Источник: Знамя юности
Знамя юности

Как я спустился на землю

Эксперимент «ЗН»: стать ботаником на один день

Всегда хотел попробовать себя в роли ученого. «Выбирай лабораторию, и вперед», – дали добро в редакции. В физики и химики не возьмут – знаний маловато. А вот изучать и наблюдать за живой природой – как раз то, что я люблю. Решено: буду ботаником.

Канны ждут

В Центральном ботаническом саду дилетанту не отказали, и вот я уже на полпути к своей мечте. Рабочий день начинается с лаборатории интро­дукции и селекции орнаментальных растений. В ее названии мне знакомо только последнее слово, о смысле трех остальных смутно догадываюсь. Куратор коллекции декоративных однолетних растений, цветочной экспозиции Ольга Дуброва вводит в курс дела:

– Здесь мы приспосабливаем зарубежные растения к нашим широтам. За каждым сотрудником закреплены одна или две цветочные коллекции. По ним ведут документацию, базу данных, следят за правильностью ухода. Этот год для нас юбилейный – 85 лет Центральному ботаническому саду. Так что работы хватает. Хорошо, что пришли помочь.

Короткий инструктаж по технике безопасности, выдача спецодежды – и в теплицу. Оказывается, ученому приходится работать не только головой, но и лопаткой. Первое, что нужно сделать,  –  посадить корневища канны, полить и прикрепить к горшкам этикетки с датой посадки и названием сорта. Кто не знает, канна – это тропическое растение с высокими листьями и большими красными цветами. В общем, красота неземная!

Наполняю горшки перемешанной с опилками землей, а агроном Марина Хасеневич сажает в них корневища. Заодно присматривает, все ли я верно делаю:

– Для первого раза неплохо получается, если понравится, приходи помогать в любое время.

До обеда нужно высадить около 300 корневищ. Многовато! Но вскоре теплицу приходят обрабатывать от вредителей. Не знаю, кому повезло больше, мне или каннам. Но на этом работа здесь закончена: вешаем табличку о проведении химической обработки на теплице и перемещаемся в другую.

За агрономом Мариной Хасеневич тяжело угнаться

Следующий фронт работ – набивка горшочков (аж 100 штук!) для посадки рассады виолы и гвоздики. Если думаете, что это так просто, то ошибаетесь. Передо мной огромная гора земли, лопаточка, сито и горшочки-стаканчики. Сначала наполняю их обыкновенной землей, а сверху досыпаю просеянную, чтобы крохотные росточки хорошо закрепились.

Насыпать, утрамбовать, просеять. На 20-м горшке движения становятся автоматическими, на 50-м – я уже профи. Справился за час. Вспотел и проголодался. Хорошо, что начался обеденный перерыв.

Сверим карты

С цветами разобрался, перехожу к деревьям. Иду в лабораторию интродукции древесных растений, где буду уже не агрономом, а помощником научного сотрудника Вадима Гринкевича. Он дает задание – сверить карты посаженных в дендрарии деревьев:

– Не всегда ученый делает что-то такое, за чем можно с интересом наблюдать. Бывает, целый день просидишь, склонившись над семенами. Или записями.

Из шкафа Вадим Георгиевич достает огромную папку с картами. Все данные оцифрованы и занесены в компьютер. Но случаются неточности, их мне предстоит найти и исправить. Пока все кропотливо сверяю, замечаю на бумаге много карандашных пометок, записей, расчетов. Закрываю глаза и представляю людей, которые когда-то работали с этими документами, что-то высчитывали. Будто дотронулся до живой истории.

Сверил четыре карты, никаких ошибок! Значит, в следующий раз можно делать пересчет деревьев по компьютерным таблицам. Подобный мониторинг ведется постоянно. Но для новичка на сегодня работы с бумагами хватит. Впереди самое интересное.

Ольга Дуброва: посадка цветов – это целая наука

Расти, деревце

На столе у Вадима Георгиевича лежат конверты с семенами, на каждом написано, откуда они. Германия, Франция, Польша, Дания, Россия… Наш ботанический сад тоже отправляет семена во все уголки планеты. Открываю конверт с пометкой «Цюрих». Мой наставник показывает, как правильно посадить. Некоторые зернышки надо предварительно вымачивать, другие подпилить, чтобы «захотели» взойти. Хранение, подготовка к посадке, посев, наблюдение, сбор – над маленьким семечком корпят круглый год.

Через несколько лет мои семена превратятся в деревца, их высадят в дендрарии. Но сначала они попадут в питомник, который находится в другом конце ботанического сада. Хороший повод пройтись по аллеям. Вадим Георгиевич рассказывает о деревьях:

– Видите два этих дуба? Один в несколько обхватов, а другой совсем тонкий. Они одногодки. Просто первый перетянул на себя все соки, не оставив ничего второму. В природе выживает сильнейший.

После такой школы, у меня на даче будут отличные клумбы

Зимой в питомнике деревья в горшках не накрыты: они должны закалиться. Если надо, их немного присыпают снегом, чтобы не получили ожог. Летом, когда бывает сильная засуха, каждое деревце поливают из лейки.

Чего больше в работе ботаника – скучных или интересных моментов, за день не поймешь. А вот Вадим Гринкевич ответ знает наверняка:

– Работа ученого – это сплав рутины и творческого поиска. Наукой могут заниматься только действительно увлеченные, влюбленные в свое дело люди, которые не боятся делать что-то монотонное очень долго, чтобы получить нужный результат.

Андрей ГОЛУБ, студент 4-го курса Института журналистики БГУ, фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?