Сельская газета

Хата не с краю

— Да ну вас... Как хотите, а я умываю руки, — сказал мужик и как отрезал. Невольно подслушанная фраза прозвучала более чем акцентированно. Эдакий Понтий Пилат местного разлива, у которого всегда «моя хата с краю». Не санитарная, а своего рода щадящая нравственная гигиена. Ведь в контексте понятно, о каком «крае» речь. Приблизительно того же поля ягода «Тише едешь — дальше будешь», тоже эффективное в вопросах собственного выживания.

Тут, видимо, важно помнить вот что! Однажды формально родившись, ты, как человек социальный, продолжаешь делать это всю жизнь. С каждой новой встречей, новой книгой, свежим впечатлением, неожиданным ощущением, оригинальной мыслью...

А если «умыл руки», если «хата с краю»? Какое уж там рождение... Примитивная логика оловянного солдатика, да и только... Дескать, довольствуйся тем, что есть, а на остальное не очень-то рот разевай. Между тем жизнь — амплитуда размаха, а не болото, где свои же кулики и хвалят.

Да, конечно, радиус твоего действия не беспределен. Бывает большой, где государственные люди решают державные задачи. Нефть, газ, машиностроение, геополитика...

Но есть же рядом с ним тот, где проблемы вроде помельче, а вот без их решения тоже никак. И сколько же много знал в этом мире «будничных проблем» замечательных людей, спокойно и достойно вершивших свой повседневный труд. Строителей, учителей, врачей, хлеборобов... Тех, кто ни на момент географически, а главное, граждански не определяли «свою хату» как крайнюю. Дескать, мы всегда в эпицентре событий. На зерновом поле, где рождается урожай. На животноводческой ферме с непростой заботой о привесах и надоях. В школьном классе с мыслями о подрастающем поколении... И так по всему профессиональному диапазону.

А есть же еще и параллельный маленький мир, с проблемами вроде помельче. Квартиру обустроить, сын двоек нахватал, с кем-то во взаимоотношениях разобраться... Да мало ли что?

И вот здесь-то как раз не надо отгораживаться друг от друга. Хоть и другой масштаб проблем, но он тоже наш, «достающий» бытовой и всякой прочей неотвратимостью. Потому порой так остро актуален.

А может стать еще актуальнее, коль сплошь и рядом будем «умывать руки», «хаты» переводить в разряд «крайних». Разве не очевидно: жить благотворнее так, будто многое зависит и от тебя тоже. Даже если это только иллюзия.

Все это, разумеется, на уровне предположения. Не очень-то здесь «насоветуешься». Каждый ищет свой оптимальный способ жизни. Но должны ведь быть и некие общие позиции, некая общая концепция взаимно облагораживающего способа бытия. Та самая, когда позитивное отношение к людям требует, как минимум, интереса к ним.

Тут поневоле задашь себе вопрос: неужели порой так трудно отделиться от эгоизма? Оно понятно: себя, родного и неповторимого, действительно трудно проигнорировать. Но тогда пусть (читайте классиков) он хотя бы разумным будет. Как на том, к примеру, Чернышевский настаивал. Когда и тебе неплохо, и около тебя хорошо. Можно себе и добро, и внимание, и сочувствие позволить. Хотя бы потому, что люди такое позиционирование обязательно оценят.

Тем более что гамбургский счет и вообще-то едва ли возможен. На этой земле и за отпущенный нам срок никто не успевает стать совершенством. Да и не надо. Вполне достаточно не таких уж сложных чеховских параметров интеллигентности. Когда тебя волнуют те же события, факты, отношения, которые близко трогают других людей.

Базовые позиции пересматриваются людьми очень непросто. И однажды рискуешь уже вовсе не заметить, что стал меньше в размерах как личность. Это уже грустно.

Вот почему душа иногда не принимает отформатированную жизнью суть многих народных же речений. Скажем, кроме названных, очень и очень большое сомнение вызывает нравственно уязвимое «не пойман — не вор». Вопрос как бы переносится из моральной плоскости в «технологическую». Между тем сущностный вор всегда вор, даже если пока и не изобличен.

Но это уже несколько другая тема...

г. Глуск

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...