Как пройти на «Евровидение»

Хелена Мерааи: представительница Беларуси на детском "Евровидении" - о пении, учебе и о том, как строят карьеру в телешоу

Вот и отгремели победные фанфары национального отбора на детское «Евровидение», жюри и зрители определились со своими симпатиями, назвав победительницу. Хелене Мерааи 14 лет — предельный возраст, последний шанс заявить о себе на этой площадке. Именно она будет представлять Беларусь в солнечном Тбилиси — как в кино, спортсменка, комсомолка (вернее, круглая отличница) и просто красавица. Мы поздравили девятиклассницу минской гимназии № 3 с новым учебным годом и поговорили о том, как достаются победы.

Фото  Александра  Кушнера

— Хелена, одним из первых твоих заметных шагов было участие в Республиканском радиоконкурсе «Маладыя таленты Беларусi» — после получения Гран–при о тебе заговорили всерьез.

— Да, это был один из конкурсов, с которых я начинала. Пришла туда в первый раз в 2014 году, заняла 3–е место, а в 2015 году, когда перешла к новому педагогу по вокалу Ольге Дроздовой, мы готовились к «Голосу» и заодно к «Маладым талентам». Так получилось, что участвовала я и там и там практически одновременно. Гран–при, при том, что соревнуются и вокалисты, и инструменталисты, и все разного возраста, вплоть до 21 года, — это было, конечно, здорово! Именно по итогам этого конкурса я получила обе стипендии специального фонда Президента по поддержке талантливой молодежи — после 3–го места и после победы.

— А шоу «Голос. Дети», благодаря которому телезрители тебя узнали и запомнили в лицо, как ты туда попала?

— Это первый крупный телевизионный проект за пределами нашей страны, в котором я участвовала. Заявку подала в июне 2015–го, отправила старые песни и вообще не ожидала, что меня пригласят на кастинг: всего было 22 тысячи заявок, из которых предварительно жюри отобрало 3.000. В сентябре, помню, я заболела, затемпературила и, чтобы быстрее выздороветь, отсыпалась. И вот сплю, подбегает мама: «Ты прошла в «Голос» на кастинг!» Я думаю: какой хороший сон... Когда потом заглянула в почту, не поверила. Второй раз не поверила, когда узнала результаты слепых прослушиваний. Заехали в «МакДрайв» кофе попить, мама заглянула на сайт российского Первого канала: «Тебя взяли!» И весь мой кофе тут же оказался на мне.

— На слепые прослушивания в «Голосе» дети идут без родителей, без педагогов, не страшно было?

— Самое страшное, когда поешь–поешь, а никто не поворачивается. Уже не можешь — поешь! И к концу вдруг — бам! Кнопочка! На последней ноте. А ты стоишь и думаешь: «Это кто? Не вижу! Ты святой?» Нет, правда, для меня как будто нимб над головой у Димы Билана зажегся, слезы хлынули...

— Ты всегда, когда побеждаешь, плачешь? На национальном отборе ты тоже сперва кричала «Да!» на всю студию, а потом расплакалась.

— Это у меня обычное дело, когда после сильных переживаний происходит что–то хорошее.

— Больше 20 тысяч голосов — не шутка. Как удалось добиться такой отдачи?

— Мы провели огромную работу: у нас шла реклама в метро и на афишных тумбах, флаеры, плакаты, флажки, видеоклип, который снимали в Санкт–Петербурге, а потом поместили его в ротацию на телеканал RU TV.

— Почти предвыборная кампания.

— В первую очередь знакомили ребят со мной: я выступала по детским оздоровительным лагерям, воинским частям, просто давала концерты. Мы всю страну объездили. У нас есть хорошие друзья, которые помогли это все организовать. Футбольный клуб БАТЭ, «Динамо–Минск» также меня поддержали. Так что мы ответственно подошли к зрительскому голосованию. Но 20 тысяч — я сразу и не поверила. И когда меня потом спрашивали, а откуда это у тебя так много голосов, у меня был один вопрос: почему вы сами не голосовали, вы же могли повлиять на результаты. Если каждый отошлет по 100 СМС — вот и голоса. Но, может, это просто не приходило в голову. А мы — вся наша большая команда, которая помогала мне готовиться, — искали даже тех людей, с которыми один раз в жизни виделись, и просили о помощи. Потому что поддержка в таком ответственном деле необходима.

— То есть готовили к нацотбору тебя целой командой?

— Ну не одна же я всего добилась. Стилист, гример, постановщик, педагог по вокалу и хореографии, мама, которая переживала за все, множество людей, у которых были свои обязанности и роли. Каждый выполнял то, что от него требовалось. Так что моя победа в отборе — это командная работа. Как любит повторять Ольга Дроздова: один в поле не воин. В нашей студии это так: мы все стоим друг за дружку.

— Сейчас популярный запрос в поисковиках «Хелена Мерааи, биография». У тебя действительно необычное имя для наших широт.

— Моя мама белоруска, папа из Сирии, он когда–то, еще при СССР, приехал сюда учиться, окончил физико–математический факультет БГУ. Кандидат наук и, можно сказать, сирийский белорус — живет здесь 30 лет, знает «мову», любит белорусские песни. Я вижу, сейчас многие возмущаются: почему именно я представляю Беларусь. Мол, она же не наша. Но я родилась в Минске, я выросла здесь, живу здесь, у меня белорусское гражданство. Я хочу победить на «Евровидении», и если это случится, то победу принесу именно Беларуси.

ovsepyan@sb.by

Версия для печати
Алиса Ларик
Во время отбора мы семьей болели за Марию Жилину - и голос, и милая, и песня у нее на белорусском языке. Когда победила Хелена, конечно, сперва было неприятие. Интервью стала читать из любопытства, думала тут встретить обычный набор звездных девичьих глупостей. А девочка, оказывается, умненькая, и видно, что из хорошей семьи. Будем надеяться, что ей удастся выступить с хорошим результатом. Про победу заикаться не буду, чтоб не сглазить.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости