Как выживать, когда земля – песок, а за работу спрос высок...

ВЫСТУПАЯ недавно с годовым отчетом перед коллективом ОАО «Уша», директор Николай КЛИМОВИЧ сказал, что дивидендов уже который год подряд не будет. — Опять рассчитывали на бублик, а получили только дырку, — заметил в зале местный острослов. — Так будет всегда, если не изменятся подходы к ведению дел на селе, — добавил директор…

В Березинском районе считают, что в ходе реформирования надо прежде всего помочь хозяйствам с низким естественным плодородием

ВЫСТУПАЯ недавно с годовым отчетом перед коллективом ОАО «Уша», директор Николай КЛИМОВИЧ сказал, что дивидендов уже который год подряд не будет. — Опять рассчитывали на бублик, а получили только дырку, — заметил в зале местный острослов. — Так будет всегда, если не изменятся подходы к ведению дел на селе, — добавил директор…

Обреченные на неуспех

Ситуация в ОАО «Уша» сейчас такая, что многомиллиардные кредиты гасить нечем, поэтому новых банк не дает. Заработную плату с трудом закрывают с помощью бюджета, но хозяйство не может рассчитаться с фондом соцзащиты и обязательствами по подоходному налогу.

— Нерадостное положение практически у всех хозяйств, — признает начальник управления сельского хозяйства и продовольствия райисполкома Евгений Крукович. — Кредиторская задолженность — 300 миллиардов рублей, из них 76 миллиардов — просроченная. Часть сельхозпредприятий вообще не может брать никакие кредиты.

Кроме общего для всей страны диспаритета цен, на экономику района негативно влияет его извечная проблема — почвенно-климатическая. Здесь преобладают супесчаные почвы, подстилаемые не мореным суглинком, а песками. Земледелие больше, чем в других местах, зависит от погоды. Часть земель подстилаема глеем. На эти поля техника не может зайти через пару дней после дождей.

Даже в лучшие годы Березинщина не собирала больше 28 центнеров зерна с гектара в амбарном весе. Районы же, у которых природное плодородие выше, получают больший урожай. А затраты примерно одинаковы. Вот и выходит, что здесь изначально меньшая эффективность в земледелии, которая затем переходит и в животноводство.

Травы на супесчаных почвах тоже растут хуже, чем на суглинках. Из 66 тысяч гектаров  сельхозугодий только 2,5 тысячи пригодны под люцерну. Стремятся максимально выращивать клевер, но белка все равно не хватает. Бобовых трав на голову КРС желательно иметь по 45 соток, здесь же выходит почти в два раза меньше. В результате надой от коровы по району за прошлый год — 4092 килограмма, почти на полтонны меньше, чем по стране. Привесы КРС — 520 граммов, тоже не повод для оптимизма.

Зерно или кормовая единица?

Сейчас укрупняется ОАО «Погостский»: к нему переходят земли ОАО «Вешевка». Почвы в присоединяемом хозяйстве слабее, много торфяников, поэтому хороший урожай зерна вырастить проблематично.

— Почему во главу угла ставится производство зерна, а не кормовых единиц? — задается вопросом директор ОАО «Погостский» Наталья Сокол. — Если заработает второй принцип, хозяйства сами начнут выбирать, что выгоднее, в зависимости от того, что лучше растет на их землях. И результаты работы надо подводить с учетом всех кормовых единиц, включая сено, сенаж и силос, на балло-гектар. Тогда будет объективная оценка.

Председатель райисполкома Сергей Ленковец — сторонник специализации районов и целых регионов согласно плодородию почв. При этом следует скорректировать планы и госзаказ.

Ради справедливости

— Наши люди работают не меньше тех, кто собирает 50 центнеров с гектара зерна и доит 7 тысяч килограммов от коровы в год, — считает директор ОАО «Уша» Николай Климович. — Но результатов и денег на счету нет.

Земли в хозяйстве самые бедные в районе. Сельхозугодья — 20 баллов, пашня — 21. Половина почв имеет менее 20 баллов. Поэтому необходимо дать возможность хозяйству самому рассматривать подходящую ему структуру посевных площадей.

— Нужна дифференциация господдержки, — считает Николай Климович. — Наше хозяйство за прошлый год ее получило как в среднем по стране — примерно по 100 долларов на гектар. А почему бы не сделать так: у кого почва 40 баллов, тому 75 долларов, а если 20, то — 150. Думаю, такой подход был бы справедливым.

