преступных действий. 

С. КРАСУЦКИЙ: — Работники ИДН постоянно взаимодействуют с учителями, выступают перед школьниками, объясняют, чем чреваты связи с дурными компаниями и нарушение закона. 

Вместо штрафа — урок?


«СГ»: — Законы о предупреждении насилия в семье есть у всех наших соседей. Не пора ли принять его и в Беларуси?

Р. КРЮЧКОВ: — Согласен, сейчас такого закона очень не хватает. К примеру, судья не может обязать домашнего тирана посещать Коррекционную программу для агрессоров, где учат человека справляться с гневом. Парадокс: к примеру, под угрозой того, что семью поставят на учет как социально опасную, принудить к посещению курсов отца может заведующая детским садом. Получается, у нее рычагов больше?

Коррекционные программы для мужчин-агрессоров в мире работают уже около тридцати лет. Уговорить участвовать наших людей в такой программе нелегко, 6—8 месяцев работы над собой выдерживают далеко не все. Но  даже тем, кто проводит на программе месяц-два, уже легче себя контролировать. Они осваивают приемы саморегуляции. И вместо того чтобы решать проблемы кулаком, выходят из ситуации по-другому. Это помогает сохранить семью.


ЦИФРЫ И ФАКТЫ

90 процентов погибших от пожаров людей курили в постели. Более 200 пожаров ежегодно происходит из-за детской шалости с огнем. 

В зоне риска и пожилые люди. В этом году на 10 процентов выросло число пенсионеров, пострадавших в результате совершения преступлений (с 5592 до 6171). Чаще всего они страдают от имущественных преступлений. Обокрали более 4400 пожилых людей, более 300 стали жертвами мошенничеств. Около 180 пострадали от хулиганов.

yasko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Владимир ШЛАПАК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?