Минск
+19 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Ходики времени

Кто переводит стрелки городских курантов?
Кто переводит стрелки городских курантов?

70 лет назад — 7 декабря 1935 года — в Минске на углу улиц Советской (ныне проспект Независимости) и Энгельса были установлены первые в столице и во всей БССР электрические часы. Газета «Рабочий» сообщила об этом на следующий день в короткой заметке, и едва ли наши предшественники могли представить, насколько разовьется служба оповещения времени спустя десятилетия.

Теперь даже электронными программируемыми часами никого не удивишь: они есть на проходной чуть ли не каждого завода. Правда, довоенных собственных курантов в городе не осталось. «А зачем?» — удивятся прагматики. Ведь сейчас у каждого есть и мобильник в кармане, и современные «Citizen» на руке, которые всегда подскажут, сколько уже «натикало». А все равно и на железнодорожном вокзале, и около ратуши невольно ищешь глазами знакомый циферблат. Городские хронометры словно отсчитывают историю города. Это приметный символ мегаполиса — такой же, как стела на площади Победы или собор в Верхнем городе. Всего в Минске чуть больше сорока уличных городских часов. Устройство большинства из них известный минский часовщик Евгений Садлинский изучил лучше, чем бульвары родного города.

Один из самых старинных минских хронометров, установленный напротив здания КГБ, Евгений Григорьевич навещает дважды в неделю. В такой день мы и напросились к нему в компаньоны. Чтобы совершить путешествие во времени. По скрипучим ступенькам поднимаемся в святая святых — комнатушку на чердаке, где находится часовой механизм. Шестеренки, гирьки, стрелки... Сколько историй и тайн они хранят!

Минским курантам не меньше 70 — 80 лет, и мало кто знает, что у них есть бой, да настолько звонкий, что жильцы дома попросили его отключить: мешал заснуть. Часы эти привезли из Кенигсберга в 1946 году. Увы, имя изобретателя уникального образчика искусства неизвестно. «Кто–то стер клеймо, которое обычно оставляли немецкие мастера, — рассказывает Евгений Григорьевич. — Но по всему видно, что ручная работа. Их точности могут позавидовать самые крутые швейцарские часы. Поговаривают, как–то еще во времена БССР сюда забрались мальчишки и сломали механизм. О ЧП немедля доложили в ЦК КПБ, нужную шестеренку срочно заказали в Воронеже, и уже через сутки часы снова начали свой ход».

Чтобы завести минские куранты, нужно поднять 120–килограммовый противовес, потом смазать механизм маслом. Дежурную процедуру Садлинский проделывает с юношеской ловкостью. Кстати, минчане после августовского урагана обратили внимание, что многие городские часы показывали разное время. Это сильный ветер самовольно перевел стрелки. Стихия–проказница вмешалась в ход времени и ввела в заблуждение многих горожан. Интересно, сколько человек опоздали на работу из–за шалостей природы?

Еще один военный трофей расположен на Привокзальной площади. Знаменитые башенки венчают самые большие городские часы в Минске с циферблатом 3,5 метра в диаметре. Три года назад их реставрировали московские мастера, которые обслуживают кремлевские куранты. В хронометр после этого поместили электронную начинку. Подарок из Японии около театра музкомедии уникален по–своему: часы показывают и сендайское, и минское время. Зато с содроганием часовщики вспоминают хронометр ереванского изготовления около «БелЭКСПО» на проспекте Победителей. Сколько с ним намучились! Он регулярно сбивался с ритма или вдруг ни с того ни с сего останавливался. В конце концов решено было установить вместо него московский аналог.

— Вообще–то городские хронометры нужно ставить там, где собирается много людей, — резюмирует Садлинский. — Около театра, например. Нужно ли делать больше башенных часов? Безусловно! Например, около Купаловского театра я бы непременно нашел для них местечко. Или на площади Победы. Без курантов город выглядел бы как–то сиротливо. Часы — свидетельство того, что мы идем в ногу со временем.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...