Картинки из другой жизни

Корреспондент “Рэспублікі” побеседовал с владельцем первого в нашей стране магазина комиксов

Когда-то СССР считали самой читающей страной в мире. Почему — вполне понятно: с книжкой под мышкой у нас ходили практически все. В читальных залах библиотек и в домашних креслах, в метро и в парках люди жадно вгрызались в строчки. Но теперь время другое — психологи говорят, что и постсоветское пространство настиг всемирный «кризис чтения». Читающих людей, особенно в подростковой и молодежной среде, становится все меньше, а телевизоры, компьютеры, смартфоны, игровые приставки достаточно быстро вытесняют печатное слово из досуга людей. Страны Европы и США переживали эти тенденции несколько десятилетий назад. Вместе с тем, равно как и у соседей, у нас начинают пользоваться спросом форматы, которые с чтением книг частично схожи. Корреспондент «Р» побеседовал с владельцем первого в нашей стране магазина комиксов.



Недавно открывшийся магазин светлый и просторный. Со стеллажами комиксов, фигурками персонажей за стеклом и тематическими баннерами на стенах. Рядом со стойкой кассира грозно изогнулась в немом рыке гигантская статуя-бюст супергероя «Халка». На входе меня встречает Александр Архангелов, серьезный молодой мужчина с бородой. Творческого человека в нем выдает лишь свитер с принтом из лукасовских «Звездных войн».

— В 2013 году, имея несколько тысяч долларов, открыл маленький магазин площадью 7 кв. метров. Целый год работал один, каждый день без перерыва с 10.00 до 20.00. Честно говоря, было непросто. В то время в России и у нас существовало всего несколько издательств, которые выпускали 40 журналов — вот и весь ассортимент комиксов. Сегодня на постсоветском пространстве издается более 1000 сборников. Но русскоязычные комиксы — это лишь тысячная процента от их общего количества. Да и средний тираж комикса в наших широтах маленький. Для изданий на русском языке он составляет 3—5 тыс. экземпляров. На Западе порой это миллионные тиражи.

Архангелов уверяет: у нас средний возраст заядлых читателей комиксов — 20—25 лет. Нет, интересуются ими люди и помладше, но покупательная способность у школьников и студентов невысокая. Девушки читают комиксы наравне с парнями. Увлечение, по его словам, не сильно бьет по кошельку — достаточно выделить всего 2 рубля в месяц на один выпуск серии. И, кстати, на них есть возможность заработать впоследствии. К примеру, самый дорогой комикс в мире стоит    3 млн 200 тыс. долларов. Есть и другие раритеты. Такие комиксы прошли проверку оценщиками, запечатаны в специальный бокс, и перед тем как их засунули в эту коробочку, художник или автор комиксов успел расписаться на их обложке.

Александр АРХАНГЕЛОВ.

Цены на предметы комикс-культуры порой растут стремительно. Иногда изначально стоимость статуй-бюстов может составлять 80 долларов, а уже через три месяца — 450. Ничто в мире не дорожает так хаотично, как предметы гиковской  атрибутики. В наших магазинах самый дорогой комикс стоит 170 рублей, это книга Винзора Маккея «Малыш Немо». Впрочем, достаточно лишь на нее посмотреть, и становится понятно, откуда такие цены — ее размеры метр на метр.

Но есть ли у комиксов информационная или развивающая функция, кроме развлекательной?  В ответ на этот вопрос Александр Архангелов приводит такой факт: в 2013 году американцы начали интегрировать комиксы в свою образовательную систему.

— Использовать комиксы в обучении — неплохая идея, — утверждающе заявляет собеседник. — Существует масса адаптаций известных литературных произведений в такой формат. Не так давно продавался у нас роман Льва Толстого «Война и мир» — черно-белый комикс книжного формата на тысячу страниц. Стоил примерно столько же, сколько и оригинальный четырехтомник, — 20 рублей.

Мой собеседник делает паузу, просит дать ему секунду, куда-то уходит и возвращается уже с толстенным томиком в руках. Он называется «Фотограф», рассказывает о миссии Красного Креста во времена войны в Афганистане. Комикс сделан необычным образом — наполовину состоит из реальных фотографий этой миссии.

В магазине комиксов — большая коллекция.

— Однажды в магазин пришла женщина, оказалось, что ее отец воевал в Афгане, и я предложил ей этот комикс. На следующий день вернулась с рассказом о том, что папа плакал во время прочтения этого комикса. Такие издания меняют мировоззрение.

Говорят, язык комикса универсален, есть комиксы вообще без слов, как, например, «Океан любви». История о причудливых дорогах главного чувства написана мэтрами французской комикс-индустрии Вильфридом Люпано и Грегори Паначчоне. Есть жанр BD (с французского bande dessinйe) — комиксы альбомного формата в 64 листа, которые воспринимаются как полотна шедевров живописи. Их можно читать неделю и постоянно находить новые детали.

В конце нашей беседы Александр делится своими планами на будущее:

— Я хочу сделать комиксы максимально доступными в Беларуси. В развитии их мы отстаем от России лет на 5, а от Запада — на все 30. Хотелось бы открыть по магазину комиксов в каждом крупном городе, продолжать издательскую деятельность, устраивать фестивали наподобие зарубежного Comic-Con, чтобы люди вливались в наше движение, и стереотип о том, что комиксы — это исключительно для детей, наконец исчез.

Похоже, его мечтам суждено сбыться. По крайней мере, стереотипный образ, сложившийся в сознании нашего населения, уже преломляется. Еще недавно считалось, что формат картинки и текста был  разработан для упрощенного восприятия, и поэтому недостоин носить звание высокого искусства. Теперь это уже совсем не так.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости