Как рубить лес, чтобы не наломать дров

В России - Байкал, в Африке - водопад "Виктория", в Южной Америке - влажные леса Амазонки.
В России - Байкал, в Африке - водопад "Виктория", в Южной Америке - влажные леса Амазонки. В Беларуси - Беловежская пуща. Объединяет эти природные жемчужины список всемирного наследия человечества. Участок пущи площадью около 5 тысяч гектаров с растениями, которым не одна сотня лет, был включен в него более 10 лет назад решением ЮНЕСКО, что подтвердило планетарное значение и уникальность самого древнего европейского леса. Сегодня вокруг Национального парка кипят страсти, а слухи о массовых вырубках обрастают все новыми подробностями.

Чтобы выяснить ситуацию, корреспондент "СБ" отправилась в поездку по Беловежской пуще, организованную для журналистов Управлением делами Президента и Национальным пресс-центром.

Прошедший год стал самым тяжелым для пущи за последние сто лет. Впервые знаменитый лес пережил 2 страшных урагана. Первый 27 февраля за пять минут уложил деревья на площади 181 гектар. Масштабы июльской стихии подсчитать труднее: его "следы" встречаются в разных уголках пущи. Картина пострадавших участков никого не оставляет равнодушным. Вывернутые с корнем и переломанные подобно спичкам сосны, непроходимые завалы, древесный хлам - все, что осталось от вековых деревьев. Уничтожено около сотни тысяч кубометров леса. Для расчистки территории потребуется еще не один месяц. Но заместитель генерального директора по науке Национального парка Анна Денгубенко, показывая все это журналистам, думает о завтрашнем дне: "По весне начнем здесь посадки дуба и сосны, саженцы которых выращены из пущанских семян. После урагана на буреломе был организован массовый сбор шишек с погибших деревьев. Структура леса, который в этом году будет восстановлен на 150 гектарах, должна остаться прежней".

Древесину с буреломов и ветровалов, создающих пожароопасную обстановку в сухую погоду, до сих пор вывозят на переработку в лесопильный цех в Каменюках. Это хотя бы частично помогает Национальному парку погасить убыток от стихии. 60 процентов средств на свое содержание Беловежская пуща, по словам ее генерального директора Николая Бамбизы, зарабатывает самостоятельно. Хотя деревообработка по доходности находится на третьем месте после туризма и торговли. Ведь цех в основном работает на "мертвой" древесине, получаемой из сухостоя, бурелома, усохших ельников. Промышленная заготовка леса разрешена только в Шерешевском лесхозе, не являющемся заповедной зоной. Эта территория за пределами пущи, и там рубится около 12 тысяч кубометров древесины в год.

Остальное - это санитарные рубки и уборка древесного хлама. Деревья, как и люди, болеют и умирают: от возраста, вредителей, воздействия неблагоприятных факторов внешней среды. В последнее время естественным путем в пуще выбывает до 250 кубометров древесины в год. Но вывозится на переработку не более 20 процентов от этого количества. Около 16 процентов пущи занимает абсолютно заповедная зона, где всякое вмешательство человека запрещено. Здесь властвуют естественные процессы, за которыми следят ученые.

Сегодня в "абсолютке" основным цветом стал рыжий. Это цвет усыхающих ельников, пораженных жуком-короедом. "Через года два-три этих деревьев не будет, - говорит Николай Бамбиза. - Они просто упадут. Сама природа распорядится, что появится на их месте". Короед-типограф стал настоящей бедой для национального парка. И хотя напасть эта не новая для Беловежья (последняя вспышка была лет десять назад), таких масштабов распространения жука, как ныне, лес еще не знал. Пик нашествия короеда пришелся на прошлый год. Количество усохших ельников перевалило за 200 тысяч кубометров. Противостоять жуку могут только здоровые деревья, которые, защищаясь, заливают короеда собственной смолой. Но "иммунитет" пущанской ели изрядно ослаблен широкомасштабной мелиорацией 60-х годов и засухами. Эх, горе-мелиораторы!.. Инженер-лесопатолог, пущанец с сорокалетним стажем Григорий Кравчук убежден, что лучший выход после того как жук попал под кору дерева - срубить его и вывезти из леса, пока вредитель не набросился на соседние деревья. Именно так поступают на польской территории заповедника. И сегодня ельники там гораздо здоровее тех, что на белорусской части пущи.

"Мы, к сожалению, упустили время, - говорит Григорий Кравчук. - Вместо радикальных мер велись дискуссии о том, надо или не надо рубить больные деревья. В итоге ни одна зараженная ель не выжила, а вспышка приобрела масштабы катастрофы. Если бы начали убирать больные деревья хотя бы два года назад, короедных очагов имели бы сегодня наполовину меньше".

Прогнозы специалистов неутешительны: ожидается, что повреждение ельников достигнет 150 тысяч кубометров. Для борьбы с жуком закупаются феромонные ловушки, выкладываются специальные ловчие деревья. Спасать пущу помогает государство. В прошлом году на ликвидацию последствий урагана и борьбу с короедом Национальному парку было выделено более 200 миллионов рублей. Но это менее трети от необходимого. Национальный парк нуждается в гораздо больших вложениях. Ученые, к примеру, считают, что без восстановления гидрологического режима, нарушенного мелиорацией, пущанская ель вообще может погибнуть. Чтобы не допустить этого, нужно строить водоемы, поднимать уровень грунтовых вод. Словом, исправлять ошибки прошлого.

Заработать деньги можно, развивая туризм. Хорошая реклама и солидный сервис способны сделать уникальный лес привлекательным для туристов. Ведь даже сейчас, когда развитие инфраструктуры в пуще застыло на уровне 60-х годов, здесь ежегодно бывает до 55 - 60 тысяч экскурсантов. Поэтому на недавнем совещании в Управлении делами Президента по проблемам национальных парков развитию Беловежской пущи был отдан приоритет. На согласовании в местных органах власти находится проект о передаче Национальному парку порядка 40 тысяч гектаров лесных и сельскохозяйственных угодий, где будет осуществляться хозяйственная деятельность. Это позволит сохранить рабочие места и зарабатывать деньги за счет охоты, устройства вольеров и т.д. Кроме того, по словам Николая Бамбизы, скоро будут отремонтированы гостиница и ресторан. Весной начнется строительство новой гостиницы. Появятся современное административное здание, бассейн, пруды. Будут сделаны первые шаги по развитию сельского туризма. В пущанских деревнях немало пустующих домов, которые можно привести в порядок и сдавать путешественникам, желающим прикоснуться к местному колориту. Руководство Национального парка рассчитывает, что за счет этих мер количество туристов в ближайшее время вырастет до 100 тысяч.

"Вам повезло, - сказал мне как-то коллега с Украины. - У вас мало рукотворных памятников прошлого, но зато есть Беловежская пуща, которая большего стоит. Весь мир сегодня помешан на экологическом туризме. Венеция и Рим уже менее популярны, чем Ниагарский водопад или дальневосточная Долина гейзеров. Через пару десятков лет и у вас отбоя не будет от желающих подышать прозрачным воздухом Беловежья. Если, конечно, вы сохраните его".

Обязаны сохранить. Беловежская пуща больше, чем лес.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости