Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Ханна не слушала тех, кто советовал немножко приземлиться в своих желаниях

Ханна: я счастлива, что муж — мой продюсер

На Ханне: платье — XGirl by Hanna
Ulzutueva @ph.ulzutueva
Гостья ведущей авторской программы на канале RU.TV и звездного редактора «ТН» Елены Север в 2009 году завоевала титул «Мисс Чувашия».  А желание быть певицей привело ее к продюсеру Пашу (Павлу Курьянову), который по совместительству является ее мужем.

— Мой первый вопрос традиционен. Есть ли у тебя жизненный девиз?

— Фраза, которую я каждый день себе повторяю: «Нет ничего невозможного». Я даже сделала такую татуировку, чтобы она в те минуты, когда мне особенно тяжело, напоминала: все зависит от нас самих.

— У тебя с детства такая установка или ты пришла к этому, повзрослев?

— С детства. С чем это связано конкретно, не знаю. Мама мне постоянно говорила: если ты будешь работать, если чего-то будешь хотеть, то этого добьешься. И я понимала, что для меня нет никаких границ. Я с детства хотела стать певицей. Смотрела по телевизору на Аллу Борисовну Пугачеву и представляла, как тоже стою с микрофоном на сцене и люди поют мои песни. Я родилась в Чебоксарах, в абсолютно обычной семье, училась в суперобычной школе. Но почему-то даже когда мне говорили, что нужно мечтать о более реальных вещах и немножко приземлиться в своих желаниях, я верила в свою мечту. 

— Получается, что для тебя вообще нет невозможного. 

— Получается так.

Эмоции по наследству

— Давай поговорим о твоем творчестве. У тебя недавно вышла новая песня «Поговори со мной». 

— Да, релиз сингла состоялся 22 февраля. Песня получилась очень чувственной и не совсем похожей на мои предыдущие. Мне хотелось исполнить ее так, чтобы она нашла отклик в сердце каждой девушки! Мне кажется, почти все в разный период в жизни переживали и боль, и обиду, и разочарование. Когда я впервые выложила фрагмент песни на своей страничке в Instagram, даже не ожидала настолько сильной и активной отдачи от слушателей! 

Со звездным редактором «ТН» Еленой Север
Пресс-служба «Русской Медиагруппы»
— Песня действительно получилась чувственной. Планируете снимать на нее клип? 

— Да, съемки запланированы на март. Уже утверждаем сценарий.

— А чем еще ты занята сегодня?

— На днях представлю еще один проект — собственный бренд одежды — XGirl by Hanna. Все изделия бренда handmade и создаются в нескольких экземплярах. В пошиве мы используем только дорогие и качественные ткани. Признаюсь, я всегда мечтала о своем бренде одежды. С детства я не хотела одеваться как все, поэтому мы с мамой придумывали и шили разные платья и наряды.

— Готовясь к нашему разговору, я узнала, что ты еще школьницей участвовала в благотворительных концертах. Ты тогда отдавала себе отчет, что кому-то помогаешь? 

— Тогда, конечно, нет. А сейчас на гастролях мы часто выступаем в разных организациях. Но я эмоциональный человек. Стыдно признаться, иногда я с трудом посещаю такие мероприятия. Начинаю плакать, хотя понимаю, что это некрасиво, неправильно. Порой, проезжая на машине мимо бабушки с дедушкой, останавливаюсь и стараюсь их куда-то подвезти. У меня какие-то сумасшедшие эмоции вызывают пожилые беспомощные люди и дети без родителей.

— Это связано с впечатлениями детства или просто тебе дан такой дар, как большая душа?

— Мне кажется, что это гены. Я смотрю на маму и бабушку и понимаю — они такие же. Мы все очень близко к сердцу принимаем. Но я стараюсь брать себя в руки, пересиливаю себя и делаю то минимальное, что могу, — приезжаю, выступаю, что-то дарю. 

— Я читала, что ты поддержала воспитанников сочинской школы-интерната. И там теперь даже висит доска с твоими пожеланиями. Детки тебя узнавали?

— Да, конечно. Я просто дар речи потеряла, когда увидела, что они со мной поют мои песни. Это меня тронуло до слез.

Испытание танцами

С мамой Татьяной
Фото из личного архива Ханны
— Ханна, знаю, что о своих артистических способностях ты заявила едва ли не в 4 года…

— Да, еще в яслях. В обеденное время, когда все малыши бегают, прыгают, играют, я ставила стул посередине комнаты, вставала на него и пела русские народные песни. Пела пять минут… десять. Потом воспитатели расставляли стульчики, сажали детей, а я им все пела. Когда в нашей группе все мои песни выучили, я стала ходить в другие. Вернее, меня воспитатели туда вели за ручку, чтобы я там устраивала концерты. 

— Твоя мама уже тогда поняла, чем ты хочешь заниматься, и отдала тебя в музыкальную школу? 

— Мама поняла это очень рано. А потом я сама во всех сочинениях писала и всем говорила, что обязательно буду петь. Как только мне исполнилось 6 лет, пошла в музыкальную школу, а еще на актерское мастерство, на технику речи, в хор…

— Ничего себе! А ведь были также и спортивные танцы, как ты это совмещала?

— Да, с первого класса я совмещала и то, и другое. Но когда пришло время выбора — заниматься спортивными бальными танцами или всем остальным, я предпочла танцы. 

— У тебя, наверное, есть награды международных конкурсов?

— Да, я кандидат в мастера спорта по спортивным бальным танцам. Практически тринадцать лет жизни я отдала этому виду спорта. Все мои травмы, все мои награды, все самое эмоциональное в моей жизни связано у меня именно с бальными танцами. 

— А всероссийскую медаль «Одаренный ребенок» тебе вручили за учебу или за танцы?

— Эту награду я получила в пятом или шестом классе. К тому времени у меня был высокий класс по спортивным бальным танцам, я отлично училась в музыкальной школе, была отличницей в школе образовательной, участвовала во всяких спек­таклях и ездила с ансамблем на местные гастроли. Наверное, это все сыграло роль. 

— А как к тебе относились в классе? Обычно таких детей в школе недолюбливают.

— В моей ситуации все сложилось отлично. У нас был абсолютно шикарный коллектив, очень дружный. Я училась в эстетической школе. Видимо, это тоже сказывалось. Меня окружали воспитанные и добрые ребята. Каждый либо рисовал, либо пел, либо танцевал.

— Прямо скажем, тебе повезло. Знаю, что тебя, еще школьницу, пригласили в Москву на турниры по спортивным бальным танцам. Как тебя родители отпустили?

— О, это была трагедия.

— Спортивные танцы для меня в школе были всем. Это как отдельный мир, наркотик. Я вообще ничего не хотела, только танцевать
Ulzutueva @ph.ulzutueva
— Трагедия для тебя?

— Конечно. Но и для родителей, особенно для мамы и бабушки. Они меня воспитывали втроем: мама, бабушка и дедушка. И никто не хотел отпускать меня в 14 лет в Москву, причем не просто учиться, а заниматься спортом, где реальные травмы, соревнования. И хотя от Чебоксар до Москвы всего 600 км, для всех этот переезд стал испытанием. Но когда мне тренер сказал: «Зачем ты здесь сидишь? Тебе нужно в Москву, я нашел тебе партнера», я в тот момент просто не могла ответить: «Нет». Мы в семье сели, посоветовались и решили: если не поедем, то потом будем очень об этом жалеть.

— Но в Москве ты жила одна. Почему бабушка с тобой не поехала? 

— Бабушка приезжала ко мне каждые две недели, в другие выходные приезжала мама. А жить со мной постоянно… Бабушка была уже старенькая, и у нее были еще младшие внуки, с которыми она жила в Чебоксарах. Мама же работала, она меня одна содержала на тот момент. 

— В Москве было тяжело?

— Каждый день — слезы. Наверное, за 28 лет это был реально самый тяжелый год в жизни. Я плакала, но понимала, что не могу признаться в этом маме. Когда она звонила, я говорила: «У меня все классно! Не переживай». 

— Еще такой юный возраст, конечно… Все остро воспринимаешь.

