Как по маслу?

Беларусь согласовала с Россией прогнозные балансы спроса и предложения Союзного государства по мясу, сахару и молоку

Эксперты глобальной исследовательской компании Nielsen указывают на рост продаж соевого, кокосового, миндального и прочих видов растительного молока в России. Но это скорее маркетинговый ход. В Евросоюзе и Северной Америке все громче звучат предложения запретить именовать молочными названиями растительные продукты, ведь натуральность как главный элемент качества еще никто не отменял. А белорусские производители этот стандарт блюдут особенно тщательно.

В конце прошлой недели в формате видеоконференции прошло совещание между Минсельхозпродом Беларуси и Минсельхозом России. Согласование объемов прогнозных балансов спроса и предложений Союзного государства по молочной продукции завершено. Эта новость важна. Дело в том, что сейчас самое время зарыть топор «молочных войн» и сообща использовать открывающиеся возможности. А таковых немало. На недавно проходившем в Минске форуме «Беларусь молочная» французский эксперт–аналитик Вероника Агуэра озвучила такой прогноз:

— В Новой Зеландии в ближайшие годы ожидается лишь очень небольшой прирост молочного производства, так как участившиеся сложные погодные условия негативно сказываются на продуктивности новозеландского молочного стада.


Как это скажется на мировых ценах, пояснила на днях представитель Новозеландской фондовой биржи Сюзан Килзби:

— Мы рассчитываем увидеть восходящий тренд по цельному сухому молоку. Это связано с тем, что основной объем поставляемого на рынок ЦСМ идет из Новой Зеландии, а объемы получаемого молока в нынешнем сезоне у нас ниже обычных значений. Это даст возможность ценам вырасти.

Ситуацию по иным видам молочной продукции консультант европейского молочного рынка Эрхард Ричардс видит такой:

— Первая половина 2018 года ведет к перманентному росту производства молочных продуктов. Вне ЕС производство молока будет продолжать расти, но не так быстро, как в Европе. Внутренний спрос в ЕС будет увеличиваться скромными темпами, что в абсолютном выражении потребует значительную часть дополнительных объемов молока. Цены на масло будут демонстрировать умеренные колебания по сравнению с 2017 годом, но однозначно останутся выше уровня интервенции.

Иными словами, Беларуси и России логичнее сделать ставку на экспорт, чем на выяснение отношений друг с другом. Кстати, исключительно на союзное пространство наши молокопроизводители и не замыкаются. Как результат, в четыре раза выросли поставки сухого цельного молока в Монголию: если за весь прошлый год его продажи составили 1 млн тонн, то лишь на начало 2018–го — уже почти 700 тысяч. Почти в восемь раз увеличился экспорт в Китай, что принесло поставщикам более 7 млн долларов. Однако конъюнктура — вещь капризная и способная сыграть злую шутку: конкурентоспособность своих производителей может выдержать далеко не любое проседание котировок. И диверсификация тогда не спасет: при низких ценах поставки на новые рынки могут быть убыточными. Поэтому от традиционного — российского — отказываться просто неразумно. Что, впрочем, и не делается: объемы поставок туда наша страна намерена сохранить на уровне 2017 года.

А вот порядок навести не помешает. Специалисты наших стран в минувшую пятницу обсудили также совместную работу по мониторингу молочного рынка Союзного государства в целях ограничения оборота пальмового масла и сыроподобной продукции. И договорились продолжить контроль за экспортом молочки из третьих стран. И все же самого дорогого стоит резюме начальника главного управления ВЭД Минсельхозпрода Алексея Богданова:

— Балансы по молоку согласованы. Мы доказали, что способны слышать друг друга и договариваться!

osipov@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...