Как три Николая нефти путь давали

Плавание по нефтяной реке: как живут нефтепроводчики из династии Куксюк, общий рабочий стаж которой составляет 88 лет

Дед Николай варил первые трубы, по которым нефть бежала через Беларусь, отец Николай с супругой следили по россыпи датчиков, чтобы черное золото без перебоев следовало в Европу. Сын Николай спустя годы возглавил нефтеперекачивающую станцию «Кобрин» ОАО «Гомельтранснефть Дружба». Ту самую, на которой долгие годы трудилась его семья.

Посвятить ли свою жизнь станции, Николай Николаевич долго не раздумывал.

 
Все, что должен уметь мужчина

Магистральный нефтепровод «Дружба» — грандиозная и сложная техническая система, по которой российская нефть идет в Западную Европу и на Балканы. Протяженность — около 6000 километров. Стратегически важный участок проходит по территории Беларуси. «Кобрин» — крайняя станция перед западной границей, дальше поток принимает польская «Адамова Застава».

Начальник станции Николай Куксюк проработал здесь 21 год на самых разных участках. Потому «Кобрин» знает, как никто другой, и называет станцию мини-городком среди белорусских полей и лесов.

— Две насосные установки, свои электроподстанция, котельная, водонасосная. Раньше были свой жилпоселок и детский сад.

Рядом с этими резервуарами и насосами Николай Николаевич и вырос. В поселке нефтяников у родителей была квартира. Помимо богатой природы, которой любуются все детишки в небольших населенных пунктах, он с самых ранних лет вслушивался в шум перекачки, казалось, иногда ощущая толчки нефти. Отца рано не стало, мальчика вырастил живший неподалеку дедушка.

Николай Николаевич с гордостью вспоминает:


Дед для Николая КУКСЮКА всегда был примером.


— Он был человек труда! Настоящий кузнец, как в старину. Со всей деревни ходили к нему, если надо было по железу что-то сделать.

Глядя на деда, к ремеслу привык и Николай. Металлом таланты Николая Ивановича не ограничивались, учил он внука работать по дереву, за хозяйством следить и даже готовить. Всему, что, как твердо считают в семье, должен уметь настоящий мужчина.

— Он все своими руками делал. В доме отопление сварил, до того только печка была. И водопровод сам сделал. Как-то купил двигатель от трактора, а все остальное смастерил сам, получил настоящую рабочую машину!

Николай Иванович был отличным сварщиком и своими руками создавал и саму станцию с самых первых ее дней. На работу сюда пришел 16 января 1967 года — на день позже «дня рождения» «Кобрина». Сколько километров сваренных труб, сколько устраненных неполадок на счету мастера, сейчас уже не подсчитают даже ветераны производства. Но для своего внука он навсегда останется лучшим примером:

— Хотя он всегда втолковывал мне: «Ты лучше достигни того, чтобы все уметь, но физически тяжело не работать!» А по факту и умел, и тяжело работал.

Рядом с семьей

Сын Николая Ивановича всегда стремился быть похожим на своего отца во всем. На станции тоже начинал слесарем-ремонтником, потом стал оператором контрольно-измерительных приборов и автоматики. Оператором работала и его супруга Вера Филимоновна. Их сын вспоминает, как родители пропадали на работе и в праздники, и в выходные, и по ночам. Часами пристально следили за десятками датчиков, управляя технологическим процессом перекачки нефти, контролируя параметры и состояние оборудования.

Помимо работы, Вера Филимоновна находила время и для общественной жизни. Выступала в художественной самодеятельности, состояла в профкоме.

— Только исполнением своих должностных обязанностей мама никогда не ограничивалась. Наши ветераны вспоминают, как она старательно наводила уют и порядок в операторской, разводила цветы. А сколькими грамотами ее наградили! Пересчитать сложно. Сейчас она на пенсии, но в самодеятельности, кстати, не перестает участвовать.

Николай и Вера в молодости.

  Когда не стало отца, Николай Николаевич-младший решил приземлиться там, где родился. Нужно было помогать семье, да и со станцией связывало столько, что впору было считать ее вторым домом. Из родных мест уезжал только за высшим образованием — окончил Белорусский аграрно-технический университет по специальности «инженер-механик».

— Прошел школу сопромата, гидравлики… Вот ее обожал! У нас этот предмет, кстати, преподавала дочь Анатолия Мурашко, знаменитого белорусского ученого в области мелиорации и водного хозяйства. Того, кто осушил все болота. Антонина Анатольевна требовательным была преподавателем, потому, наверное, и предмет хорошо пошел.

Начинал Куксюк-младший, как и родители, оператором. С каждым годом станция модернизировалась, оборудование становилось все сложнее, да и напряженность труда увеличивалась.

— Когда родители работали, по ночам на дежурство вчетвером выходили, а я уже в одиночку. Это, конечно, не лопатой работать, но постоянная мобилизация сказывается. Отвлечься нельзя ни на секунду, постоянно следишь, чтобы все было четко, переключения прошли нормально. Если что-то выходило из-под контроля, честно, потом спать не мог. Любое падение или аварийная остановка у нас могут быть чреваты огромными проблемами… Твоя задача — их предотвращать.

Не могу удержаться от обывательского вопроса.

— А в нефти руки мыли?

— Не только руки, — смеется Николай Николаевич. — Весь в ней был, только глаза на лице блестели. Был у нас как-то аварийный выход, струя ударила вверх, а вернулась дождем на нас. И пока устраняли, успели ощутить все «прелести». Она жирная и с тяжелым запахом. Зимой пахнет дизтопливом, а летом — мазутом или асфальтом…

У сыновей есть возможность продолжить династию.

 «Хочу быть как папа!»

Ответственного работника через какое-то время заметило начальство и сообщило: надо развиваться! Предложили место мастера, а в конце прошлого года Николай Николаевич возглавил станцию. В подчинении у него 87 человек.

— С людьми всегда непросто работать. Нужно уметь находить общий язык. И не обижать, а больше уважать и делать так, чтобы человек сам себя начал уважать. Тогда и коллектив сложится. Политика у меня больше пряника, чем кнута, — признается руководитель.

Все так же порой не спит ночами, отвечать теперь приходится за весь фронт работ.

— Вы посмотрите, какой у нас участок! — Николай Николаевич подходит к карте. — До самой гос­границы, есть объекты даже в демаркационной зоне, за контрольно-следовой полосой. Ответственность на коллективе большая. Мы перегоняем огромный объем нефти в год, создаем напор для продвижения жидкости на запад.

Несмотря на преданность делу, на семью Николай Куксюк времени никогда не жалел. У него трое детей. Старшая дочь Елизавета сейчас получает профессию ветеринара в Витебске. Сыновья помладше — один второклассник, другой пока в детском саду.

— Кого из сыновей Николаем назвали?

— Никого, они Давид и Даниил! — улыбается гордый отец. — Я не знаю, почему отца и деда так звали, а мне имя давали по христианскому обычаю — в честь святого, в день которого появился на свет. Я декабрьский. Так же и детей называл — по церковному календарю.

Для своих детей Николай Куксюк пытается быть таким же примером, как когда-то для него были родители и дед. Но в выборе профессии не ограничивает, хотя Давид, слыша вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?», уверенно заявляет: «Хочу быть как папа!» Папа пожимает плечами:

— Почему бы и нет? Дай Бог нам, чтобы этой российской нефти хватило и на наших деток, и на наших внуков!

valchencko@mail.ru

Фото из архива семьи Куксюк

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...