Какой прок от дешевых денег

К чему приведет снижение ставки рефинансирования

Недавно на мою рабочую почту пришло письмо от разгневанного читателя. Представившийся как Василий Андреевич, он на чем свет стоит костерил  всю нашу банковскую систему. Мол, совсем никуда не годится: раньше на рублевых вкладах можно было заработать до 50% годовых, а сейчас что? Похоже, для  Василия Андреевича у меня не самые хорошие новости: на днях Нацбанк вновь снизил ставку рефинансирования, в результате чего в меньшую сторону изменилась и доходность по депозитам. Да, вкладчики в шоколаде больше не будут. Зато падение показателя демонстрирует стабильность на финансовом рынке. 


Не прошло и месяца со дня последнего снижения ставки рефинансирования, как главный финансовый регулятор вновь пошел на такой шаг. Казалось бы, Нацбанк взял слишком быстрый темп по достижению заявленных планов — снизить показатель к концу года до уровня 14—16%. Впрочем, это мнение ошибочное. 

Принимая решение, Нацбанк опирается на несколько факторов. Первый — и главный — замедлился рост потребительских цен. Снижая ставку рефинансирования на один процентный пункт, банкиры прогнозируют однозначный уровень  инфляции в феврале—марте — 9% в годовом выражении. Второй момент — стабильность на валютном рынке. Белорусы практически целый год являются чистыми продавцами наличной валюты: то есть сдают в обменники гораздо больше иностранных денег, чем покупают. Третья причина — укрепляется курс белорусского рубля, а в банковских  депозитных портфелях увеличивается  доля «длинных» рублевых вкладов. 

Эта новость обрадовала кредитополучателей: ведь теперь займы у финучреждений станут доступнее. Зато вкладчики слегка напряглись, так как прибыль с рублевых вкладов несколько уменьшится. Но здесь хочу обратить внимание вот на что: несмотря на то что население по-прежнему предпочитает хранить сбережения в долларах (на 1 января доля валютных депозитов составляла 76,3%), тенденция разворота к рублю есть. Правда, говорят эксперты, нужно понимать, что это процесс медленный. 

Высказала свои опасения по поводу потенциального оттока депозитов старшему аналитику «Альпари» Вадиму Иосубу. Мол, ставка по рублевым вкладам составляет сейчас примерно 6,5—17% годовых. Многие еще помнят, когда эти цифры достигали 50%. А потому для вкладчиков психологически неприятно, когда эти цифры регулярно, хоть и ненамного, снижаются. Вадим долго вокруг да около не ходил, а разъяснил все предельно просто. Доля валютных вкладов у нас последовательно уменьшается с осени 2015 года. При этом портфель рублевых депозитов растет с февраля 2016-го. Таким образом, постепенно пропорция между ними улучшается. Дело в том, что разворот доверия населения в пользу рубля — процесс постепенный. И даже если для него будут созданы все предпосылки, он будет скорее медленным, чем стремительным. Но сейчас все условия для этого есть: последовательно снижается инфляция, а на валютном рынке мы наблюдаем устойчивость. И вот еще какой момент: несмотря на то что ставки по депозитам немного снижаются, они по-прежнему приносят реальный доход вкладчикам и остаются более привлекательными, чем валютные депозитные продукты. 

Напомню, до конца года Нацбанк планирует снизить ставку рефинансирования до 14—16%. Верхнего порога этого диапазона мы уже достигли. Когда же ожидать очередного падения показателя? Это очень тонкий процесс, который невозможно торопить или замедлять искусственно. Если вдруг инфляция начнет расти, а снижение ставки негативно повлияет на приток рублевых вкладов, Нацбанк обязательно возьмет паузу. Ставка рефинансирования либо останется на том же уровне, либо может вырасти.  

А поэтому очень хочется обратиться к Василию Андреевичу и другим нашим читателям, волнующимся за доходность сбережений: да, получить баснословные барыши с депозитов сейчас не получится. Но в этом смысле давайте мыслить гораздо шире: стабильность на финансовом рынке всей страны обязательно положительно скажется на кошельке каждого из нас.

konoga@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Мыслитель, 38
Уважаемая Полина!
Увы, вы чуть-чуть не ориентируетесь в финансовом мире, уж не обижайтесь. Прочитайте дефиницию в нашей стране «ставка рефинансирования». И с удивлением обнаружите: по своей сути она кардинально отличается от ключевой ставки ФРС или российского Центробанка. В каждом учебнике по финансовой грамотности написано, что ставка рефинансирования или ключевая ставка – процент, под который центробанк или резервная система ссужает деньги коммерческим банкам. Но в Беларуси ставка рефинансирование определяет предел. Выше ее Нацбанк не может брать деньги «со стороны» на депозит, а ниже – выдавать кредиты коммерческим банкам. Поэтому ставка «реф» может быть какой угодно, а цена денег – намного выше. Собственно говоря, в 2011-2014-ом годах мы эту тему проходили на практике. В Беларуси ставка рефинансирования – это некий психологический показатель, фактически, лишенный какой-то практической смысловой или математической нагрузки. Реально на финансовый рынок влияют «цены» на финансовые инструменты, которые использует Национальный банк. Ставки на депозиты и кредиты Национальный банк, реально, регулирует не через ставку рефинансирования, а через нормативы резервирования, выстраивая их сетку таким образом, чтобы банкам было коммерчески невыгодно превышать ставки, рекомендованные регулятором.
Словом, помните детскую загадку: журавли летят на юг со скоростью 50 километров в час, как зовут мою жену? Рассуждения о ставках на финансовом рынке в зависимости от динамики ставки «реф» - занятие примерно с такой же внутренней логикой. Точнее – отсутствия таковой. Ставка рефинансирования, фактически, никак не влияет на цену денег на рынке. Хотя, нет, есть косвенное влияние – если именно к ней привязаны ставки в кредитных и депозитных договорах.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?