Карп и осетр худеют без воды

Проблемы рыбхозов в Беларуси

Что еще надо сделать для обеспечения нашего стола собственной рыбой
В УЖЕ далеком от дней сегодняшних 1988 году в государственных рыбоводных организациях страны было получено более 19 тысяч тонн рыбы. Это — пик развития отрасли. Потом — с каждым годом хуже. Да так, что хоть в пруд с головой: к 2004 году производство рыбы в двадцати специализированных хозяйствах сократилось до пяти тысяч тонн. В этой цифре — оставшиеся не у дел и вынужденные искать пропитание для своих семей высококлассные специалисты, потерявшее всякий технологический вид оборудование, напрочь заросшие пруды, чье многотысячегектарное зеркало скукожилось буквально на глазах. Тут бы отрасли, которая, а здесь я позволю себе немного перефразировать слова Президента, валялась под ногами, и конец, но государство решило, что нельзя уничтожить то, что создавалось поколениями наших граждан, что продовольственная безопасность страны собственной рыбой тоже обеспечиваться будет.



РЫБХОЗЫ страны были переданы в ведение Департамента по мелиорации и водному хозяйству Минсельхозпрода, и его директор Анатолий Булыня, обложившись пособиями по абсолютно новой для себя отрасли народного хозяйства, засучив рукава стал искать ответы на первоочередные вопросы. С чего начинать? Как остановить падение, а значит, спасти отрасль? Сколько своей  рыбы, каких видов необходимо населению и для переработки? 

— Чтобы получить на них ответы, пришлось проанализировать причины, которые привели к такому плачевному состоянию, — вспоминает ныне бывший руководитель департамента Анатолий Булыня. — Объехав все предприятия, изучив возможности рыбхозов, пришли к выводу: потребность в рыбной продукции высока. Ведь  в страну ежегодно завозилось от 160 до 190 тысяч тонн рыбы, часть ее перерабатывалась и вывозилась обратно, поэтому пять тысяч тонн собственного производства по сравнению с этим — капля в пруду. 



Первое, что необходимо было сделать, вспоминает Анатолий Аксеньевич, реанимировать вышедшую из строя водную гладь, элементарно очистить водоемы от кустарников и прочих приобретений смутных лет, ибо без этого и думать нечего о наращивании производства рыбы. Пришлось задействовать не только спецтехнику, но и подручные средства. Кстати, этой трудоемкой работе очень поспособствовал… белый амур, который великолепно очищает пруды от растительности. 

— В общем объеме производства количество этой рыбы довели почти до 15 процентов. Это в 15 раз больше, чем до передачи отрасли департаменту, — рассказывает начальник отдела прудового рыбоводства «Белводхоза» Виталий Пономаренко.

Получать больше рыбы можно было и за счет соблюдения технологических требований. Тем более выполнялись они не всегда. Если в мелиорации, например, вместо одного экскаватора можно поставить два и таким образом наверстать упущенное, то карпа необходимо кормить регулярно. И не лишь бы чем, иначе к установленному сроку он не наберет необходимого веса. Помню, как представители департамента и ученые Института рыбного хозяйства учили специалистов и руководителей рыбхозов работе с питомниками, правильному содержанию рыбы, другим особенностям технологии.  

Немало средств пришлось вложить и для переориентации предприятий по выпуску комбикормов. До этого некоторые рыбхозы закупали их у коммерсантов, не особо, честно говоря, заморачиваясь вопросами их качества. Ясно, что в таком случае рассчитывать на увеличение производства рыбы было бессмысленно. Хотя из года в год задачи ставились амбициозные — ориентиром оставался 1988 год.

