Картофель в мундире накруток и затрат

БЕЛОРУССКАЯ картошка дорожает с пугающей скоростью. Всего год назад она стоила в два раза дешевле. 6150, 6550 и даже 7950 рублей за килограмм просят сегодня столичные магазины. На рынках — еще больше. Примерно такие же цены на хлеб, который идет до покупателя, преодолевая куда более длинную цепочку от выращивания зерна до выпечки. Почему же картофель, производство которого менее трудоемко, обходится в пятикратную себестоимость?

Почему популярный национальный продукт обходится потребителю в пять раз дороже себестоимости?

БЕЛОРУССКАЯ картошка дорожает с пугающей скоростью. Всего год назад она стоила в два раза дешевле. 6150, 6550 и даже 7950 рублей за килограмм просят сегодня столичные магазины. На рынках — еще больше. Примерно такие же цены на хлеб, который идет до покупателя, преодолевая куда более длинную цепочку от выращивания зерна до выпечки. Почему же картофель, производство которого менее трудоемко, обходится в пятикратную себестоимость?

Потребителю – «вершки»…

Себестоимость клубней, которые торговля продает почти по доллару, приводит в недоумение. ОАО «Старица-Агро» Копыльского района вырастило свой картофель всего за 1255 рублей за килограмм. Конечно, это далеко не рядовое хозяйство, оно успешно в этом деле. Но, как оказалось, явно не за счет белорусских потребителей. От производителя картофель поступает к заготовителю, а потом — в торговлю. Кто из них остается в дамках?

— На картофель накрутка мизерная, как и на другие овощи, — встречает меня директор небольшого минского продуктового магазина УП «Планторг» неподалеку от центра. — Нам поставляет его частное предприятие «Артфрут» по 5600 рублей. Мингорисполком установил максимальную предельную надбавку на картошку 400 рублей, плюс 10 процентов налог на добавленную стоимость — вот и цена 6550 рублей. Овощи нам невыгодно продавать, в отличие от крупных торговых сетей. Некоторые виды заказываем лишь по пару килограммов для ассортимента. Представьте, с трех килограммов моркови магазин имеет только 720 рублей…

В крупных торговых сетях надбавка на обычный картофель та же. Но за счет товарооборота дела обстоят лучше. Универсам «Волгоград» на проспекте Дзержинского, который относится к известной торговой сети «Рублевский», просит за килограмм чуть меньше — 6100 рублей. Товаровед магазина сказала, что клубни поставляет УП «Партизанское» по 5172 рубля.

Ценовой потолок — в «Евроопте», что около станции метро «Фрунзенская». Среди «недорогого» есть фасованный по 7500 рублей, доставленный из СООО «Наши овощи» Могилевской области. Цена белорусского мытого картофеля — около 8 тысяч рублей. Дело в том, что на чистый пасленовый торговая надбавка свободная.

Начальник управления ценовой и антимонопольной политики Минского облисполкома Николай Вашков рассказал, что по Минску средняя розничная цена на конец января составила 7290 рублей. Ниже стоимость в областных центрах — от 4 до 5 тысяч. Минимум встречается в небольших городах (в Житковичах, Климовичах, Столине, Березино) — от 3 до 4 тысяч рублей. Собеседник комментирует:

— В Минске уровень зарплат выше, соответственно и цены более высокие. Надо учитывать и особый спрос на качественный товар, на те же мытые клубни.

Неравные условия «Партизанского»

Качественный товар поставляет в столице, к примеру, УП «Партизанское», которое закладывает стабилизационный фонд овощей для Минска на целый год — до следующего урожая. С подачи Совета Министров до каждой области доходит распоряжение — предоставить столько-то картофеля. Предельные закупочные тарифы устанавливают облисполкомы. Так,  осенью   второй   хлеб у сельхозпроизводителя брали в среднем по 2349 рублей. Чистая прибыль у него 1000 рублей за килограмм, вроде неплохо. Но вспоминается цена, по которой поставляют картофель в магазины. Выходит, посредник берет за свои услуги почти 3000 рублей.

Первый заместитель генерального директора УП «Партизанское» Елена Бердникович подорожание картофеля объясняет так:

— Если брать среднюю закупочную цену 2012 года, она была на уровне 1000 рублей. То есть за год выросла более чем в 2 раза, это очень повлияло на дальнейший рост цен. Что касается издержек, они тоже увеличились. Сегодня мы тратим на хранение килограмма около 1960 рублей, в прошлом году — около 1450. Что в эти издержки входит? Заработная плата по предприятию выросла за прошлый год на 145 процентов, но все равно осталась намного меньше, чем в среднем по городу. В декабре работникам платили около 4,5 миллиона. А хотят минимум пять.

Торгово-закупочное оптово-розничное предприятие, по словам Елены Антоновны, находится в неравных условиях с сельхозпроизводителями, которые хранят продукцию и создают стабилизационные фонды в других регионах. С 2014 года они освобождены от налогов на недвижимость по всем зданиям и сооружениям, которые используются для продукции растениеводства. Такой льготы в столице нет. Раньше платили налоги на недвижимость, на землю по понижающему коэффициенту, но в 2013 году эту льготу отменили, в результате земельный налог вырос более чем в пять раз.

