Канны. Синоним поражения.

Кинофестиваль в Каннах не вызвал большого интереса у зрителей. Собственно, главной его темой стало не кино, а движение #MeToo («Я тоже»). Как и любая яркая (и активно продвигаемая) обложка, движение прямо на наших глазах подменяет содержание формой. Начавшись как крик души некоторых обиженных в начале своей (творческой) жизни женщин, первой и главной причиной какового стала мысль «Теперь уже можно!», сейчас #MeToo становится признаком хорошего тона, высоких личных гражданских стандартов и принадлежности к передовой части общества. Неважно, прыщавый ты юнец или не следящая за собой тетка — скажи «Я тоже», и тут же: а) задерешь самооценку, б) морально поднимешься над окружающими, которым не так повезло в жизни, в) окажешься в некоем мировом круге «избранных». Впору уже требовать реальных доказательств от каждого желающего вступить. 


И все-таки — о творчестве. Главным лейтмотивом Каннского кинофестиваля для главного, например, европейского канала «Евроньюс» стал вот какой киноведческий вопрос: «В составе жюри больше женщин, чем мужчин. Но когда речь заходит о списке режиссеров, то здесь доминирование мужчин по-прежнему очевидно». Директор фестиваля Тьерри Фремо оправдывается: «Канны всегда считались тем пространством, где женщинам не хватает места. Это просто художественная реальность, которая не имеет ничего общего с тем, как мы выбираем фильмы». Но директор Шведского киноинститута Анна Сернер режет правду прямо в глаза европейскому зрителю: «Кто отбирает фильмы, которые потом просматривают члены жюри? Мы видим все время одни и те же имена. Я думаю, кого-то надо уволить, чтобы на их место пришли новые люди». И нового пола люди, чувствуется контекст.  

Ну, хорошо, поувольняете тех, наберете других, ми ту, хайли лайкли. Режиссеров-мужчин будет, наверное, меньше. А вот женщин-режиссеров и через сто лет больше не станет. Ведь что движет мужчиной в акте творения, начиная от дворовых песен на лавочке и заканчивая гениальным отделением лишнего (мрамора, мрамора!) от статуи Давида? Желание понравиться, привлечь, выделиться, показать себя. Мужчины выгибают грудки, как тетерева. Пушат хвосты, как павлины. Короче говоря, выеживаются. Как ежики. И Природа всячески помогает им в этом акте творения, соблазнения и продолжения рода. Сублимирует, как тонко сформулировали еще в позапрошлом веке. А у женщины установка по жизни от века другая. И Природа ничем ей в этом (в этом!) не поможет.  

Во всем круговороте Жизни на Земле, от маленьких рыбок до больших львов, заложено: самец должен приставать к самке. Так Природа захотела, не нам судить. Не будет приставать этот — пристанет другой. А у этого не будет потомства. И он исчезнет без следа, ничего от себя в этом мире не оставив. Хотите вы этого — раствориться, как будто в вас и нужды-то никакой не было? Нет? Ми ту, я тоже. 

Одновременно с Каннами и посольство Великобритании в Минске украсилось на денек радужным флагом рядом с государственным — со своим, не с нашим. Отмечали Международный день борьбы с гомофобией — оказывается, есть такой день, и это «цель устойчивого развития № 16». Да и с точки зрения терпимости ко всем и толерантности ко всему Великобритания в Европе на пьедестале. Так вот: среди английских сэров не принято приставать к женщинам. Скорее уж наоборот. И теперь принц Гарри берет себе в жены отнюдь не англичанку. Случайность, говорите? Или вековая мудрость королевской крови?

Мне вот кажется, что унылое общество, где в каждой отборочной комиссии, составе жюри, творческом союзе и совете директоров будет обязательно поровну мужчин и женщин, создать ничего не сможет. Кроме списков типа «цель № 42» и «перечень шагов № 103 бис». А ведь хочется, чтобы кино (пусть даже только оно!) было ярким, впечатляющим, вызывающим желание пересмотреть, оставляющим след на всю жизнь. И вам хочется, правда ведь? Ми ту.   



Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.77
Загрузка...
Новости