Такой же точки зрения придерживается председатель райисполкома Сергей Ленковец.

— Мы получаем в основном господдержку на продукцию, — говорит он. — Но там, где земли лучше, всегда трав, зерна получат больше и, соответственно, от коровы надоят больше. Значит, при меньших затратах они от молока всегда будут иметь больше средств. Чем мы виноваты?

По мнению руководителя вертикали, надо учитывать не только природное плодородие, но и контурность полей. В Березинском районе она всего лишь 15 гектаров. А в центральных районах области бывает в 10 раз больше. Где можно эффективнее работать, объяснять не надо.

Государство доплачивает хозяйствам за сданное молоко, выделяет льготные кредиты на топливо и удобрения. А на единицу площади или балло-гектар — ничего. Отсутствие такой поддержки особенно чувствительно в районах со слабыми землями.

— Сейчас, когда фактически нет четкой системы господдержки, — утверждает Евгений Крукович, — мы действуем ручным методом: спасаем утопающих. В результате получается: кто хуже работает, тот получает больше из бюджета, а кто держится на плаву, тому не хватает. Это и несправедливо, и порождает иждивенчество.

— Хочется, чтобы мы уже в начале года знали, какая ожидается господдержка на каждый балло-гектар, — говорит директор ООО «ОМА» Александр Гундарь. — Тогда легче было бы планировать работу. Сейчас же получается так: понемногу дают на топливо, удобрения и прочее. Но просчитать из этого что-то невозможно.

По мнению директора ОАО «Березинский» Николая Гринкевича, надо четко прописать: половина господдержки на балло-гектар и столько же — на произведенную продукцию. Тогда все станет на свои места.

Есть своя точка зрения на господдержку и у председателя районного Совета депутатов Анатолия Зябко.

— Не надо изобретать велосипед, — говорит он. — В советское время были четыре группы районов и столько же хозяйств. Они делились по плодородию почвы. И в своей группе Березинский район всегда был в лидерах. А сейчас, когда все смешали в общую кучу, реальная конкуренция невозможна. Во всех сводках предстает искаженная картина. Господдержка тогда тоже была по группам: те, у кого хуже природное плодородие, получали больше. Пора восстановить справедливость.

Николай Гринкевич также за деление хозяйств и районов на группы. Но считает, что при господдержке надо учитывать не только балльность почвы, но и расстояние до перерабатывающих предприятий, железнодорожных станций и многое другое.

Немало нареканий вызывают и проценты по льготным кредитам. Возможно, они тоже должны дифференцироваться в зависимости от почвенных условий, считает директор ООО «ОМА» Александр Гундарь.

Поделимся по-честному?

За прошлый год Березинский филиал ОАО «Здравушка-милк», куда продают молоко все сельхозпредприятия района, получил 45 миллиардов рублей прибыли. А хозяйства — мизер. Зарплата у переработчиков почти в два раза выше, чем у сельчан. А ведь крестьяне работают так же, как и переработчики. Просто распределение денег за совместный труд очень далеко от справедливого.

Ученые подсчитали: в сложившейся схеме получения прибылей в АПК в наименее выгодном положении остается производитель сырья. В структуре среднеотраслевых затрат его получение в зависимости от видов в анализируемой цепи в большинстве случаев занимает 60—65 процентов, переработка — 20—25 и торговля — 10—15. В выручке же от реализации конечной продукции — соответственно 25—30, 50—55 и 20—25 процентов.

— Надо разработать механизм распределения конечной прибыли в зависимости от затрат по всей цепочке, — считает Сергей Ленковец. — Для этого создать акционерные общества, в которые бы входили производители сельхозсырья и его переработчики. Тогда молочные и мясные комбинаты делились бы своей прибылью с хозяйствами. Это необходимо оформить нормативными документами.

Главный зоотехник ОАО «Погостский» Елена Жданович предлагает более простой подход. Она считает, что надо увеличить закупочные цены на сельхозпродукцию, а розничные оставить на прежнем уровне. Это автоматически приведет к перераспределению части доходов от переработчиков к хозяйствам.

Даже имея хорошие доходы, переработчики не спешат вовремя рассчитываться за сырье.

— Нам молочное предприятие должно 600 миллионов рублей, — говорит Александр Гундарь. — Кое-кто советует, мол, при заключении договора на поставку заложите штрафные санкции за задержку расчета. Но завод, пользуясь тем, что мы за ним закреплены, такой договор не подпишет.

