Какую правду изволите?

Был я у врача. Она мне больничный выписывает и спрашивает, где и кем работаю. Отвечаю: в редакции газеты «Белорусская нива» обозревателем. Она дальше чего-то там заполняет в бюллетене. А потом мимоходом вдруг опять спрашивает: «Вы правду пишете или врете, как все?» Сам не знаю почему, но я ответил: «Второе». Понимай, мол, как знаешь: то ли «как все», то ли «врете»… И пошел из кабинета вон, лечиться. Вернулся домой, подлечился и озадачился, почему же врачу сказал, что вру, как все, ведь не врал ни разу. Статьи свои старые и новые перечитал. Нет, не вру. В чем же дело? Решил провести эксперимент. А вас, уважаемые читатели, приглашаю быть беспристрастными экспертами. Сейчас закройте ладонью последний абзац статьи. Прочитаете две истории и решите, какая из них правдивая, а какая — нет. После вынесенного вердикта ознакомьтесь с мнением автора, то есть с моим мнением.

Не зря говорят — правда у каждого своя. Я вот недавно убедился еще и в том, что у одного и того же человека по одному и тому же поводу могут быть две совершенно разные правды. А истина при этом будет, как обычно, где-то рядом. Не верите?

Был я у врача. Она мне больничный выписывает и спрашивает, где и кем работаю. Отвечаю: в редакции газеты «Белорусская нива» обозревателем. Она дальше чего-то там заполняет в бюллетене. А потом мимоходом вдруг опять спрашивает: «Вы правду пишете или врете, как все?» Сам не знаю почему, но я ответил: «Второе». Понимай, мол, как знаешь: то ли «как все», то ли «врете»… И пошел из кабинета вон, лечиться. Вернулся домой, подлечился и озадачился, почему же врачу сказал, что вру, как все, ведь не врал ни разу. Статьи свои старые и новые перечитал. Нет, не вру. В чем же дело? Решил провести эксперимент. А вас, уважаемые читатели, приглашаю быть беспристрастными экспертами. Сейчас закройте ладонью последний абзац статьи. Прочитаете две истории и решите, какая из них правдивая, а какая — нет. После вынесенного вердикта ознакомьтесь с мнением автора, то есть с моим мнением.

Сестра милосердная…

Понедельник. Утро. Районная поликлиника. Коридор. Очередь. Споры, ругань. Я спрашиваю, много ли людей передо мной? Оказывается, все. У меня талон на 10.10, но еще не попал на прием гражданин, записанный на 09.05. Понимаю, что сидеть в очереди придется не один час.

В другом конце коридора еще один кабинет с такими же врачами и с такой же внушительной очередью. Но она движется гораздо быстрее. Сижу минут двадцать, наблюдаю происходящее вокруг. Все разговоры почему-то упираются в то, что нам нужна платная медицина. Вдруг все пересуды стихли. По рядам бабушек прокатилось приглушенное: «Вот она!»

В коридоре появилась статная женщина в белом медицинском халате и таком же берете. Ее миловидное, как мне показалось, лицо скрывали марлевая повязка и большие очки. Вокруг нее мгновенно образовался людской водоворот, куда засосало и меня.

Бабульки, как солдаты, по очереди, четко и по существу начали рапортовать о своих проблемах. А медсестра — решать их, раздавая советы и указания строгим, тихим, бесконечно терпеливым голосом. Я понял — это мой шанс не сидеть в очереди до Судного дня и молча протянул ей свои талон и эпикриз.

Медсестра велела обождать. Она занесла талон в кабинет на дальнем конце коридора и сказала, что меня вызовут. Оказывается, мой доктор заболел. Поэтому меня примет другой специалист.

В кабинете у врача я был спустя десять минут. А когда вышел оттуда, заметил, что в коридоре всего несколько человек.

Удивился: и как это ей только удалось? Ведь совсем недавно тут было не менее двух десятков человек. Даже на два кабинета — минимум по часу работы, а тут обе очереди за двадцать минут рассосались. Эта удивительная женщина вот так запросто в одно октябрьское утро спасла несколько десятков часов человеческой жизни, которые могли бессмысленно погибнуть в очередях. Воистину — сестра милосердная!

…И сестра бессовестная

Пошел в районную поликлинику. Прихватило. Жена заказала талончик на 10.10. С работы отпросился с самого утра всего на пару часов.

Пришел к кабинету районного хирурга в 10.05. Спрашиваю, кто передо мной? Оказывается, все. Понимаю, что сидеть в очереди придется не один час. Сижу, жду, наблюдаю происходящее вокруг.

Узнаю, что один из врачей отсутствует «по семейным обстоятельствам». Поэтому две очереди объединили в одну. Отсутствует врач, чья фамилия украшает мой талон. Из «нашей» очереди на приеме не были еще те, кто пришел в поликлинику к девяти. В регистратуре об этом не знают и продолжают выдавать талоны к отсутствующему врачу…

Мне повезло. Какая-то бывалая медсестричка разогнала по кабинетам хворых и недужных. В коридоре стало значительно свободнее. Прошло всего около получаса после назначенного мне по талону времени, и я попал на прием...

— Вы где и кем работаете?

— Газета «Белорусская нива», обозревателем.

— Так вы журналист. Правду пишете или врете, как все?

— Второе.

Тут открылась дверь кабинета и в него целеустремленно вошла симпатичная моложавая брюнетка. Без медхалата. В джинсах и кофте. «Елена Ивановна, Петр Сергеевич сказал, что нужно принять гражданина Красноштанова. Примете?!» — не стесняясь моего присутствия, не то спросила, не то приказала она.

— Конечно. Приводите, мы его вызовем, — ответила Елена Ивановна, записывая фамилию гражданина, который по блату обслуживается без очереди.

Она тоже не стеснялась моего присутствия. И при этом хотела, чтобы я писал правду…

ОБА эти рассказа правдивы на все 100 процентов. Все это происходило со мной лично в один и тот же день. Рассказать можно и тот, и этот. А вот опубликовать — только один. Поэтому не спрашивайте меня больше, пишу ли я правду.  Ее у меня есть две. Какую изволите?

Виктор ГАВРЫШ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости