Карьеры — убийцы

Короткие мальчишечьи жизни оборвались трагически, под песком. Почему?
Есть и такие «генералы» песчаных карьеров. В Беларуси нет ни Сахары, ни Каракумов, ни прочих пустынь, на долю которых приходится 20 процентов поверхности суши земли. Тем не менее именно под песком нашей далеко не пустынной страны порой погибают люди. Чаще всего дети, которые нередко устраивают игры и забавы в заброшенных или разрабатываемых карьерах, образовавшихся при добыче песка или гравия. Казалось бы, эка невидаль: кто из нас не позволял себе нечто подобное, считая себя и своих друзей, по аналогии с фильмом с одноименным названием, «генералами песчаных карьеров». Но в том-то и закавыка, что «генералы» зачастую оказываются беспомощными, а их короткие жизни обрываются на полувздохе. Два таких трагических случая произошли в Ивацевичском и Барановичском районах. Четырнадцатилетний Дима Мохард, проживавший в деревне Гривда Ивацевичского района, апрельским воскресным днем ушел из дома и не вернулся. Его родные обратились с заявлением в милицию. Но вскоре сами нашли Диму. В карьере, который находился на расстоянии около километра от деревни. Размеры карьера где-то сто на пятьдесят метров. Глубина его была небольшая: всего полтора метра. Но Диме захотелось на территории карьера вырыть то ли землянку, то ли нору. Накануне он уже углубился в землю на половину своего роста, о чем и сообщил сестре. Дальнейшее продолжение земельных работ закончилось трагедией. Диму засыпало песком. Рядом осталась лежать лопата, которой он орудовал до этого. Прокуратура Ивацевичского района, изучив обстоятельства смерти Д.Мохарда, отказала в возбуждении уголовного дела. Подросток, как это ни прискорбно звучит, сам копал себе могилу… Схожее ЧП произошло в соседнем районе. Но хочу остановиться на нем подробнее. Была одна радость в семье… Конечно же, прав классик, утверждавший: все счастливые семьи похожи одна на другую, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. У Инны Федорчук, которая обратилась за помощью в редакцию газеты, свое несчастье. Вместе с матерью (обе работают на местных сельхозпредприятиях) и сестрой—инвалидом детства, которая лишена возможности разговаривать, она живет в поселке Жемчужный, что находится неподалеку от Барановичей. Так получилось, что вначале ушел из семьи отец Инны Петровны, а затем и муж. Вот и доминировало в последние годы в семье женское начало. Но в то же время уже заявлял о себе подрастающий мужчина и будущий хозяин — семилетний Иван. По выходным он вставал раньше других и торопил своих домочадцев собираться на дачу. В деревне Переносино, что находится в 20 километрах от Жемчужного, у Федорчуков есть земельный участок, доставшийся им по наследству от умерших родственников. Добирались туда маршрутным автобусом. На даче Ванюша с удовольствием выполнял разную работу, помогал маме и бабушке. — Ваш Ваня — золотой мальчик, — говорили соседи, видя, насколько не по возрасту серьезен и деловит в повседневной жизни этот первоклассник. У Инны Петровны действительно почти никаких проблем с сыном не было. Разве что английский, который мальчишка начал изучать с подготовительного класса, давался ему нелегко. — Да, была одна радость в семье — Ваня, но и ее больше нет,— с горечью рассказывает Инна Федорчук. — Погиб мой единственный сын (он 47 дней не дожил до восьми лет) – и ушло счастье. Случилось это 20 мая 2002 года. В.Приход, выносивший из своего сарая навоз, услышал детский крик. Мужчина увидел: в центральной части карьера, расположенного в 15 метрах от гаражного кооператива (сараи — чуть дальше), осыпается сверху песок. Высота откосов карьера в этом месте достигала 8 метров. Резонно предположив, что песком засыпало ребенка, В.Приход стал звать на помощь соседей, находившихся поблизости. Подоспело около десятка человек. Они начали руками разгребать песок, тем не менее никого не находили. Стали поговаривать уже о том, что подняли ложную тревогу. Но после того как в ход были пущены принесенные лопаты, жертву все-таки нашли. Им оказался семилетний Ваня Федорчук. Он шел из дома мимо карьера к бабушке, которая в это время находилась в своем сарае. От квартиры до сарая довольно далеко — метров 800, но родные уже позволяли мальчику самостоятельно преодолевать этот путь. Люди, которые откопали тело бездыханного мальчика, попытались оказать ему первую медицинскую помощь сами, затем вызвали врача. Но все усилия были тщетными, Ваню спасти не удалось (на снимке: так выглядел мальчик незадолго до смерти). Чтоб не поросло все быльем. На месте гибели Вани Федорчука его родные установили ограду. Она является своеобразным напоминанием о случившейся трагедии. Если ехать в поселок Жемчужный по дороге, соединяющей деревни Новая Мышь и Полонка, то справа от нее ранее была возвышенность. Сельчане, имеющие живность, пасли на ней скот, ходили к ближайшему магазину. И вот начиная с февраля 2002 года здесь началась разработка карьера… С помощью бульдозера, грейдера, других машин после случившейся трагедии слой земли высотой около метра был сорван и сброшен вниз. Видимо, эти экстренные меры предприняли, чтоб подобная беда не повторилась вновь. Тем не менее место происшествия в том виде, в каком оно было на момент трагедии, уже нельзя увидеть воочию. Правда, я располагаю фотографиями этого злополучного места (одна сделана вскоре после трагедии — ее мы сегодня публикуем, вторая — после грейдерно-бульдозерного вмешательства). Инна Федорчук беспокоится, что, подобно возвышенности, которую снесли, порастет быльем и все, что произошло с ее сыном. Потому и поставила в злополучном карьере ограду. А еще обратилась в редакцию с просьбой провести журналистское расследование и проанализировать, почему стала возможной эта кошмарная история. Куда только ни обращалась она в последнее время, чтобы по факту смерти ее сына было возбуждено уголовное дело! И всякий раз после соответствующей проверки прокуратура Барановичского района принимала решение об отказе. Тем не менее настойчивая Инна Петровна добилась желаемого результата. После вмешательства Прокуратуры Республики Беларусь уголовное дело все-таки было возбуждено. Предварительное расследование прекращалось, затем снова возобновлялось. И вот недавно родился итоговый документ, с которым согласилась прокуратура Брестской области. Следователь прокуратуры Барановичского района Дмитрий Дрозд установил, что в соответствии с планами работы птицефабрика «Дружба» в первом полугодии 2002 года намеревалась провести следующие работы, связанные с использованием песка: в апреле — устройство дорожки к мастерским и пешеходной дорожки у домов №№ 14 и 15 в поселке Жемчужный. Согласно нарядам на сделанную работу, дорожка к мастерским выполнена в апреле—мае, пешеходная дорожка у дома № 14 — в мае 2002 года. Максимальный объем песка, использованного для устройства указанных дорожек, по данным следствия, составляет 56,4 кубических метра, или 2—2,9 процента от объема самовольно образованного карьера, в котором погиб Ваня Федорчук. Для подсыпки данных дорожек использовалась гравийно-песчаная смесь из карьера, ставшего убийцей. Добыча и транспортировка этой смеси осуществлялась трактористами и водителями птицефабрики «Дружба». Согласно заключению технической экспертизы, из выемки, расположенной между автодорогой, соединяющей деревни Новая Мышь и Полонка и гаражным массивом извлечено 1920—2400 кубических метров грунта в плотном теле, или 2150—2688 кубометров в разрыхленном состоянии. Извлечение грунта для устройства дорожек происходило уже из существующей выемки. Обрушение грунта в выемке, делается предположение, могло произойти из-за неустойчивости откоса вследствие извлечения грунта в его нижней части, в результате чего образовалась навись-«козырек», что и привело к самопроизвольному обрушению. Выемка песка для устройства дорожек, естественно, могла явиться одной из причин обрушения грунта при условии, что его изъятие производилось в месте будущего ЧП. Однако следователь пришел к выводу, что песок брали в основном из левой боковой части карьера. Изъятию песка из его центральной части, где в соответствии с протоколом осмотра места происшествия произошло обрушение кромки карьера, якобы мешали лежавшие неподалеку фундаментные блоки и навозные кучи. «С момента забора песка техникой РУПСП «Птицефабрика «Дружба» до несчастного случая с И.Федорчуком, — делает вывод следователь в своем постановлении, — прошел длительный период времени. Нарушения правил землепользования должностными лицами и трактористом-машинистом Петровским А.А., производившим забор песка в карьере, в данном конкретном случае не состоят в прямой причинной связи со смертью И.Федорчука. За указанные нарушения виновные уже были привлечены к установленной законом ответственности». А потому следователь постановил предварительное расследование по уголовному делу прекратить в связи с отсутствием в действиях должностных лиц птицефабрики «Дружба» состава преступления. Только вот матери погибшего неизвестно, кого и к какой ответственности привлекли. В этот же день, 9 февраля с.г., следователь Дмитрий Дрозд вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении председателя Жемчужненского сельисполкома Феофании Журавель, на которую возложены обязанности и по решению вопросов землепользования и охраны природы (должность землеустроителя в штатном расписании сельского Совета не предусмотрена). В постановлении указывается, что Ф.