Как пить дать

Колодцы на селе: чистить или уничтожить

Примерно половина сельского населения Могилевщины пользуется водой из нецентрализованных источников водоснабжения, в том числе из шахтных колодцев. Но их состояние порой далеко от идеала. Воду мутят ливни, паводки: разбавляют стоками и нитратами с полей. Неправильная эксплуатация колодцев тоже приводит к их загрязнению. Корреспондент «СБ» с сотрудниками Могилевского зонального центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья выехала в одну из деревень района, чтобы на месте оценить, можно ли пить то, что ведрами таскают сельчане из–под земли.

Местные жители: «Коммунальщики колодец не чинили, только тонну хлорки в него засыпали, теперь воду пить невозможно».

В  Булыжицах, километрах в 30 от Могилева, несколько колодцев. Только на одной улице их два. Казалось бы, один засорился, можно пойти к другому. Но люди уверяют: вода во всех источниках непригодна для питья. Даже коллективную жалобу написали:

— Наши колодцы — в плохом состоянии. Вообще не чистятся, вода — с характерным запахом. Кроме того, мы не раз доставали оттуда мышей.

Вместе с исполняющей обязанности заведующей отделением коммунальной гигиены Могилевского зонального ЦГиЭ Оксаной Вороновой инспектируем первый колодец на сельской улице. Вытащив ведро, оцениваю воду на глазок. Не мутная, нет неприятного запаха. Значит, пить можно? Врач–гигиенист спешит объяснить:

— Визуально определить опасную и безопасную колодезную воду невозможно. Но после жалобы мы проверили колодцы в Булыжицах, и в трех нашли превышение нормативов по содержанию нитратов, в одном — по микробиологическим показателям.
Дачница Лариса Дубровская: «Вот такая у нас в селе вода в колонке: ни попить, ни постирать, разве что огород полить можно да полы помыть

У жителей села Булыжицы и дачников, коих тут летом немало, есть альтернатива — 13 колонок. Но и они, оказалось, не устраивают. Могилевчанка Лариса Дубровская, у которой здесь дом, доставшийся мужу по наследству, демонстрирует воду, набранную в близлежащей колонке: рыжая, отдает железом. Я попробовать не рискнула. И они тоже не пьют:

— Отстаиваешь полдня, а на дне — черный осадок. Даже белье не постираешь. Ею можно только полы мыть да огород полить. А мы месяцами в селе живем, еду готовим. Так что по воду ходим в колодец. Рискуем, ведь не знаем, что пьем, — колодцы эти сто лет никто не чистил!

Супруги Лавреновы, которые в Булыжицах родились и всю жизнь прожили, прикидывают:

— Нормально наши колодцы последний раз чистили лет 30 или 40 назад. Откачали воду, продезинфицировали...

По саннормам колодцы балансодержатели — сельисполкомы или коммунальщики — обязаны чистить не реже раза в год. Некоторые сельчане, зная о том, что сроки давно пропущены, по воду ни к колонке, ни к колодцу не ходят. Пенсионерам Надежде и Николаю Федосенко, например, воду возит из города дочь 5–литровыми бутылями. 85–летняя Татьяна Лавренова с мужем не могут позволить себе роскоши мотаться по воду в город, вот и ходят по старинке к колодцу, что напротив дома:

— Его после войны поставили. Ведру и цепи, наверное, столько же, сколько самому источнику: ржавые. Крышка и деревянная обрешетка, венчающая бетонные кольца, сгнили. Но заменить некому. У нас сил нет, а у коммунальщиков руки не доходят.

Оказалось — дошли. Могилевское коммунальное предприятие «Жилкомхоз», на балансе которого находятся колодцы в районе, недавно почистило источники в Булыжицах. Только, по словам пенсионеров, вода стала еще хуже:

— Они туда хлорки вагон насыпали, ее вообще пить невозможно.


Вода действительно крепко отдает хлоркой. Но, по убеждению врачей–гигиенистов, хлорирование колодцев — норма. Именно так источники дезинфицируют. Воронова уточняет:

— В некоторых местных колонках уровень железа в воде зашкаливал — в 2 — 3 раза выше нормы. Но хотя внешне она куда более неприглядная, все же менее опасная, чем с виду чистая, но нитратная колодезная.

После дезинфекции коммунальщиков санэпидемиологи приедут в Булыжицы снова — оценить, изменились ли показатели к лучшему. С начала года они уже проинспектировали около 400 колодцев в районе и почти в 100 нашли нарушения по тем или иным показателям.


Всего на сегодняшний день в Могилевском районе шахтных источников — 960. Начальник водоканализационного отдела предприятия «Жилкомхоз» Игорь Кузьмин не скрывает:

— Поскольку большинство из них — старые, земляки часто сетуют на качество воды. Стараемся оперативно реагировать: чистим колодцы, если надо — откачиваем воду. Случается, что и после нескольких дезинфекций она все равно непригодна для питья, тогда колодцы приходится закапывать. Есть в районе деревни, где колодцы — единственный источник водоснабжения. Вести центральный водопровод за десятки километров, в село, где 5 — 15 постоянных жителей, неразумно — очень накладно. Потому пробиваем там мини–скважины. Их в районе уже 20. Вода чистая, нареканий нет. Разве что насосы иногда выходят из строя. Вечного ведь ничего нет. Но это не проблема. Закончился срок эксплуатации «Ручейка» — специалисты в тот же день установят другой.

Однако чтобы полностью закрыть проблему с питьевой водой, надо не только колодцы содержать в порядке, но и капитально ремонтировать изношенные водопроводные сети, прокладывать новые, бурить скважины, строить станции обезжелезивания. Сегодня станций в районе — 4, в этом году планируют ввести еще 6. Проектно–сметная документация уже готова.

Справка «СБ»

В стране с 2011 года реализуется программа «Чистая вода», рассчитанная до 2020 года. К 2020-му обеспеченность потребителей такой водой должна достигнуть 100%.

Компетентно

Ольга Куцепалова — завотделением коммунальной гигиены Могилевского областного ЦГиЭ:

— На Могилевщине на балансе коммунальных хозяйств и сельисполкомов около 13 тысяч колодцев. В этом году мы проверили около 4.700: в 23% проб вода не соответствовала нормам по содержанию нитратов и микробиологическим показателям. Наиболее проблемные районы — Могилевский, Бобруйский, Кировский, Кличевский, Кричевский, Чаусский, Горецкий и Хотимский. В минувшем году более 1.000 колодцев отремонтировали, а 334 затампонировали — сровняли с землей: 33 — по причине стойкого нитратного загрязнения, а большинство — из–за невостребованности. В 2018–м отремонтировано 335 колодцев, «захоронено» — 74.

kislyak@sb.by

Фото автора.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...