Минск
+5 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Капличка у дороги

В Червене, а точнее - рядом с городом, в урочищах Цагельня и Высокий Стан, есть трагическое место, историю которого еще помнят редкие старожилы.
В Червене, а точнее - рядом с городом, в урочищах Цагельня и Высокий Стан, есть трагическое место, историю которого еще помнят редкие старожилы. Несколько лет назад для районной книги "Память" местный краевед Владимир Дорогуж записал воспоминания одного из таких людей - Николая Евсеевича Лучонка. Тяжелый получился рассказ: "Во рву у Цагельни расстреляны самые разные люди. В том числе и много учителей Червеня. Как-то незадолго до войны на хлебопекарне лопнула электролампочка, стекло попало в емкость с тестом. Списать столько теста не было никакой возможности, решили собрать осколки. Собрали, но не полностью. Кто-то нашел в буханке хлеба кусочек - и к прокурору. А на буханке клеймо - номер бригады. Всю бригаду, а тогда одни мужчины работали хлебопеками, арестовали. Пока шло следствие, началась война, и всех прикончилина Цагельне. Одна партизанка из нашего отряда рассказала, чтоза несколько часов до прихода немцев убежала из Червеня по этой кровавой дороге. Видела множество расстрелянных людей.

Некоторые еще стонали..."

Свидетелей указанных событий найти достаточно сложно. Правда, оставили свои воспоминания чудом уцелевшие жертвы. 26 июня 1941 года, когда вовсю полыхал военный пожар, немцев в Червене еще не было. В тюрьме (здание стоит и поныне) скопилось много узников. В основном их привели из Минска. Среди арестантов были и белорусские писатели Рыгор Березкин, Масей Седнев, Владимир Клишевич и Тодар Лебеда. Масей Седнев (он умер в США в минувшем, 2001 году) свидетельствовал, что 24 июня всех арестованных, как политических ("врагов народа"), так и криминальных, вывели огромной колонной из Минска. Были среди арестантов и "свежие" узники - из Прибалтики и Западной Белоруссии. Погнали всех по дороге на Могилев. Колонна растянулась больше чем на километр. В дороге бомбили. Некоторым в этот момент удалось бежать.

Спустя многие годы полковник литовской армии Юозас Тумас (его уже тоже нет среди живых) напишет в своей книге "Дорога в Червень": "15 июня, около часа ночи, охранник, открыв дверь, приказал нам выходить из помещения... Огромная колонна двинулась - мы начали свой поход в этой колонне смерти... От жары и усталости те, кто был послабее, начали отставать. Были такие, кто совсем не мог идти. Их пристреливали из пистолетов двумя выстрелами в затылок. Это происходило так часто, что, похоже, быстро стало обыденным, и те люди, которые не могли идти, сами садились или ложились у обочины, а солдаты просто подходили и стреляли".

26 июня заключенные оказались в Червене, во дворе местной тюрьмы. Вечером стали формировать группы для дальнейшей дороги.

Недалеким и коротким оказался смертельный поход. Всего несколько километров прошли узники. Снова раздались выстрелы в хвосте колонны...

За этот промежуток времени было убито около четырех тысяч человек. В живых осталось всего несколько десятков узников. Среди них - и литовский полковник Юозас Тумас, ксендзы братья Петрайтисы, белорусские писатели Тодар Лебеда, Масей Седнев, Владимир Клишевич...

Сравнительно недавно на месте расстрела установлен памятный крест. Есть здесь, у "дороги смерти", и небольшая капличка. Каждый год в конце июня на месте расстрела собираются люди. Приезжают из Литвы, Польши. Ищут следы своих родных и близких. И помнят...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...