Как рыба в воде. Минчанин бросил офисную работу и ушел в рыболовные гиды

Его фамилия Антонович, но куда больше этот человек, называющий себя первым в стране профессиональным рыболовным гидом, известен как Фишерман. И он говорит, что его все настолько идентифицируют с этим брендом, что со временем, глядишь, придется и паспорт менять. Почему нет? Fisherman в переводе с английского — рыбак. А найти в Беларуси примерно так же увлеченного рыбной ловлей — задача со звездочкой. По словам Антона, он проводит на воде около 250 дней в году. А хочет еще больше: «Родился и вырос я в Минске, но в городе долго находиться не могу. И в прошлом году я вообще решил, что хочу уехать подальше от Минска на постоянное место жительства. Желательно на Браславские озера».

«Вырезал палку, привязал к ней веревку, согнул из проволоки крючок»


Сейчас Антону 30. Трудно поверить, но при этом рыбалкой он увлечен уже более четверти века. Заболел этим делом в четыре года.

— В детстве летом постоянно был у бабушки с дедушкой под Новогрудком. Года в четыре увидел, как деревенские мужики рыбачат. И мне самому захотелось. Вырезал палку, привязал к ней веревку, согнул из проволоки крючок — ну и пошел ловить. Местные рыбаки, увидев мои «снасти», конечно, посмеялись и минимально объяснили мне, что я делаю не так. В Минске мама купила мне бамбуковую удочку. И мы пошли на болото ловить карасиков. Мама сидела на берегу и вязала, а я ловил. Где только не рыбачил в детстве! И в летнем спортивном лагере, куда приезжал, так как занимался водными лыжами. И в Сочи, где мы с мамой иногда отдыхали на море. И в деревне, само собой… 

— Бабушка с дедушкой без проблем отпускали? 


— У них, конечно, было большое хозяйство — работы хватало. И я тоже не отлынивал. Но мы как договаривались? Сначала покосить, сено посушить или коров подоить — и только после этого на рыбалку.


Самая большая шуфлядка письменного стола для учебы у Антона была завалена рыболовными снастями, а специализированной литературы по теме рыбалки у него в детстве было даже больше, чем учебной. Это, впрочем, не помешало Антону хорошо учиться в школе, лицее БГУ, а затем и на факультете финансов и банковского дела БГЭУ.

«Ремонтировал мобильные телефоны, продавал диски…»


По щучьему велению Антону, который с двух лет рос без отца, никогда ничего не давалось. Однако он с детства был не из тех, кто лежит на печи и ждет с моря погоды. 


Фото: Артур Прупас.


— Уже в 10-м классе устроился в компанию отрисовывать, оцифровывать карты. А потом чем только не занимался. Ремонтировал мобильные телефоны, продавал диски, принтеры. После первого курса пошел работать в банк. Впоследствии стал заместителем директора новой фирмы, которая занималась рекламой кредитных продуктов. Позже работал в представительстве литовской компании, занимавшейся контейнерными грузоперевозками. Отвечал за внешнеэкономическую деятельность в фармацевтической компании. Благодаря работе у меня постоянно была виза, это позволяло ездить по Европе в поисках трофейных щук. 

«Решил монетизировать свое увлечение»


Работа в офисе приносила Антону деньги, но не приносила удовольствия. И однажды он решил, что называется, совместить приятное с полезным.

— Находясь, допустим, в той же Голландии, я всегда по-хорошему завидовал местным рыболовным гидам. Понимал, что я вот сейчас приехал и потом вернусь в офис, а гиды тем временем останутся ловить рыбу. И однажды я решил монетизировать свое увлечение и ушел в рыболовный туризм.
В 2014-м году зарегистрировался как индивидуальный предприниматель. Купил и отреставрировал катер. И после этого отступать уже было некуда. 



— Трудно было начинать? 

— Какие-то накопления были, что-то брал в долг, не боялся залезать в кредиты. Поначалу мало кто верил в то, что в Беларуси моя идея может быть реализована. Чувствовался скепсис. Но палки в колеса мне никто не вставлял. Национальные парки «Нарочанский» и «Браславские озера» заключили со мной договоры на то, что я могу выходить на воду на своем катере с мотором в 90 лошадиных сил, хотя вообще там существует запрет на использование моторов свыше 15. И сотрудничество у нас взаимовыгодное. Своих клиентов селю только на базах, принадлежащих национальным паркам. И причем даже в низкий сезон. Туристический сезон на тех же Браславских озерах заканчивается в конце августа, а у меня в осенние месяцы едва ли не самый разгар. В прошлом году до самого ледостава работал и вернулся из Браслава в Минск только в декабре.

— Не боитесь «прогореть»? 



Если человек хочет и может работать, любит свое дело, то он будет работать в любых условиях и найдет возможность зарабатывать. При этом, конечно, желательно, чтобы дело, которым ты занимаешься, тебе нравилось. Это придает сил. Приходится много работать, но я занимаюсь любимым делом, и поэтому счастлив. Когда слышу что-то вроде «Твой бизнес задушат», я не соглашаюсь.
Зачем и на каких основаниях меня «душить»? Я все делаю честно. Все налоги у меня уплачены. С каждым клиентом заключаю договор. Люди, которым дал рабочие места, на контрактах. 
— А кто, кстати, работает с вами? 

Помощник Антона с Сергеем Рутенко.


— Моя невеста отвечает за всю бумажную работу и работу с клиентами: бухгалтерию, клиентскую базу, договоры. Мой друг и помощник занимается нашим новым сервисом — прокатом подготовленных для рыбалки моторных лодок. Клиенту даже ничего своего не надо, приходи, садись в эту лодку с мотором 5 л.с., эхолотом и прочими нужными в рыбалке вещами и лови в свое удовольствие. В этом сезоне совместно с этнокультурным комплексом «Наносы-Новоселье» на озере Нарочь у нас стартует проект — начинает работу новый рыболовный гид, который проходит подготовку и будет работать под брендом «Anton Fisherman».

«Могу уехать за границу на зарплату в 2 тысячи евро в месяц, но я не хочу»


Антон Фишерман, хоть самому больше нравится ловить с катера, всерьез задумывается о том, чтобы предлагать услуги и любителям зимней рыбалки: «С этими рыбаками столько трагедий. Поэтому, независимо от желаний клиентов, первична будет их безопасность». Организует рыболовные туры в ближнем и дальнем зарубежье: например, уже в следующем сезоне планирует организовать для своих клиентов туры в Индонезию, откуда буквально только вернулся… Наращивает сотрудничество с производителями снастей, эхолотов, лодок... 

В общем, Антон чувствует себя в своем бизнесе как рыба в воде. И «выныривать» в другой стране не хочет. Хотя и предлагают.

— У многих вызывает вопросы наша система налогообложения. Но я плачу налоги как индивидуальный предприниматель — и они примерно в два раза меньше, чем деньги, которые платит рыболовный гид в Финляндии. Понятно, что там и доходы иные. Но я все равно не хотел бы работать гидом на какой-нибудь базе в той же Швеции. Могу уехать за границу на зарплату в 2 тысячи евро в месяц, но я не хочу.
Мне интересно развивать направление рыболовного туризма в Беларуси. И я верю в то, что за ним будущее. Допустим, в Швеции доходы от спортивного и любительского рыболовства гораздо выше, чем от промышленного. И у нас, уверен, тоже есть все возможности для того, чтобы в будущем добиться такого же результата. Озера есть, рыба есть. 



— А инфраструктура? 

— Да, на большинстве белорусских озер, мягко говоря, не очень-то… Сейчас у нас почти нет хорошо оборудованных мест, где можно спустить катер на воду. Нет цивилизованных заправок на воде, из-за чего люди заливают бензин из канистр. Что-то, понятно, попадает в воду и загрязняет ее. Много где и комфортно остановиться негде. И тем не менее…

— До вас в сфере рыболовного туризма было непаханое поле?

— Пускай прозвучит нескромно, но что-то вроде того. Нет, агроусадьбы тоже предлагают рыбалку. Но в основном этот сервис формальный. Я сам много раз пытался воспользоваться им, и максимум, который получал, — это проживание и лодка, причем совершенно не оснащенная. А кто же передаст опыт, расскажет, где, что и как?
У меня  сейчас есть хороший опыт, клиентская база и рекламные материалы, которые привлекают новых клиентов. В основном это белорусы и россияне, но привлекаем и иностранцев с Запада. Безвизовый режим нам на пользу. 

— Всю рыбу не выловите? 

— Это невозможно, сколько бы клиентов ни обращалось. Я пропагандирую рекреационную рыбалку и принцип «поймал — отпусти». Этот принцип не обязывает отпускать всю пойманную рыбу, надо лишь брать столько рыбы, сколько можешь съесть за раз, не заниматься рыбозаготовкой. Мелкую и крупную, трофейную рыбу необходимо отпускать — это правило в моем катере. Сфотографировались, сняли видео — и отпустили. Рыба — это соперник. А опытного соперника надо уважать. Клиенты разделяют мою позицию и едут ко мне не для того, чтобы наловить мешок рыбы, а за трофейными эмоциями и рыболовным опытом.



— Известные люди обращаются? 

— Конечно, обращаются, рыбалку любят все! Так как я предлагаю именно спортивную рыбалку, часто обращаются спортсмены. Звезда гандбола Сергей Рутенко — теперь наш постоянный клиент. Пользуясь нашим сервисом, Сергей серьезно увлекся рыбалкой. Приезжают к нам и люди из шоу-бизнеса, политики, кинематографа. Клиенты разные, и ко всем у нас одинаковое, хорошее отношение. Перед трофейной щукой все равны.

Сергей Рутенко.


— Ваши клиенты — только мужчины? 

— Основная масса, конечно же, мужчины. Но бывают и женщины. Часто приезжают парами и даже с детьми. Кстати, наш сервис — хороший вариант подружить ребенка с миром рыбалки, обычно это любовь с первого улова. 

***

Кто хочет, тот ищет возможности, кто не хочет — ищет причины. О том, какая часть этого афоризма относится к Антону Фишерману, наверное, лишний раз говорить не надо. Лучше всего об этом говорят его дела и планы. Из ближайших: 

— В апреле-мае у нас запрет на выход на воду. Но не дома же мне сидеть? Отбуксирую на машине катер в Финляндию, соберу группы из белорусов, россиян, финнов — и вперед.                                                          

      

Фото: Артура Прупаса и из личного архива Антона Фишермана.


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.86
Загрузка...
Новости