Капитал XXI века

В чем был прав и в чем ошибался Карл Маркс

На днях исполнилось 200 лет со дня рождения самого известного и непримиримого критика капитализма, немецкого философа и экономиста Карла Маркса. Его знаменитый труд “Капитал” перевели на 50 языков и издали тиражом более 50 миллионов экземпляров. Ни одна научная монография до сих пор не удостаивалась такой чести. Одни называли его гением, другие —  фанатиком-утопистом. Так кто же он на самом деле? И насколько популярны его идеи сегодня?
Фото Рейтер
Влиятельный американский еженедельник New Yorker назвал Маркса мыслителем XX века и в довесок процитировал слова одного крупного банкира: мол, чем дольше я работаю на Уолл-стрит, тем яснее понимаю, что Маркс был прав. Сытый Запад должен сказать ему спасибо за то, что он научил многих правильно выстраивать отношения между хозяевами и работниками. 

Это кажется невероятным, но труды Маркса и в наше время входят в обязательные учебные программы американских, французских, немецких, китайских и других вузов. Хотя верность марксизму на государственном уровне сохраняют не так много стран. Впрочем, даже одного Китая было бы достаточно для понимания того, что учение Маркса не выброшено на обочину истории. Оно по-прежнему популярно не только в Азии и Латинской Америке, но и на родине этого учения, в Европе. К примеру, лидером лейбористов в Великобритании в 2015 году стал радикальный марксист Джереми Корбин, который прежде мог публиковаться только в коммунистической газете “Морнинг Стар”. 

А как вам феномен сенатора от Демократической партии США Берни Сандерса? Он убежден, что американский капитализм нуждается в реформировании. И предлагает согражданам нечто вроде “шведского социализма” с его высокими социальными гарантиями.

В общем, марксизм на Западе, по мнению экспертов, имеет все шансы пережить второе рождение. Потому что является прямым порождением либерализма — как его продолжение и отрицание одновременно. Нынешнее европейское общество — это своеобразный гибрид либерализма с его культом человеческого индивидуализма и социал-демократической версии марксизма с его государственной заботой обо всех и каждом. В этом смысле экономические теории Маркса так же незыблемы, как арифметическая таблица умножения, отмечает экономист Евгения Зайцева: 

— Маркс препарировал капитализм по косточкам. Он первым в мире выдвинул идею о том, что человек должен иметь какие-то минимальные социальные гарантии (пособие по болезни, по старости), что рабочий день не может превышать восемь часов в сутки. Он настаивал, что детский труд надо ограничивать, а рабочих массово учить грамоте.

Во времена Маркса люди в среднем вкалывали на фабриках по 12—15 часов, потом немного спали и опять выходили к станкам. При этом львиную долю создаваемой прибыли забирали хозяева бизнеса.

Разработанная Марксом теория прибавочной стоимости для экономики сродни открытию электрического тока в физике. Суть ее такова. Допустим, из ткани ценой  один доллар шьется костюм. К стоимости материала добавляется труд портного. Если готовое изделие продать за 10 долларов, то 9 из них — это добавленная стоимость, созданная трудом портного. Эти девять долларов далее делятся между работником (в виде зарплаты плюс социальные платежи) и собственником предприятия (который дал ткань, оборудование и сумел продать готовое платье). В то время, когда Маркс писал свои труды, соотношение было таким: один доллар получал работник, восемь — хозяин. Маркс назвал это эксплуатацией рабочего класса. Эта пропорция изменилась в Европе и США только после Первой мировой войны и Октябрьской революции, заставившей  остальной мир задуматься о благе наемных работников. 

Оппоненты возразят: но ведь в СССР была совершенная уравниловка? О какой справедливости речь?  

— Да, это верно, — соглашается Евгения Зайцева. — Но правда и в том, что  при относительно скромном материальном вознаграждении каждый получал кучу благ в виде прописанных в Конституции: бесплатное образование, детские сады, здравоохранение, массу возможностей для саморазвития, творчества и отдыха. То есть государство как бы возвращало часть созданной работником прибавочной стоимости. После Второй мировой войны, чтобы избежать социалистических преобразований в своих странах, Франция и Германия резко изменили шкалу перераспределения прибавочной стоимости между работником и работодателем, сделав ее 5:4. 

Маркс верил, что конфликт пролетариата с буржуазией неизбежен. Но последующая победа социал-демократий, более ответственное поведение работодателей, мощные профсоюзы — все это смягчило негативные последствия капитализма. Тем не менее под разговоры о демократии и правах человека в мире растет шокирующее неравенство. По подсчетам лондонских экспертов, с 2008 года благосостояние 1 процента самых богатых людей планеты Земля растет со скоростью 6 процентов в год. Если данная тенденция сохранится, то уже к 2030 году этот самый 1 процент населения планеты будет контролировать 64 процента всех мировых богатств. Доктор экономических наук, профессор Валерий Байнев считает это объективным процессом, о котором предупреждал Маркс: 

— Он весьма точно уловил первопричину кризисов как таковых. По Марксу в основе кризисов лежит перепроизводство товаров, возникающее из-за неуемной жажды прибыли. Стремление к ней заставляет усиливать эксплуатацию, производить все больше товаров с удержанием все большей прибавочной стоимости, что ведет к неспособности рабочих потреблять всю массу товаров. 

Однако сейчас эта теория претерпела изменения, уточняет Валерий Байнев:

— Все дело в растущей производительности труда. Если первая индустриальная революция заместила человека как источник мускульной силы, вторая и третья вытеснили его как оператора машины, то сейчас четвертая промышленная революция заменяет человека как источник интеллектуальной энергии. То есть люди все меньше нужны на производстве. В результате растет безработица. Собственники стремятся ограничить рост зарплаты, платить меньше либо уволить ненужных людей, минимизировать льготы и гарантии. Отсюда волнения, забастовки и другие кризисные процессы в странах ЕС. Урегулированы они могут быть лишь путем соглашений и договоров между властью, бизнесом и обществом.

Что из прогнозов Маркса сбылось

• Монополизация отраслей в мировой экономике

Маркс утверждал, что вся власть в конце концов будет сосредоточена в руках нескольких корпораций-монополий, которые будут бороться друг с другом. Уже в прошлом веке эта тенденция начала стремительно нарастать. Семейные магазинчики стали вытесняться гипермаркетами-монополистами. На смену небольшим местным банкам пришли мировые банки. А мелкие фермерские хозяйства исчезли под давлением сельскохозяйственных корпораций.

• Финансовые спекуляции

Маркс предупреждал, что, если дать волю финансовому сектору, он поработит реальную экономику, что мы и видим сегодня. На место формулы “деньги — товар — деньги” приходит формула “деньги — деньги”. Это сбылось, в первую очередь, в виде ипотечных пузырей на рынках США.

• Неравенство и поляризация доходов 

Маркс дал описание объективного процесса, когда концентрация богатства находится на одном полюсе и концентрация массовой нищеты — на другом. Некоторое улучшение этой ситуации произошло в XX веке. В развитых странах Запада состоялась, в сущности, тихая социалистическая революция — врастание социализма в капитализм.

И что не сбылось

• Поэтапная мировая революция

Ее так и не случилось, как ни старались большевики. Построение социализма в отдельно взятых странах не перекинулось на весь мир.

• Романтизация революций

На самом деле и классовые, и “цветные” революции чаще всего приводят лишь к разрушению государств, беспорядкам и нестабильности в обществе, снижению уровня жизни людей.  

• Неизбежный конфликт буржуазии и пролетариата

В современном мире, особенно в развитых странах, богатые и бедные до сих пор вполне уживаются. Да и сами понятия “пролетариат” и “буржуазия” давно размылись.

konon@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.85
Загрузка...
Новости