Как Сталин купил кусочек урановой Антарктиды

Одна из самых загадочных страниц в истории Антарктиды связана с попыткой сначала нацистской Германии, а затем и других стран освоить скрытые подо льдами запасы урана. Об этом написано много книг, содержащих немало смелых версий. Одну из таких версий, в которой реальные факты перемежаются с невероятными догадками, мы и предлагаем вниманию читателей. На нашей планете есть место, принадлежащее всему человечеству. Это -- Антарктида. Там дружно работают тысячи ученых из десятков стран мира. Туда ездят туристы, которые фотографируются в обнимку с бродящими по льду пингвинами. А подо льдом ждут своего часа несметные богатства. Вот эти-то сокровища и могут стать причиной конца всей этой идиллии с учеными, туристами и пингвинами.

Была ли атака советских самолетов на американские, и что вынудило Берда прервать «Высокий прижок»?

Одна из самых загадочных страниц в истории Антарктиды связана с попыткой сначала нацистской Германии, а затем и других стран освоить скрытые подо льдами запасы урана. Об этом написано много книг, содержащих немало смелых версий. Одну из таких версий, в которой реальные факты перемежаются с невероятными догадками, мы и предлагаем вниманию читателей. На нашей планете есть место, принадлежащее всему человечеству. Это -- Антарктида. Там дружно работают тысячи ученых из десятков стран мира. Туда ездят туристы, которые фотографируются в обнимку с бродящими по льду пингвинами. А подо льдом ждут своего часа несметные богатства. Вот эти-то сокровища и могут стать причиной конца всей этой идиллии с учеными, туристами и пингвинами.

В начале 1947 года из США к берегам Антарктиды отправился американский полярный исследователь и адмирал Ричард Берд. Это была уже четвертая его экспедиция на ледовый континент.

Но в отличие от первых трех она финансировалась ВМС США и сопровождалась сильным военным конвоем: переделанным из быстроходного транспорта эскортным авианосцем «Касабланка» с 18 самолетами и 7 вертолетами на борту, а также эсминцем «Мэрдок». Операция, цели которой были засекречены, получила мало что объясняющее название High Jump («Высокий прыжок»).

1 февраля 1947 года экспедиция высадилась в районе Земли Королевы Мод. Целый месяц самолеты Берда барражировали надо льдами, сделав 49563 аэрофотоснимка. Были открыты и нанесены на карты несколько ранее неизвестных горных плато, основана полярная станция. А потом работы были внезапно прекращены, и экспедиция спешно вернулась в Америку. Как выяснилось позднее, не в полном составе: недоставало эсминца, 13 самолетов и 40 человек. Это факт, а вот дальше начинаются догадки.

В американской прессе появились сообщения, что Берд, давая объяснения в сенате, якобы сказал, что экспедиция подверглась атаке со стороны превосходящих сил противника. Какого именно, не уточнялось.

Спустя еще какое-то время газетчики выдвинули версию, что бежать из Антарктиды неплохо вооруженную экспедицию вынудили странные летательные аппараты, похожие на блинчики или плоские британские каски, выскакивавшие из воды и носившиеся по воздуху с сумасшедшей скоростью. Приводились даже комментарии самого Берда о том, что эти «блинчики» якобы были созданы на скрытых в толще антарктических льдов заводах нацистов с использованием неведомых доселе технологий, и цитировался призыв адмирала к руководству США как можно скорее «принять защитные акции против истребителей противника», способных «летать с одного полюса на другой с невероятной скоростью».

А уже после смерти Берда в 1957 году появились статьи, авторы которых со ссылкой на дневники адмирала, якобы спрятанные в надежном месте, утверждали, что прославленный полярный летчик во время одного из полетов был сбит летающей тарелкой и с трудом посадил свой самолет. Затем около него села тарелка, из которой вышел голубоглазый блондин и на ломаном английском языке потребовал, чтобы США... прекратили работы над ядерным оружием. Потом он якобы проводил Берда в скрытую подо льдами базу, доставшуюся нацистам в наследство от некой высокоразвитой цивилизации вместе с летающими тарелками.

Спустя годы выяснилось, что голубоглазые блондины действительно могли сбить и пленить Берда, но летали они не на тарелках, а на американских «Кинг-кобрах», и по-английски говорили с акцентом, причем отнюдь не с немецким. Хотя немцы к этой истории, начавшейся задолго до Первой мировой войны, имели самое непосредственное отношение.

Один из них — Генрих Гиммлер, шеф СС. Он курировал проводившиеся нацистами в разных концах света поиски доказательств древности и исключительности германской расы. Вопреки распространенному мнению, Адольф Гитлер считал это мифотворчество нелепым, а Гиммлера за глаза называл идиотом, выставляющим немцев на посмешище перед всем миром.

Но «идиоту» удавалось втягивать в свои игры миллионы рейсхмарок. В 1938 году он убедил фюрера, что легендарная Атлантида, считающаяся прародиной арийской расы, расположена в Антарктике. А вскоре немецкие ученые, исследуя образцы льда и скальных пород, привезенных с ледового континента еще в 1912 году немецким полярником Вильгельмом Фильхнером, обнаружили в них следы урана, столь нужного нацистам для уже вовсю шедших в то время работ над атомной бомбой.

Немцы направили в Антарктиду несколько экспедиций, которые застолбили вымпелами со свастикой обширную территорию, переименовали Землю Королевы Мод в Новую Швабию, на которой появилась мощная «База 211».

К 1940 году началась промышленная добыча урановой руды, но вскоре британский флот блокировал воды вокруг Антарктики, и возить ценный груз по морю стало невозможно. Тогда нацисты приступили к строительству огромных грузовых подводных лодок.

Тем временем Гитлер начал войну против СССР, потом дела на Восточном фронте стали идти все хуже и хуже, нацистам стало не до Новой Швабии, и проект начал хиреть на глазах. Тут об антарктическом уране узнали американцы, тоже работавшие над атомной бомбой, и послали в Антарктиду адмирала Берда, наказав ему не вступать в конфликт с немцами, а застолбить еще не занятые ими участки материка за США. Но Берд обнаружил, что «незанятые» участки заняты... аргентинцами, которые объявили адмиралу, чтобы он и не помышлял о захвате Западной Антарктиды, простирающейся от моря Беллинсгаузена до моря Лазарева, поскольку это одна большая военная база Аргентины.

Для наглядности аргентинцы блокировали американские станции с военным аэродромом. Президент США Франклин Рузвельт эту оплеуху снес, опасаясь, что открыто дружившая с немцами Аргентина поднимет на войну против США всю Латинскую Америку.

Аргентина действительно сотрудничала с нацистской Германией еще с конца 1930 годов, предоставляя ей некоторые виды стратегического сырья и свои порты для немецких надводных кораблей и подводных лодок. В том числе и участвовавших в антарктическом проекте. Взамен она получала немецкие технологии. Однако располагавший первоклассной разведкой аргентинский диктатор Рене Манинг быстро понял, что Германия войну не выиграет, и стал сотрудничать с одним из будущих победителей — с СССР.

Работавший в США лучший аргентинский разведчик Рауль Хосе Сото передал в Москву через советского агента Газдара Овакимяна данные по немецкому урановому и антарктическому проектам, о которых глава советской научно-технической разведки Леонид Квасников после некоторых колебаний доложил Лаврентию Берии. Тот поначалу воспринял эту информацию как «дезу», но разрешил вступить в игру. А вскоре выяснилось, что урановый проект немцев не липа.

В Москве сумели сделать правильные выводы из полученных о Новой Швабии разведданных, и, когда война покатилась к развязке, Сталин начал готовиться к тому, чтобы прибрать немецкие базы и копи в Антарктике к своим рукам. На секретных аэродромах начали накапливать получаемые от американцев по ленд-лизу истребители «Кингкобра», превосходившие по скорости, маневренности и вооружению даже знаменитую «Аэрокобру», на которой сбивал немецких асов Александр Покрышкин. Ни один из этих самолетов не попал на фронт.

А после войны для работы в арктических условиях начали в секретном порядке переоборудоваться новейшие эсминцы проекта 45 «Высокий», «Важный» и «Внушительный», построенные с применением передовых технологий, слизанных с японского трофейного эсминца «Фубуки».

Но еще задолго до окончания войны фюрер прекратил финансирование арктического проекта. К 1944 году в Новой Швабии не осталось ни одного немца, и она перешла «по наследству» к Аргентине. Новый президент страны Эдельмирио Фаррел приказал законсервировать все объекты в надежде, что их удастся выгодно продать. Сделка действительно оказалась выгодной.

В 1946 году Фаррела на посту президента Аргентины сменил генерал Хуан Доминго Перон, который назло США немедленно установил дипломатические отношения с Москвой. По одной из версий, тогда-то СССР и получил в свое распоряжение Новую Швабию. В обмен Сталин пообещал не требовать выдачи тысяч нацистских преступников, укрывшихся после поражения Германии на территории Аргентины вместе с награбленными в Европе миллионами, и вычеркнул аргентинских пролетариев и крестьян из списка нуждающихся в ознакомлении с самой передовой на свете коммунистической идеологией.

В аргентинских портах и территориальных водах стало тесно от советских судов, которые устремлялись к берегам Антарктиды.

А в феврале 1947 года к ледовому континенту прибыла экспедиция Берда, принявшаяся прочесывать ледяную пустыню.

Почему операция «Высокий прыжок» была внезапно свернута, много лет спустя один из ее участников американский полярный пилот Джон Сайерсон рассказал известному уфологу Леонарду Спрингфилду.

По словам Сайерсона, 26 февраля лагерь экспедиции адмирала Берда внезапно был атакован «летающими тарелками», которые «выскакивали из воды, словно угорелые». Неведомыми лучами они сбили несколько американских самолетов, успевших взлететь с авианосца «Касабланка». А затем, внезапно вспыхнув ярким пламенем, быстро пошел ко дну стоявший в отдалении эсминец «Мэрдок».

Есть и другая версия боя у берегов Антарктиды. Впрочем, не менее фантастическая. Якобы «Мэрдок» пустила ко дну советская подводная лодка. А американские самолеты были сбиты «Кинг-кобрами» с хорошо различимыми красными звездами на крыльях.

А если верить дневникам адмирала Берда, на следующий день он вылетел на восток в поисках аэродрома, с которого могли взлететь советские самолеты, но был атакован двумя «Кинг-кобрами» и сбит. К месту падения его самолета вскоре прилетел транспортный Ли-2, из которого вышли советские десантники. Возможно, голубоглазые и светловолосые. Берд рассказывает, что был якобы доставлен на советскую полярную станцию, где его встретили три полярника с редкими русскими фамилиями Петров, Иванов и Сидоров, описание которых позволяло легко опознать в них знаменитых покорителей Арктики Ивана Папанина, Николая Каманина и Анатолия Ляпидевского. В задушевном разговоре под «Столичную» и красную и черную икру, они сказали Берду, что уважают прославленного американского полярника, но если он не убедит президента Гарри Трумэна пойти на переговоры со Сталиным о судьбе бывшей Новой Швабии, то герой Америки из этой экспедиции в Антарктиду может и не вернуться.

Трумэну пришлось уступить. Не только потому, что ему было жалко терять Берда, но и потому, что в притязаниях на Антарктику в тот момент Советский Союз поддерживали Франция, в значительной степени контролируемая коммунистами, Аргентина и еще ряд стран. А уран США могли получать и из Конго, куда Советам путь был заказан. Трумэн сделал вид, что махнул на Новую Швабию рукой.

Но после смерти Сталина в 1953 году расклад сил быстро изменился в пользу США. Трумэн пригласил к изучению Антарктики десяток стран, которые стали требовать доступа к своей доле пирога. Перон рассорился с Хрущевым, французы выгнали из своего правительства коммунистов.

Потеряв союзников, в 1959 году СССР вынужден был подписать невыгодный для него Договор об Антарктике, запрещавший разработку недр этого континента. Предприятия по добыче урана пришлось закрыть. И вывести из Антарктиды «Кингкобры», когда-то показавшиеся перепуганным американцам страшными «летающими тарелками».

Правда, ответственные люди, имеющие непосредственное отношение к российской антарктической программе, говорят, что подобные версии не заслуживают внимания. Потому что советские исследователи пришли в Антарктиду лишь в 1950 годы. И советские самолеты никогда не атаковали американцев в Антарктиде. Возможно, это и так. Но остается вопрос: кто или что вынудило Ричарда Берда прервать «Высокий прыжок»?

ИТАР-ТАСС
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?