— Я жила в одной квартире со своим партнером, с которым танцевала. Этот мальчик был в меня влюблен, но в таком возрасте влюбленность иногда странно проявляется — издевательством над девочкой. И ребята надо мной постоянно издевались. Я заходила в душ — а они из душа забирали мое полотенце… Мне нужно было голой идти в спальню… Утром просыпаюсь, они всю еду съедят и зовут меня завтракать. В общем, какие-то детские, бредовые шутки, от которых мне было больно и обидно.

— А маме ты потом об этом рассказала? 

— Конечно. Мне кажется, она до сих переживает, что все-таки меня отпустила.

— С другой стороны, не отправь она тебя, и все могло сложиться иначе, не так, как сейчас.

— Верно. Я бы ничего не хотела менять. Все, что ни случается — к лучшему!

Где — капризы, и где — неудачи

— Скажи, а как начался твой путь в модельном бизнесе? 

— Все абсолютно случайно получилось. Хотя все случайности — неслучайны. Я прожила в Москве год и бросила танцы — мы танцевали по 20 часов в день, и я посадила себе здоровье. Врач сказал: «Все, что связано с физическими нагрузками, запрещено». И в 15 лет я вернулась в Чебоксары. Первые полгода была в депрессии, вообще жить не хотела. Танцев в моей жизни больше нет, а начинать заново в музыке… Мне казалось, что время уже ушло. И тут двоюродная сестра послала мои фотографии на конкурс красоты. Мне позвонили: «Приходите!» Я удивилась: куда? Зачем? А когда пришла, узнала, что главный приз в конкурсе — участие в съемках рек­ламной кампании одного из брендов. И я почувствовала, что все это меня как-то выводит из угнетенного состояния. Я с удовольствием поучаствовала в конкурсе — это был большой телепроект, мы снимались в передачах, вели прямые эфиры, и я была рада, что победила в нем. А потом так вышло, что, выиграв один конкурс, я была приглашена на второй…

В день свадьбы на острове Капри (2015)
Фото из личного архива Ханны

— Признаться, я поражена количеством твоих побед! А в 2011 году ты уже поступила в Академию кино в Лос-Анджелесе и в то же самое время появилась в Киеве.

— В Америке я отучилась почти год, а затем осталась в Киеве сниматься в сериалах. 

— Тебе понравилось сниматься? Не возникало мысли стать актрисой? 

— Я параллельно занималась музыкой, работала на студии и уже общалась с Пашу. А он и тогда говорил: если я реально хочу петь, то нужно все бросать и заниматься карьерой, серьезно и бесповоротно. 

— С Пашу познакомилась в Киеве?

— Нет, в Турции, на отдыхе. Он был на концертах, а я участвовала в конкурсе красоты.

— Тогда вы скорее познакомились не на отдыхе, а на работе.

— Можно так сказать.

— Но свою сольную карьеру ты начала пять лет назад. Ты изначально стала работать с Пашу?

— Да, моя карьера началась под его руководством. Он был моим продюсером с первого трека.

Будущие родители в счастливом ожидании ребенка
Фото из личного архива Ханны
— Но на сцену как певицу он тебя выпустил не сразу. Почему?

— Это я думала, что я классная — и спела, и станцевала, и песню написала, все, давайте меня в бой… А Пашу, как профессионал в этой сфере, не торопился: «Ну куда ты! Подожди, успокойся». Я возмущалась: «Ты что? Ты меня не любишь?» Прямо как в детском саду! Но он очень опытный и умный мужчина — он выпустил меня в тот момент, когда я была готова на 100 %. 

— Скажи, а всякие разговоры, что ты на сцене только потому, что жена продюсера, тебя обижали? 

— Конечно, было тяжело. Многие говорили: «Ты вообще петь не умеешь, на сцене тебе делать нечего, ты поешь, потому что просто симпатичная и муж продюсер» и так далее. А когда ты искренне любишь человека и любишь дело, которым ты с ним занимаешься, когда для тебя сцена — мечта и цель жизни, тогда эти разговоры тебя не просто обижают, ты готова закопаться куда-то и плакать с утра до вечера.

— Мысль вообще уйти со сцены, быть просто женой не возникала? 

— Конечно, возникала! После своих первых концертов, на которые приходили два пьяных мужика и барменша, я, приезжая домой, плакала, говорила: «Наверное, не мое, никто меня не любит, не понимает, не слушает»… А Пашу утешал: «Каждый артист проходит через это, у тебя вышла одна песня — и что ты хочешь? Собирать стадионы?» Он очень грамотно, иногда жестко давал мне понять, что я капризничаю и что нужно все пережить. В общем, в тот момент мне очень помогли Пашу и мама. Они после каждого моего неудачного концерта, а такие были в течение первого полугода, ставили меня на место и говорили: «Хватит плакать — раз уж решила, давай работать!» 

— Видимо, это главное: ты чувствовала, что в тебя верят?

— Конечно. Если бы они сказали: «Давай закончим!» — наверное, все бы и закончилось.

— Неужели ты бы так легко отступила?

— Нет! (Смеется.)

Штамп в паспорте ничего не изменил 

— С Пашу вы сыграли свадьбу в 2015 году на острове Капри. Но до этого роман развивался достаточно долго — три с половиной года. Он тебе не делал предложение или вы считали это ненужным?

— Считали ненужным. Мы и так понимали, что нашли друг друга, что всю жизнь проживем вместе, и никто другой нам не нужен. Я и до сих пор как-то не понимаю: мы вообще женаты? Штамп в паспорте есть, но ничего не поменялось.

С новорожденной дочкой
Фото из личного архива Ханны
— А сложно вообще жить, когда твой муж еще и твой продюсер?

— Первое время мы ругались постоянно. Я хотела, чтобы он ко мне относился как муж, даже когда он продюсер, а он хотел, чтобы я к нему относилась как артист, даже когда я жена. И разговаривали мы только о работе. Я упрямая и хотела, чтобы он шел на уступки, — он же муж, он должен меня поддерживать. А он говорил: «Нет, эта аранжировка мне не нравится, эти инструменты нужно поменять». Сейчас, со временем, я повзрослела и стала немножко мудрее, и он стал опытнее. И я рада и счастлива, что он в моей жизни есть не только как муж, но и как продюсер.

— Недавно узнала, что ты вегетарианка. Как же ты концерты даешь — на это ведь нужна энергия?

— Я вегетарианка почти семь лет. И никаких проблем с тем, что нет энергии, не возникало. 

— Как пришла к вегетарианству?

— У нас было много друзей, которые не ели мясо, рыбу, морепродукты, я с ними общалась, узнавала, что, как, наблюдала, как они выглядят. Они мне давали книжки почитать, я смотрела ролики в интернете. И однажды утром проснулась и поняла: пора и мне.

— Пашу разделяет твои взгляды?

— Да. Мы с ним в один день прекратили есть мясо.

— Я знаю, что у тебя есть свой бизнес, связанный с бьюти-инду­стрией. Как ты к этому пришла? Поддерживает ли тебя в этом деле Пашу? 

— Переехав в Москву, я долго не могла найти мастера, который бы умел качественно нарастить ресницы. А однажды столкнулась с тем, что мне сказали: «У нас нет «окна» в графике, чтобы вас обслужить, но если вы сделаете нам рекламу в Instagram, тогда вас примем». Меня это задело: почему я не могу просто прийти, сделать ресницы и заплатить, почему я должна делать рекламу? Я ходила, возмущалась, потом спросила у мужа: «Ну как такое возможно?» А он ответил: «Если у тебя есть такая проблема и ты понимаешь, что нет мастера, который тебе нравится, открой свое место, где бы тебе было максимально комфортно». Я так и сделала, открыла студию. Она оказалась настолько успешной, что я поняла: нужно открывать вторую.

— Помню, как ты однажды сказала: «Отдых меня дестабилизирует». Похоже, так оно и есть. 

— Я безусловно, очень люблю отдыхать. Но думаю, многие со мной согласятся, после отдыха очень тяжело собраться и взять себя в руки. Наступает такой реабилитационный период, когда ты все медленно делаешь, не можешь прийти в себя, особенно после явной смены климата. И я предпочитаю отдыхать часто, но по чуть-чуть. Считаю, что лучше уехать на 3-4 дня, чем на две недели, например. 

— А мне кажется, как путешественник — ты профи. Кстати, это ведь правда твоя профессия? С чего вдруг ты решила ее приобрести?

— Для бабушки с дедушкой. Я ведь хотела стать певицей, а они говорили: «Пой, ради Бога. Но, пожалуйста, принеси диплом, что ты можешь работать — менеджером по туризму или там еще кем-то, экономистом например. И мне нужно было для их спокойствия окончить университет, связанный с экономикой. Я поступила на факультет экономики на предприятии туризма и гостиничного хозяйства и успешно его окончила.

— Tеперь я четко понимаю, что я воспринимаю от Пашу, что — нет. Но я постоянно советуюсь с ним, а он со мной 
 Фото из личного архива Ханны
— Но сейчас они уже смирились с тем, что видят тебя на сцене, и сильно уже за тебя не волнуются?

— Безусловно. Они меня в моих творческих начинаниях всегда реально поддерживали. Даже радиоприемник купили, чтобы слушать мои выступления. Звонят, говорят: «Мы только что слышали твою песню». Для них, конечно, это большое счастье, что моя мечта сбылась. И я радуюсь, когда вижу, что они счастливы.

— Они остались в Чебоксарах?

— Да, но часто приезжают в гости.

— Как ты относишься к дуэтам и с кем бы из западных артистов тебе бы хотелось спеть?

— Мне кажется, что дуэты — это такая история, которая внезапно появляется. Редко такое бывает, что, получая материал, думаешь: вот эту песню я хочу спеть с таким-то исполнителем. Обычно все довольно спонтанно происходит. Та же история с Егором Кридом и песней «Скромным быть не в моде» — очень импульсивная история. Поэтому я не очень серьезно отношусь к дуэтам.

— И также ты считаешь, что в дуэте исполнители должны быть в одной весовой категории? 

— Да.

— Еще недавно я узнала, что у тебя есть некий «плакат желаний». Расскажи, что это такое.

— О… Об этом могу говорить бесконечно. Еще ребенком прочитала книжку, в которой говорилось: если вы хотите, чтобы в вашей жизни что-то свершилось, представьте это как можно подробнее. И не поверите, у меня это работает. Вот, например, конкурсы красоты. Я, зная, в каком конкурсе участвую, в интернете искала корону победительницы, а у каждого конкурса она своя. Потом картинку с этой короной я распечатывала, вырезала, клеила на плакат, а рядом помещала свою фотографию, шила под эту корону платье, и так получалось, что я выигрывала. Все машины, которые у меня были, все элементарные вещи я тоже сначала помещала на этом плакате. Помню, как в каком-то журнале нашла кольцо. Мне оно понравилось. И я наклеила его на «плакат желаний». А на 18-летие мне бабушка подарила такое. Его, оказывается, дедушка очень давно подарил ей, а она это кольцо не носила. 

— Знаю, что в сентябре прошлого года у тебя сбылось еще одно желание: ты стала мамой. Как изменило вас с Пашу рождение дочери? 

— Мы и так были счастливы, но с ее появлением мы стали однозначно самыми счастливыми. Весь наш мир крутится вокруг нее. Меня сейчас просто распирает от радости и счастья, хочется постоянно о ней говорить, но я стараюсь себя сдерживать.

— Закончить беседу хочу твоей цитатой: «У меня всегда так: либо — все, либо — ничего. Если я работаю, то без перерывов на еду, если стоит какая-то задача — не усну, пока ее не закрою. И так во всем. Но, конечно, если бы не Пашу рядом, я бы уже сдалась». Вот я хочу пожелать, чтобы ты не сдавалась. И крепкого тебе семейного счастья!
ХАННА

Настоящее имя: Анна Курьянова

Родилась: 23 января 1991 года в г. Чебоксары

Образование: в 2013 году окончила филиал Санкт-Петербургского экономического университета по специальности «экономика и управление на предприятии туризма и гостиничного хозяйства»

Семья: муж — Павел Курьянов, генеральный директор лейбла Black Star; дочь (6 месяцев)

Карьера: как певица дебютировала в 2013 году с песней «Я просто твоя». В 2014-м записала с Егором Кридом песню «Скромным быть не в моде». В 2015 году вела программу «Хип-хоп чарт с Ханной» на телеканале RU.TV. В том же году выпустила два сингла — «Мама, я влюбилась» и «Потеряла голову»
ТЕЛЕНЕДЕЛЯ
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...