В прошлом году 15,6 миллиарда пошло на модернизацию, часть — из бюджета, часть — деньги предприятия. Увеличение зданий и сооружений вызвало рост налога на недвижимость, амортизационных отчислений.

— Никто на это не обращает внимания. Все говорят: «Да, сельское хозяйство надо поддерживать». Мы точно такое же сельхозпредприятие, которое только хранит продукцию, — делится Елена Антоновна. —  Если на выращивание картофеля уходит 4—5 месяцев, то у нас — до 10 месяцев. Если при производстве картофеля обработка в поле происходит раз в две недели, то здесь — ежедневные затраты. Создаем определенные температурные и влажностные режимы — это бесконечное расходование энергоресурсов.

В себестоимость второго хлеба заготовитель закладывает и естественные потери при хранении. Картофель вентилируют, теряется влага — и масса становится меньше. 72,8 рубля на килограмм возмещают ущерб.

По закону, рентабельность заготовителя не должна превышать 20 процентов. Но даже эта цифра мельчает из-за дополнительных затрат, говорит Елена Бердникович:

— Хорошо, если на выходе будет 2—3 процента. Два простых примера. В самый разгар заготовки люди работали почти в две смены. В плановом расчете калькуляции зарплата берется только в одинарном размере, поэтому выплаты за дополнительное рабочее время идут в минус рентабельности. Автотранспорт заказной, мы рассчитываем удовлетворить 7—8 заявок и полностью загружаем машину. Но если водитель простаивает в двух магазинах пять часов, получается, что вся наша прибыль уходит на доставку…

Производитель управляет заготовителем  или...

Объем продукции для Минска определяет Совет Министров и делит между областями. С поставщиками, рассказывала Елена Бердникович, заключают предварительные договоры, когда картофель еще не посадили, а уже к сезону — окончательные. В прошлом году  сельхозпредприятия не очень торопились отдавать картофель, диктовали свои цены.

Что касается производителя? Конечная цена на прилавках его мало волнует. Получить рубль сверху от отечественного заготовителя — вот его задача.

— В стабилизационные фонды надо поставить 10 процентов урожая, — рассказывает директор ОАО «Старица-Агро» Владимир Рудаковский. — Мы с удовольствием, весь вопрос упирается в цену. У нас областное подчинение, у них — городское. Мы хотим большую цену, они — меньшую. Споры затягиваются до октября. В 2012 году была картошка хуже, а в прошлом мы потянули время, у нас была она качественная. И только потом отечественный заготовитель опомнился.

Большую часть своей продукции «Старица-Агро» продает в Россию, где урожай-2013 не удался. Берут большими партиями, с картофелем производитель работает по предоплате. Соседи готовы покупать и по 4, и по 5 тысяч рублей. Не пожелает брать Россия, так продавали в позапрошлом году сербам, еще раньше молдаванам. Стоит ли удивляться, если весной на прилавках крупных торговых сетей появится картофель из Испании?

— Рынок уже идет к тому, чтобы заключать договоры без посредников, — продолжает директор ОАО «Старица-Агро». — Так, мы работаем с РУП «Октябрьское», поставляем продукцию в Минскую областную клиническую больницу. Во время уборки продаем по 300—400 рублей школам, детским садам, больницам. Они создают минимальный стабилизационный фонд, чтобы прожить до следующего урожая.

То, что закупочная цена подросла, Владимир Рудаковский объясняет просто — так диктует рынок. Плюс растут с каждым годом расходы, добавил его заместитель Андрей Ашевский: на семена, топливо, зарплату, удобрения. Хозяйство заранее продумывает свою ценовую политику с учетом будущих трат.

— Рентабельность продаж картофеля — 45 процентов, а со сбытом семян будем иметь все 70, — говорит Владимир Анатольевич. — Самая большая беда — с нами плохо рассчитываются за поставленную продукцию. За мясо, молоко должны порядка 7 миллиардов. А картофель — дело прибыльное, за счет него только и живем.

Интересуюсь: во сколько хозяйству обходится хранение одного килограмма картофеля? Логистика, загрузка, выгрузка, содержание — все это в сумме 200 рублей. Несоизмеримо с теми 1960, которые тратит УП «Партизанское»!

Наверное, стоит как-то оптимизировать эту систему. Вроде все заняты делом, а где же экономия и бережливость, о которых говорили в стране весь прошлый год? Бесспорно, уровень затрат в стабилизационном фонде такого масштаба намного выше. И без него обойтись пока нельзя. Ведь сельхозпроизводителю невыгодно работать с мелкими заказчиками. Кто обслужит то же кафе, которому нужно всего пару сеток картофеля и моркови?

С другой стороны, нашлось бы звено по доставке, которое забирало бы у сельхозпредприятий второй хлеб с их хранилищ и поставляло прямиком в торговлю. Глядишь, проблема с колоссальными издержками была бы решена.

Виктория КОРШУК, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?