Пока почва не созрела?

Много дискуссий в последнее время вокруг предложения об упразднении управлений сельского хозяйства и продовольствия райисполкомов и создании на их базе отделов с консультационными функциями. Сергей Ленковец категорически против.

— Не надо трогать это подразделение. Говорят, там не нужны бухгалтеры и экономисты. Да они тянут 70 процентов работы хозяйств! Возможно, так не должно быть, но пока такова реальность, потому что в сельхозпредприятиях нет высококвалифицированных специалистов. Знаю, что такое мнение у большинства руководителей районов.

Авторы идеи предлагают брать деньги с хозяйств за консультации. Да их и так часто нет у предприятий, с чего платить! Поэтому к предлагаемой модели никто не готов, управление должно остаться пока со своими прежними функциями.

Евгений Крукович предлагает не забывать, что у нас не Америка и не Германия, где большинство — частные сельхозпроизводители. Да, в Беларуси райсельхозпроды выполняют и командные функции, но без этого пока не обойдешься. Для либерализма не созрела почва.

— Я был в Калининградской области, — рассказал  Николай Гринкевич. —Там никто АПК не контролирует. Но и сельское хозяйство не работает, земли зарастают.

Сегодня в сельском хозяйстве много проблем. Но если убрать райсельхозпроды, станет еще больше. Есть слабые хозяйства, которые без поддержки не обойдутся. Поэтому нужны не консультанты, а требовательные руководители, которые, кстати, уже давно являются и консультантами.

Кто заплатит за упущенную выгоду

Спорят в сельхозпредприятиях Березинского района и по поводу предложения межведомственной рабочей группы о свободных закупочных ценах на сельхозпродукцию. Почему принято считать, что они вырастут, задается вопросом Сергей Ленковец. Рынок перенасыщен продовольствием. Поэтому есть большая вероятность, что они упадут. Не исключен и сговор переработчиков. Сельхозпредприятия должны быть благодарны государству, что оно гарантированно закупает почти всю произведенную сельхозпродукцию. Другое дело, что должна быть четко развита договорная система, чтобы еще до начала полевых работ хозяйства знали, сколько и чего сеять, куда и по каким ценам сбывать. Это в первую очередь касается картофеля и овощей. А если оптовая организация не закупила оговоренный объем, то пусть возмещает производителям потерянную выгоду.

По мнению Александра Гундаря, надо присмотреться к ценам на запчасти. Недавно сломалась ось от колеса трактора — предлагают заменить ее за 75 миллионов рублей. Разве это не разорительно? Но альтернативы нет, потому что заводы предлагают покупать только у дилеров. А там в 2—3 раза дороже, чем у производителей. Почему бы предприятиям самим не продавать запчасти. Невыгодно? Но злые языки утверждают, что это одна из форм получения откатов.

По-разному можно относиться к предложениям, высказанным руководителями и специалистами Березинского района. Думается, что под ними могут подписаться представители хозяйств и райисполкомов и из других регионов страны. Особенно те, кто работает на землях с невысоким плодородием. И их мнение тоже надо учесть.

За чей счет жируют посредники?

ПОСЛЕ публикации в «Сельской газете» ряда материалов по проблемам реформирования агропромышленного комплекса в редакцию позвонил фермер из Воложинского района Николай Силин. Он также обеспокоен ситуацией в сельском хозяйстве и вносит ряд собственных предложений.

Немало проблем, по мнению фермера, с топливом. Сельхозпроизводители предпочитают биодизель, который дешевле обычной солярки. Но он поступает неритмично. Николай Силин предлагает нормативным документом закрепить обязательные поставки такого топлива накануне полевых работ.

В стоимость ГСМ входит и дорожный налог. Но сельхозпроизводители работают преимущественно в поле. Поэтому логично было бы уменьшить цену топлива для них на сумму этого налога.

Недоуменение вызывает стоимость запчастей. Она вырастает в разы из-за того, что производители сельхозмашин не продают их напрямую, а только через дилеров. Почему бы, задается вопросом Николай Силин, не принять нормативный документ, обязывающий заводы создать  центры по продажам запчастей. Тем более что уже есть опыт «Белшины». Там можно все купить на месте без посредников.

Василий ГЕДРОЙЦ, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости