Карты правду говорят

Как живется белорусам без кондукторов

Как живется пассажирам после ликвидации службы кондукторов
Говорят, белорусы встречают любые новшества с сильно прищуренным глазом. Правда, и привыкают к ним потом быстро. Взять те же валидаторы в транспорте. Поохал-поахал народ, но уже буквально через пару дней придумал десятки новых способов, как экономить на проезде. Интересно, каких? Сейчас узнаем. А еще о том, как живется пассажирам после ликвидации службы кондукторов.




Напомним: все кондукторы (а их было около тысячи) при желании могли пойти в кассиры или контролеры. Но вот оказалось, не каждый может быть ревизором. Некоторые и старались, и стажировались, но, увы, не сложилось с новой профессией. Кстати, наставниками у новичков были, так сказать, спецы контроля. 


— Мой стажер поначалу в транспорт заходил как боец группы захвата, — усмехается Светлана Леонович, давно работающая в контрольно-ревизорской службе филиала агентства «Минсктранс». — Понятно, мы должны проявить некоторую напористость, столкнувшись со строптивым безбилетником, но всегда есть грань, которую нельзя переходить. Мой же ученик первое время ее не чувствовал. 


Как же пассажирам живется в свете транспортных ноу-хау? Когда автоматизированную систему оплаты только ввели, приборы периодически «буксовали»: прикладываешь карту к валидатору — не работает. Сейчас перебоев почти нет, но многие по-прежнему ссылаются на время, когда блины были комом. «Я приложил проездной, но система глючит», — доказывает безбилетник контролеру. Вот незадача: абсолютно у всех пассажиров в салоне система считала оплату, а одного-единственного отчего-то «проигнорировала». 


У ревизоров что ни день, то нарушение, связанное со смарт-картами на разовые поездки. Человек, скажем, купит четыре поездки и два месяца катается. Попавшись же, бунтует: «У меня безлимитный проездной, какой еще штраф?!» Но эта хитрость не прокатывает. К слову, терминалы, с помощью которых контролеры проверяют оплату, недавно усовершенствовали: теперь они показывают, когда карта последний раз прикладывалась к валидатору. Изначально такой функции не было. Я увидела, как это работает на практике. Входим в автобус. 


— Надо же… — удивляется Валентина Лиходиевская, проверив проездной молодого парня. — Посмотрите на экран терминала: последняя оплата была аж в апреле. 


Когда систему только обкатывали, пассажиров призывали сохранять чеки за купленные БСК. Как доказательство оплаты на случай, если валидатор действительно не сработает. Сейчас в чеках нужды нет, но люди и из них пытаются извлечь пользу. «Я мужу покупаю проездной на четыре вида транспорта, а себе — на один. Но езжу с чеком от карты супруга», — призналась-таки одна пассажирка, не устояв перед настойчивостью ревизоров. 




Подъезжает известная всем минчанам и гостям столицы «сотка». Раньше в автобусе, где постоянно был кондуктор, проехать без билета могли только ловкачи. А теперь… 


— Приехали, да? — грустно иронизирует Лиходиевская, глядя, как пассажиры высыпают из салона, завидев нас. В переполненном минуту назад автобусе осталось человек шесть. Это те, кто оплатил проезд. В общем, ту «сотку» можно было бы назвать «зайцевозом».


Теперь о компостерах. Старые добрые «щелкунчики» давали простор выдумке безбилетников: дырочки аккуратно заклеивались, проглаживались утюгом... А вот как с электронными компостерами? Как подделать их печати? Да никак. Но можно просто их обрезать — что и делают иные пассажиры. Только укороченные талоны контролеры сразу распознают. 


— Извините, я случайно… — оправдывается девушка, показывая талончик со жвачкой, залепленной как раз на оттиске компостера. 


Еще некоторые пассажиры чем-то обмазывают талоны, чтобы получить размытые печати и опять же во всем обвинить технику. Или мажут хозяйственным мылом, а потом соскребают с талона вместе с новым слоем и штампик. Внимание! Не пытайтесь повторить все эти эксперименты — ревизоры все равно разоблачат. Без вариантов. 


На остановке «Ангарская» мы стояли только втроем. Но когда зашли в троллейбус, каждый четвертый пассажир уверял: «Я же вместе с вами зашел, не успел оплатить: вы заблокировали систему». 


В общем, контролерам стало отчасти даже сложнее. Новые технологии — новые уловки. К слову, уже и в соцсетях появились группы для безбилетников. Суть их в том, что если кто-то увидит ревизоров на остановке, то сразу же пишет ее название на стене виртуального сообщества — и все предупреждены. 


Ухищрения были, есть и будут. Но будут и штрафы. И дальше — больше. А как же: больше ведь и контролеров стало. Было 107 — стало 400. С увеличением штата разработали новую схему контроля, говорит заместитель генерального директора предприятия «Минсктранс» Ирина Якубовская. Сегодня за день, в две смены, проверяются все маршруты, а их больше 300. И логично, что сразу подпрыгнуло число штрафных квитанций. За август, например, оштрафовано больше 12 тысяч человек (взысканная сумма — 900 млн. рублей). А уже за сентябрь — свыше 17 тысяч, в бюджет перечислено около 1 млрд. 300 млн. рублей.


Как видим, контролеры «опутали» весь город. А значит, у безбилетников сейчас должен быть и нюх как у собаки, и глаз как у орла. Но надо ли тратить на это свою энергию?

Наталья СТАСЬКО

Snatw3@tut.by

Фото Виталия ГИЛЯ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости