Карта может стать еще пестрее

Несколько дней назад в Барселоне — столице испанской провинции Каталония — прошли крупные марши протеста...

Несколько дней назад в Барселоне — столице испанской провинции Каталония — прошли крупные марши протеста. В демонстрации приняли участие до 1,5 миллиона человек — при том, что все население Каталонии составляет семь миллионов. Каталонцы отстаивают свое право называться нацией, а если точнее — борются за независимость от Испании.


Началось с того, что в 2006 году испанский парламент утвердил статут об автономии Каталонии, что значительно расширило ее права. Каталония стала именоваться государством, а ее жители — нацией. Конечно, это было прямым нарушением конституции страны, и на днях конституционный суд Испании наконец решился слегка «подкорректировать» статус зарвавшейся провинции. В частности, он указал на отсутствие правовой основы для того, чтобы считать каталонцев отдельной нацией. Это и стало поводом для демонстрации, насчитывавшей шестую часть населения области. Кроме того, с прошлого года в отдельных регионах Каталонии проводятся референдумы, на которых почти 100 процентов респондентов высказываются за отделение от Испании. Правда, надо отметить, что участвуют в таких плебисцитах, как правило, не более половины жителей данной местности, то есть лишь те, кто считает себя каталонцем и говорит на каталанском наречии.


Разумеется, Мадрид и не думает признавать итоги таких голосований. Тем не менее ему все труднее противостоять сепаратизму, охватившему уже три испанских региона: Страну Басков, Галисию и Каталонию. И еще одно немаловажное обстоятельство: Каталония в отличие от мятежных бискайских провинций является наиболее развитым и процветающим регионом страны. Здесь расположены многие объекты промышленности, хорошо развиты сельское хозяйство и туристический бизнес. На Каталонию приходится менее шестой части населения Испании, однако она производит 25 процентов ВВП страны. Сами каталонцы — предприимчивые и смекалистые, как фламандцы в Бельгии, которые тоже стремятся к независимости. Каталонцам не просто хочется жить в отдельном государстве (которого у них не было практически никогда в истории) — они не хотят быть донорами для менее развитых областей Испании (хотя благодаря хитроумным договоренностям с правящей партией их регион получает из казны наибольшие дотации). «Каталония умирает, они убивают ее, и мы должны действовать. Ни один каталонец не согласится ни с финансовым разорением, ни с нападками на права и свободы Каталонии», — сказал как–то в интервью газете El Pais президент футбольного клуба «Барселона» Жоан Лапорта. Эти слова отражают, конечно, не столько реальное положение дел, сколько настроения каталонцев.


Таким образом, в Европейском союзе со всей силой вспыхнул новый очаг сепаратизма. И «подожгла» его экономика — точнее, экономические диспропорции, обострившиеся на фоне кризиса. На протяжении десятилетий европейские сообщества, а затем Евросоюз ставили себе в заслугу сближение уровней экономического развития регионов европейских государств. На это выравнивание выделялись колоссальные средства структурных фондов ЕС. Именно дружное экономическое развитие стран–членов, по замыслу основателей ЕС, должно было привести к созданию «более тесного союза народов Европы». До какого–то момента все шло хорошо, но вот теперь, когда дела в европейской экономике идут неважно, она стала не сближать народы, а разваливать государства. Один за другим проблемные регионы начинают «бракоразводный» процесс со своими государствами. Шотландия хочет отделяться от Великобритании, Гренландия от Дании, Бельгия, того и гляди, развалится на Фландрию и Валлонию. И вот теперь к ним прибавилась Каталония. А ведь есть еще Страна Басков и Северная Ирландия, которые давно стали символами сепаратизма.


Эта тенденция, конечно, станет губительной для государств Европы, но, как ни парадоксально, она же будет способствовать развитию европейской интеграции. Ведь в результате отделения крупных и состоятельных регионов национальные государства окажутся ослабленными, а наднациональный Европейский союз, напротив, получит в свои ряды пополнение. Причем он пополнится за счет мелких единиц, которые в отличие от нынешних «еврограндов» вроде Германии и Франции не смогут оказывать существенного влияния на политику Брюсселя. Подобный сценарий давно просчитан евростратегами и получил название «Европы регионов». Если дело пойдет именно таким образом, то ЕС получит шанс стать настоящим супергосударством. Поэтому не удивительно, если Брюссель будет негласно поддерживать сепаратистов и в будущем, возможно, даже постарается разработать какие–нибудь общеевропейские правила политического самоопределения наций и этносов.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Павел Горбач
Я был в Каталонии три года назад. Отдыхал на Коста-Браве в Ллорет де Мар где-то неделю. У них там даже номера свои. Но, ежели баски - народ самодостаточный, со своими особенными корнями, то каталонцы - часть всей испанской общности. На равне с галисийцами, жителями Андалузии, Астурии, Наварры и других провинций, самостоятельность которым была предоставлена только в 1983 году.<br /> <br />
Вообще, похоже испанцы очень любят делиться. Их потомки воевали между собой в Новом Свете. В гражданскую убивали друг дружку левые и правые. Чудные люди...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?