Как укрощали стихию

Династия семьи спасателей – о таинственном дедушке, младенце за пазухой и самых громких ЧП на службе

Спасать людей — это не просто профессия. Отец и сын, Анатолий и Евгений Фроленок из Витебска, уверены: гены и тут играют немаловажную роль. Иначе как объяснить тот факт, что они уже мечтают о четвертом поколении спасателей в своей семье? Подполковники МЧС рассказали нашему корреспонденту о том, как профессия становится жизнью.

Анатолий и Евгений Фроленок — продолжатели династии спасателей.

 
Загадочный прадед

Все, что связано с первым представителем династии пожарных в семье Фроленок, до сих пор окутано тайной. Вместе с хозяевами ухоженной трешки, расположенной в центре Витебска, неподалеку от областного управления МЧС, мы смотрим семейный альбом. Анатолий и Евгений показывают: вот он, строгий мужчина в черной военной форме без знаков различия — офицерская выправка, цепкий взгляд… Петр Филимонович родился в 1901 году и служил в пожарной охране НКВД. Получил солидное по тому времени образование — окончил семь классов. Был начальником караула в поселке Воропаево тогдашнего Дисненского уезда. Супруга Евдокия Феликсовна числилась в этой же пожарной части бойцом.

Женя плохо помнит прабабушку, ему было всего лет шесть, когда она умерла. С прадедом он и вовсе знаком лишь по фотографиям. А вот Анатолий Тадеушевич с удовольствием вспоминает, как проводил свое детство в Воропаево. Жил там до пятилетнего возраста. Очень любил дедушку с бабушкой — вон как гордо обнимает их на фото. К тому времени бывшие сотрудники НКВД уже были на пенсии. Дед показывал свои медали «За освобождение Праги», «За победу над Германией», но и о службе, и о войне рассказывал очень мало. Убежденный коммунист до самой своей смерти четко выполнял приказ о неразглашении. И только бабушка, уже после смерти супруга, обмолвилась как-то: муж и сам чуть не попал в мясорубку репрессий. Его якобы в последний момент сняли с поезда. Это все, что знают потомки. Но главное, что они уверены: их профессиональная дорога неведомым образом была предопределена еще тогда, в середине прошлого века. На генном уровне дед и прадед заложили в их сердца желание спасать людей.

Подполковник честь имеет

Анатолий заканчивал десятый класс, когда из жизни ушел дедушка. Отец тогда работал в Витебском лесхозе, и 17-летний парнишка решил испытать здесь свои силы в пожарной охране. Временно зачислили в штат на должность бойца. Теперь подполковник в запасе вспоминает:

— Помню первый серьезный пожар. Мы выехали в сенненском направлении — горел лес. Машина — ГАЗ-63, всего полторы тонны воды в запасе… Стали тушить низовой огонь, а он вдруг резко взметнулся вверх и пошел по кронам деревьев. Мы оказались в западне. Чувство страха перебивалось бешеным адреналином. А потом к нам на помощь прибыли огромные ЗИЛы профессионалов из Витебска. Развернулись — это было впечатляющей картинкой. У меня обычный комбез, а у них — форма, специальное снаряжение. С восхищением смотрел за их работой, огонь победили быстро. А я тогда однозначно решил: стану пожарным.

Как исполнить заветную мечту, подсказал отец. В итоге Анатолий, пройдя серьезную комиссию при УВД, отправился поступать в спецучилище Ленинграда. Учебу и сейчас вспоминает с ностальгией. Хотя именно там впервые заглянул в глаза смерти:

— Сразу после присяги мы уже дежурили в пожарной части, выезжали на тушение. Помню, в тот день боролись с крупным возгоранием на складах с хлопком. На место ЧП съехались спасатели, как минимум, из 40 городских частей — десятки экипажей. Пожару присвоили четвертый уровень опасности, мы работали почти сутки. И когда уже почти все было закончено, вместе с однокурсником, литовцем Ричардом Ивараускасом, проливали пятиметровую противопожарную стену внутри склада. А она вдруг взяла и обрушилась… К счастью, не в нашу сторону.

Это теперь, после четверти века выслуги, Анатолия Фроленка опасностью уже не удивишь. На длинном профессиональном пути от сотрудника отделения службы подготовки и техники областного управления МЧС, начальника военизированной пожарной части до заместителя начальника штаба пожаротушения управления МЧС, оперативного дежурного по области и руководителя учебного пункта бывало всякое. Сложные пожары в жилом секторе, кинотеатре и на промышленных предприятиях, опасные взрывы, серьезные ДТП, где приходилось из груды покореженного металла вырезать людей…

— Можно ли привыкнуть к смерти? — задаю риторический вопрос.

— Со временем ты учишься не принимать трагедию слишком близко к сердцу, но каждая гибель — это стресс, — утверждает собеседник. — Отчетливо понимаешь: от тебя вроде бы ничего уже не зависело. Но все равно обидно, что не удалось спасти. Помню взрыв в многоэтажном доме Витебска. Там что-то на газовой плите горе-алхимики бодяжили. Забегаю в подъезд и боковым зрением вижу обломки какой-то куклы. А потом нашли два тела, одно из них — без головы. Оказалось, сила взрыва была такой, что фрагменты тела выбросило наружу через окно…

Курсанты не только учились, но уже и работали на пожарах.

 
Жизнь в карауле

Евгений подключается к беседе: о выборе профессии и не задумывался. Он же с пяти лет жил в атмосфере нескончаемого караула, под вой сирен. Кроме папы пожарным был и дедушка со стороны мамы. Так что в доме — постоянные разговоры о тревожных выездах и чрезвычайных происшествиях. А когда отца назначили заместителем, а потом и начальником военизированной пожарной части по охране Первомайского района Витебска, им выделили служебную квартиру на третьем этаже… пожарной части. На втором этаже был отцовский кабинет, а на первом — гаражи и караульная. Так что все игры проходили среди пожарных автомашин и людей в погонах, иногда отец брал его с собой на тушение. Приказ один, и очень строгий: сидеть в кабине авто и носа не высовывать. Тем не менее впечатлений у мальчишки осталось море.

После школы и училища Евгений приобщился к пожарно-прикладному спорту, стал членом сборной области. Сначала пришел в МЧС как спортсмен, а потом принялся строить карьеру уже как профессиональный спасатель. Сейчас подполковник Евгений Фроленок — кандидат в мастера спорта по увлечению и помощник оперативного дежурного центра оперативного управления по должности. Выезжает на все серьезные ЧП, произошедшие в стокилометровой зоне. Руководит пожаротушением, расставляет силы, несет ответственность за безопасность людей и исход пожара. Каждый случай — особый.

Одно из наиболее крупных недавних происшествий — пожар в общежитии. Эвакуировали около 50 человек, среди жильцов было много детей. К счастью, все закончилось благополучно. А вот несколько лет назад Евгению пришлось спасать младенца, и ни секунды на раздумья не было.

— В тот вечер мы трижды выезжали на вызовы по аналогичным причинам, — вспоминает подполковник. — Тревожные звонки поступали друг за дружкой, как будто кто-то решил испытать наше терпение. Неведомые хулиганы поджигали в подъездах резиновые коврики. Как итог — ядовитый дым быстро заполнял помещение, проникая в квартиры. На третьем вызове я, уже измотанный, услышал крик женщины, рванул наверх. У нее на руках — малыш. Раздумывать было некогда: сунул ребенка за пазуху, чтобы уберечь от ядовитого дыма, и побежал вниз. Малыша передал жильцам соседнего дома. А там и мама подоспела. Новорожденный не пострадал, и это лучшая награда.

Сейчас у Евгения — свыше 20 лет выслуги, так что отца в этом плане он, похоже, обгонит. Младшее поколение Фроленок — четырехлетний Максим и 12-летняя Кристина. Евгений уверен: династия спасателей обязательно продолжится в его детях. Ведь уже сегодня самые любимые игрушки у Максимки — это пожарные машины.

a_veresk@mail.ru

Фото автора и из семейного архива героев.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...