Журавель, будучи допрошенной в качестве свидетеля, пояснила, что о наличии самовольно разработанного карьера ей ничего не было известно. В сельисполком никакой информации об этом не поступало, а сама она не имела физической возможности осмотреть всю территорию сельского Совета. С этими выводами категорически не согласна Инна Федорчук. В своей очередной жалобе она напоминает, что в ходе предварительного расследования сама Журавель поясняла: в гаражном массиве птицефабрики «Дружба» находится и гараж сельисполкома. Здесь хранится автомобиль исполкома и участкового инспектора милиции. «По моим сведениям, — пишет Инна Петровна, — в сельисполкоме нет водителя, сама Ф.Журавель имеет водительское удостоверение и нередко управляет автомобилем сельисполкома. От гаража сельисполкома до самовольно разработанного карьера всего лишь около 50 метров. Это можно установить даже по снимкам, которые есть в деле. Выемка карьера хорошо просматривалась со стороны гаражей, и поэтому совершенно очевидно, что Журавель видела данный карьер и хорошо знала о его существовании. Считаю, что в ходе предварительного расследования добыты доказательства, подтверждающие и вину должностных лиц РУПСП «Птицефабрика «Дружба». Инна Федорчук, естественно, не профессиональный юрист. Она им стала поневоле, разбираясь с ребусами, связанными со смертью Вани. Многие вопросы, как мне представляется, она ставит весьма резонно. Например, почему без должного внимания остались показания водителя погрузчика Анатолия Петровского? — Утром, перед началом работы, — дал показания А.Петровский, —диспетчер выдал мне путевой лист и сказал, чтобы я зашел в кабинет к главному инженеру А.Сахаруку, и тот мне объяснит, куда нужно ехать. Я заходил в кабинет к Сахаруку. Там находился и главный инженер-строитель С.Кузьмин. Они вместе решали, куда я должен ехать для погрузки песка. После обсуждения они сказали мне, чтобы я грузил песок из карьера, расположенного возле гаражей. Это их совместное решение. В данный карьер я ездил не по своей инициативе, а по указанию Сахарука и Кузьмина. Не выполнить их указания я не мог, иначе мог остаться без работы. Контроль за моей работой в карьере никто не осуществлял, но, помню, один раз в карьер приезжал Кузьмин. Кстати, сами руководители птицефабрики подтвердили, что на предприятии отсутствовала инструкция по охране труда при выполнении карьерных работ. Говорят, что особой надобности в ней не было. По мнению Инны Федорчук, это спорное утверждение: птицефабрика имеет ведь два карьера, специально ей отведенных решением райисполкома для добычи ГПС. При выполнении работ в карьере машинист погрузчика и трактористы инструктировались по общим инструкциям по охране труда. Вот в итоге и доинструктировались, что погиб человек. После окончания работ, кстати, руководители предприятия обязаны были произвести рекультивацию земель, а не оставлять без внимания карьер, который находился в жилой зоне и представлял опасность для населения. В результате никто не хочет взять вину на себя. Вначале дело вообще доходило до курьезов: тот же главный инженер-строитель С.Кузьмин пытался отвести ответственность от себя и других руководителей сельхозпредприятия и представил в прокуратуру района справку о том, что якобы птицефабрика «Дружба» гравийно-песчаную смесь из карьера, где произошло ЧП, не добывала. А.Петровский первоначально заявлял, что в карьере он вовсе не был. Но потом районная прокуратура установила факт самовольной добычи ГПС из карьера, расположенного в Жемчужном, именно птицефабрикой «Дружба». Трагедия не должна повториться! — Не для того я почти восемь лет растила сына, чтоб потом меня же винили в его смерти. Машинист погрузчика, который работал в карьере, переживает, чтобы его не осудили. У других, в чем-то виновных, вообще не наблюдается никакого раскаяния. Не случайно передо мной никто за смерть сына не извинился. Как мне жить с такой болью и несправедливостью? Не удивлюсь, если завтра горе-руководители будут посылать «копануть» песка на каком-то другом нелегальном карьере. И их подчиненные будут покорно копать и копать. В том числе и под себя, и под нас с вами… — Чтобы этого не случилось, — говорит убитая горем женщина, — чтобы урок из трагедии, произошедшей с моим сыном, извлекли многие и впредь задумывались над своими делами и поступками, я и попросила редакцию обнародовать эту горькую историю, подтверждающую, как неожиданно легко и просто после проявления недомыслия взрослых погибают наши дети…
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...