БОЛЬШЕ внимания отрасли стало уделять и государство. Разработанная отраслевая республиканская программа на 2006—2010 годы предусматривала обновление и увеличение поставок посадочного материала, улучшение материально-технической базы, выращивание ценных пород рыб. Построили два и реконструировали семь инкубационных цехов, несколько — для переработки рыбы. Расширился ее видовой состав, улучшилось качество посадочного материала. Если раньше основу зарыбления составляли караси и карпы, то со временем  хозяйства получили возможность выращивать растительноядные виды  — белых амуров, пестрых толстолобиков, аборигенные — щук, сомов, начали отрабатывать технологию производства лососевых и осетровых пород рыб. Все это оживило отрасль, и всего за пять лет, к 2011 году, производство рыбы возросло почти в два раза. Годовое задание тогда было выполнено на 125 процентов. 

Все бы, казалось, хорошо, да с увеличением производства начали давать о себе знать проблемы реализации. У потребителей по-прежнему срабатывал старый стереотип мышления — они отдавали предпочтение морской рыбе. И это при том, что свежая отечественная ничуть не уступала ей по вкусовым качествам и полезным свойствам. В итоге в отдельные годы на начало января оставалось до шести—восьми тысяч тонн нереализованной прудовой рыбы. К тому же в советское время  ее производство дотировалось, о чем в новых реалиях можно было  только мечтать. До 1990 года, например, карп продавали населению по 1,1 рубля за килограмм, а рыбхозам из бюджета доплачивали 2,9 рубля. Теперь им пришлось проявить организаторские способности и сноровку. В крупных гастрономах столицы, областных и районных центров начали устанавливать аквариумы, в спальных районах и на автомагистралях появились автомашины, из которых продавали живую рыбу. Кстати, сейчас у рыбхозов их более 250 единиц.

Но, пожалуй, не было тогда, нет и сейчас главного двигателя прогресса — хорошей рекламы отечественной рыбы. Может быть, поэтому в нашем меню она не дотягивает до научно обоснованных норм рационального питания. Пожалуй, только специалисты сегодня знают, что наш белорусский толстолобик, например, по наличию  незаменимых аминокислот достойный конкурент семге и горбуше, а по некоторым видам даже превосходит их. 

БОЛЬШИНСТВО проблем отечественной рыбной отрасли уже решено. Остается лишь их совершенствовать и развивать производство. 

— Если первая госпрограмма предусматривала развитие прудового хозяйства, расширение его площадей, ассортимента выращиваемых рыб, то действующая — увеличение производства ценных пород, — рассказывает главный специалист «Белводхоза» Татьяна Сергеева. — Не случайно к их производству инвесторы проявляют все больший интерес. Рентабельность такой продукции достигает 30—50 процентов. Уже, например, отработана технология выращивания сома. Перспективным считается осетр, если из него извлекать икру. По такой технологии работают многие западные фермеры. Осталось только наладить для ценных пород рыб производство спецкомбикормов. Пока их приходится завозить из-за пределов республики,  а это приводит к удорожанию рыбы.  

За пятилетку в стране построено шесть специализированных рыбокомплексов. Еще один возводится на Столбцовщине. Первая его очередь рассчитана на 150 тонн. Такой же мощности будет и вторая. До января должен вступить в строй цех по переработке рыбы в Любанском районе мощностью две тысячи тонн в год. Питомник, заложенный в Горках, может обеспечить посадочным материалом форели потребности всех специализированных хозяйств, то есть поставить около трех миллионов мальков в год. 

А ЗАВЕТНЫЙ рубеж 1988 года рыбоводы республики достигли в 2012 году, когда было произведено более 19,1 тысячи тонн рыбы и около 5 тысяч тонн посадочного материала. Это — рекорд пятилетки, весомый повод для гордости всех причастных к этой титанической работе.

Теперь такого количества продукции не получить. И не потому, что рыбхозы стали хуже работать. Основная причина — в малоснежной зиме и засушливом лете. Пруды обмелели, пополнить запасы воды в них невозможно — взять ее просто неоткуда. Поэтому даже при достаточном питании рыба не может набрать необходимый вес. По предварительным данным, будет получено около 14 тысяч тонн рыбы. Это не тот результат, на который рассчитывали рыбхозы. Но давайте помнить: это в мелиорации можно для ускорения работ задействовать два экскаватора, а применительно к товарному пруду такая логика не срабатывает.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?