Как трудно было нажать на курок, но по-другому просто нельзя на войне

27 ДЕКАБРЯ 1979 года ограниченный воинский контингент советских войск вошел в Афганистан. Так началась десятилетняя афганская война… 1987 год. Имам-Сахиб просто утопал в розах. Они росли повсюду: вьющиеся и низкие, с цветами разных размеров и расцветок. Пожалуй, это единственное приятное воспоминание о чужой стране, оставшееся в памяти молодого солдата Владимира ДЕГТЯРЕНКО. На фоне роз новобранцы даже фотографировались и посылали фото родным. Но на каждом шагу, даже за розовыми кустами, в Афганистане скрывалась опасность…

Воин-интернационалист Владимир Дегтяренко из речицкой деревни Жмуровка вынес из Афгана самое дорогое – солдатское братство

27 ДЕКАБРЯ 1979 года ограниченный воинский контингент советских войск вошел в Афганистан. Так началась десятилетняя афганская война… 1987 год. Имам-Сахиб просто утопал в розах. Они росли повсюду: вьющиеся и низкие, с цветами разных размеров и расцветок. Пожалуй, это единственное приятное воспоминание о чужой стране, оставшееся в памяти молодого солдата Владимира ДЕГТЯРЕНКО. На фоне роз новобранцы даже фотографировались и посылали фото родным. Но на каждом шагу, даже за розовыми кустами, в Афганистане скрывалась опасность…

Пянджский погранотряд

После окончания средней школы в Жмуровке Речицкого района Владимир Дегтяренко поступал в высшее учебное заведение, но не прошел по конкурсу. Отработав несколько месяцев станочником-строгальщиком на деревообрабатывающем предприятии в Речице, получил повестку в армию. Сначала парня направили на трехмесячные курсы водителей, а в мае 1987 года призвали в ряды Советской Армии. Для службы в погранвойсках в облвоенкомате отобрали 9 человек.

Поезд «Москва — Душанбе», Краснознаменный Среднеазиатский военный округ. Новобранцам предстояло охранять южные рубежи огромной страны — СССР. Молодых солдат отправили в Пянджский погранотряд, точнее, в учебный центр Халкояр, который находился в 15 километрах от города Пяндж, считай, на самой границе.

Специальность прожекториста-электрика Владимир Дегтяренко получил, окончив школу сержантов в туркменском городе Мары. Здесь молодое пополнение приняло военную присягу. Опять Пяндж. Пришлось подождать, пока шло формирование мотоманевренных групп. На вопрос: «Желаете ли служить по ту сторону границы?» Владимир Дегтяренко ответил утвердительно.

Мотоманевренную группу № 1 вертолетом доставили в афганский город Имам-Сахиб.

— Вертолетная площадка по периметру была обложена мешками с песком, а мы, новички, — в касках, — вспоминает Владимир. — Недельку нам дали на адаптацию в чужой стране. Жара была настолько невыносимой, что некоторые молодые бойцы, особенно из северных регионов России, просто падали в обмороки.

Еще перед вылетом командование объяснило новобранцам, каким образом им предстоит нести службу по охране государственной границы СССР. На той стороне окопались душманы, которые постоянно обстреливают наши кишлаки. Задача пограничников — на участке протяженностью 25—30 километров прочесывать местность, упреждать диверсии, пресекать каналы поставки оружия бандитам, контролировать трафик наркотиков.

В ДРА приобретенная военная специальность Владимиру не понадобилась. Его определили вторым номером расчета АГС-17 (автоматического гранатомета станкового). «Задача второго номера — носить станок и коробки с боеприпасами. Чем больше захватишь коробок (а одна весила 16 килограммов), тем увереннее будешь чувствовать себя в бою», — поясняет Владимир Петрович. Так полгода и проходил сержант Дегтяренко вторым номером. Когда наводчик уволился в запас, Владимир занял его место.

Награды за смелость

Через неделю мотоманевренная группа № 1 (ММГ-1) покинула Имам-Сахиб и направилась к месту несения службы.

Но прежде предстояло преодолеть кишлак Алеф-Берды, в котором укрепились бандиты. В каждом экипаже БТР было по одному или два новичка. На подъезде к кишлаку колонну обстреляли. К тому же дорога оказалась заминированной. Пришлось остановиться.

Ночью саперы разминировали дорогу, а старослужащие собрали необстрелянных новичков и, словно делая работу над ошибками, детально рассказывали, как правильно ориентироваться на местности, вести себя в бою, зачем надо держаться друг друга, учили просто прятать голову от пуль. Утром новая попытка «зачистить» кишлак. Только к вечеру она увенчалась успехом — душманы ушли…

Колонна отправилась к границе основательно потрепанной — с ранеными и телами двух убитых товарищей. Груз № 200 забрала «вертушка»…

В том бою отвагу и мужество проявили многие пограничники, за что их отметили наградами. Владимир Дегтяренко удостоился медали «За отличие в охране государственной границы», первой своей боевой награды.

Началась привычная служба на границе. Контролировать нужно было приграничную полосу, в том числе и вдоль реки Пяндж. Позиции меняли часто. Противник знал, что советские пограничники могут оказаться в самых неожиданных местах. Душманы этого боялись, но и расслабляться не давали…

ММГ-1 не раз приходилось сопровождать колонны с боеприпасами и продовольствием. На переправе Шархан брали под свою охрану колонну и через Кундуз вели ее на Тулукан.

Служба на границе — дни и ночи напролет. Как только поступала развединформация, мотоманевренная группа № 1 отправлялась в обозначенное место. Если узнавали о предполагаемом движении «духовского» каравана — устраивали засаду. Душманы на самом бесшумном и проходимом транспорте — верблюдах и ишаках — тайными тропами перевозили оружие, боеприпасы, медикаменты, контрабандный товар. Владимиру Петровичу приходилось неоднократно участвовать в задержании бандитов и всевозможного оружия производства разных стран мира. Оно изымалось и отправлялось в СССР.

За службу на границе сержанту Дегтяренко вручили медаль «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», Почетную грамоту Президиума Верховного Совета СССР, от Комитета госбезопасности — наручные часы.

Торты, дети и собака на войне

Запах костра всегда наводит Владимира на воспоминания об Афганистане. В расположение части, которая дислоцировалась в Имам-Сахибе, возвращались крайне редко. Если только помыться, выспаться и запастись продуктами. Бывало, продовольствие получали на две недели, а на задании задерживались до месяца. Иногда продукты доставлял вертолет вместе с почтой. Но иной раз «вертушку» сбивали… Воду и продовольствие в горах всегда экономили. Готовили сами. И ели из одного казана. Живший в Таджикистане сослуживец Синицын прекрасно готовил плов. А от приготовленных белорусских драников весь экипаж был в восторге. Иногда в сухпайке оставалось только сухое картофельное пюре, а ребятам хотелось чего-то вкусненького.

— Даже торты пекли, — говорит Владимир Петрович. — Рыли в глинистом холме углубления наподобие печки, протапливали дровами и пекли. Торты получались замечательные!

О чем еще вспоминает Владимир Петрович?

Однажды афганские солдаты привезли в расположение советских войск раненого афганского мальчика 7—8 лет. Ребенок подорвался на душманской мине. Он стонал и плакал. Наш фельдшер оказала ему первую медицинскую помощь. Но так как у ребенка оказалось серьезное ранение грудной клетки, нужна была срочная операция. Решение приняли незамедлительно: советские пограничники вызвали вертолет и отправили мальчишку на операцию в Союз.

Настоящими помощниками пограничников были собаки. На нескольких снимках сослуживцы Владимира Дегтяренко вместе с умницей Бертой. Собака очень хорошо чувствовала мины и многих солдат спасла от неминуемой гибели. На БТРе старшего прапорщика Валерия Аутко из Гродно Берте всегда находилось место. Однажды в бою прапорщика Аутко ранило в бедро, и он не смог передвигаться. И боеприпасы в самый неподходящий момент закончились. Каким-то невероятным образом собака поняла просьбу своего хозяина, заскочила на БТР, перегрызла веревку, которой крепился ящик с патронами, и притащила его хозяину. Раненую и несколько раз контуженую Берту Валерий увез с собой на Родину.

1366–1368

Душманы, объявив войну «неверным», не щадили ни чужих, ни своих. Однажды поздно ночью с места привала исчезли два солдата-пограничника. На следующее утро в ходе прочесывания тело одного из пропавших нашли в болоте, истерзанное тело другого обнаружили в ближайшем кишлаке…

Многие местные жители к советским солдатам относились доброжелательно, но показывать этого ни в коем случае было нельзя — «духи» жестоко расправлялись с такими людьми. В Имам-Сахибе недалеко от наблюдательной вышки стоял дом, где жила обычная афганская семья, которую в одно утро нашли полностью вырезанной. Причина была проста: в своем дворе за трехметровым забором дети хозяина — 13- и 15-летние дочери — ходили с открытым лицом, а «неверные» могли видеть их лица. Так душманы запугивали местное население.

В альбоме Владимира Дегтяренко обращают на себя внимание две цифры — 1366—1368.

— Это мои годы службы в Афганистане, только в летоисчислении той страны, — говорит воин-интернационалист.

Родная проходная метизного...

Когда ограниченному контингенту советских войск пришло время покинуть Демократическую Республику Афганистан, ММГ № 1 сняли с привычно контролируемого участка и отправили вглубь страны. Под Кундузом около двух месяцев пограничники охраняли склады с боеприпасами, которые постепенно вывозили в СССР. Это была небольшая горстка бойцов. Оставленные позиции занимали солдаты правительственных войск Афганистана и непримиримые.

15 февраля в 11.45 последний БТР покинул ДРА и по понтонному мосту направился в свою страну. На той стороне реки Пяндж играл духовой оркестр. Слезы радости, улыбки встречавших, цветы…

Самое дорогое, что вынес Владимир из далекой недружелюбной страны, это солдатское братство, уверенность в том, что тебя прикроют в бою, не бросят на произвол судьбы, поделятся последней краюхой хлеба. Это когда ты уверен в каждом из членов экипажа больше, чем в себе. Их сила духа крепче холодных и коварных гор.

Уволившись в запас, Владимир Дегтяренко приехал в родную Жмуровку. Он вернулся домой с боевыми наградами, и только здесь осмелился сказать маме, где служил. Через некоторое время Афганистан снова напомнил о себе еще одной наградой — Владимиру Петровичу торжественно вручили медаль «За боевые заслуги».

Вскоре Дегтяренко женился, родились дети — дочь Марина и сын Павел. Чтобы кормить семью, перешел на речицкий метизный завод. Более 20 лет как там трудится: Владимир Петрович — опытный заточник.

Большинство сослуживцев призыва Дегтяренко из Пянджского погранотряда живут в Гомеле. В областной центр Владимир Петрович направляется по традиции на День пограничника. Им есть что вспомнить, кого помянуть… Той дружбе остался верен башкир Даниил Асфандияров: зовет Дегтяренко в гости, сам трижды приезжал в Речицу. Через Интернет Владимир Петрович общается со старшиной Аутко, хозяином умницы Берты. Надеется, что скоро свидятся вновь — под мирным небом родной Беларуси.

Татьяна УСКОВА, «БН»

Фото из личного архива Владимира ДЕГТЯРЕНКО

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?