Как Пантелеймон Пономаренко Полоцк отстоял

30 ЛЕТ назад умер Пантелеймон ПОНОМАРЕНКО. Его называли собирателем земель белорусских, главным партизаном и возможным преемником Сталина. Так распорядилась история, что именно этот человек встал у руля БССР в самые сложные моменты ее истории.

Если бы не первый секретарь белорусского ЦК, нынешняя территория страны могла быть значительно меньше

30 ЛЕТ назад умер Пантелеймон ПОНОМАРЕНКО. Его называли собирателем земель белорусских, главным партизаном и возможным преемником Сталина. Так распорядилась история, что именно этот человек встал у руля БССР в самые сложные моменты ее истории.

«Вошь» пишется с мягким знаком

В 1938 году по инициативе Сталина Пономаренко стал руководителем Беларуси — его избрали первым секретарем ЦК. Иосиф Виссарионович дал ему четкие указания: прекратить репрессии. Пономаренко спросил: «А как это сделать?» Сталин посоветовал: «Идите в тюрьму. Берите дела, знакомьтесь с ними, вызывайте осужденного, выслушайте его, и если считаете, что он осужден незаслуженно, то открывайте двери — и пусть идет домой».

Пономаренко ответил: «Но, товарищ Сталин, там местные органы и разные ведомства могут быть недовольны моими действиями и воспротивиться». Сталин подтвердил: «Не для того они сажали, чтобы кто-то пришел и выпустил. Но ведомств много, а первый секретарь ЦК один. И если не поймут, поясните им это. От того, как вы себя поставите, будет зависеть ваш авторитет и успешность работы».

Пантелеймон Кондратьевич по прибытии на место, пошел в тюрьму, запросил дела. И стал осужденных вызывать к себе по одному. Вот такие, например, были заключенные. В деле одного говорится: «Неоднократно нелегально переходил государственную границу». Да, переходил. Когда в 20-м году произошел передел границ, белорусское местечко оказалось разделенным на польскую и нашу части. Этот гражданин гнал хороший самогон. А на польской стороне — сухой закон. За самогоном к нему приходили с польской стороны. А иногда он сам нес его туда, пересекая таким образом государственную границу.

Пономаренко, выслушав, ему говорит: «Иди домой. Прямо из кабинета — свободен». А мужик отказывается: «Как это — иди? До дома далеко, мне надо сначала свою пайку получить. А это будет завтра утром. Что я, до деревни голодным должен добираться?» Ушел, когда получил свою пайку.

Еще один сиделец. Поэт. Написал поэму «Сталин». Начинается первая строка со слова на букву «в», вторая — на «о», третья — на «ш». В результате получается «Сталин — вош». Пономаренко отпускает его и говорит посадившим: «Вы неграмотные люди. «Вошь» пишется с мягким знаком».

В итоге почти всех отпустил. Конечно, были недовольные — это же их работа. Но Пантелеймон Кондратьевич сказал: «Решайте, по какую сторону тюремной стены вам больше нравится».

Когда Пономаренко докладывал об этом на Политбюро, Сталин сказал: «Передайте товарищам наше сочувствие, а поэту скажите, пусть и о тараканах не забывает. Дураков у нас еще много».

Стычка «гетманов»

Пик карьеры Пономаренко пришелся на сентябрь 1939 года. После перехода частями Красной Армии советско-польской границы он, как член военного совета Западного военного округа, на передовой. С частями корпуса, которыми командовал будущий маршал Еременко, Пономаренко буквально врывается в освобожденные города Западной Белоруссии. За неделю, с 17 по 25 сентября, взяли Столбцы, Мир, Кореличи, Новогрудок, Несвиж, Слоним, Барановичи, Волковыск. Он в эти дни везде и всюду. В армейской шинели его можно увидеть среди солдат Красной Армии, беседующим с рабочими Столбцов и Барановичей, крестьянами бесчисленных деревень и хуторов, осматривающим сокровища замка Радзивиллов в Несвиже, произносящим речи на многочисленных митингах. Кажется, он не знает устали, хотя и спит по два-три часа в сутки.

Одновременно Красная Армия заняла и Западную Украину. На всех этнографических картах Европы были четко прочерчены границы расселения белорусов и украинцев, а потому Пономаренко в своей беседе с академиком РАН Куманевым вспоминал: «Я не думал, что... могли возникнуть какие-либо осложнения при установлении административной границы между новыми областями страны».

Однако первый секретарь ЦК Компартии Украины Никита Хрущев представил свой проект размежевания западных земель, в соответствии с которым почти все они отходили к Украинской ССР. 22 ноября 1939 года Хрущев и Пономаренко были вызваны к Сталину. Еще до начала встречи в сталинском кабинете Хрущев обрушился на проект, представленный Пономаренко. «Кто вам состряпал эту чепуху и чем вы можете ее обосновать?!» — кричал он.

Сталин принял двух первых секретарей, сказав: «Здорово, гетманы, ну как с границей? Вы еще не передрались? Не начали войны из-за границ? Не сосредоточили войска? Или договорились мирно?»

После тщательного изучения и сопоставления двух проектов административной границы республик, Сталин поддержал в основном предложение Пономаренко. Правда, вождь внес поправку, прочертив в одном месте границу севернее той, что была на карте Пономаренко. Сталин объяснил это «желанием украинцев получить немного леса».

Во время обеда после совещания Хрущев не скрывал своей обиды. Пономаренко вспоминал: «По лицу, по настроению Никиты Сергеевича чувствовалось, что он остался недоволен таким исходом и эту историю надолго запомнит».

Главный партизан СССР

Когда в Кремле решили создать единый центр по руководству партизанским движением на оккупированных территориях, привлекли Пономаренко. 30 мая 1942 года состоялось заседание ГКО, на котором с докладом о создании Центрального штаба партизанского движения выступил Берия. Он предложил поставить во главе штаба наркома внутренних дел Украины Сергиенко, находившегося в подчинении у Хрущева как первого секретаря республиканского ЦК, и Берии — как руководителя НКВД СССР.

Это предложение было отвергнуто Сталиным. «А вам не жаль отдавать в Центр такие хорошие украинские кадры?» — спросил он не без иронии, обращаясь к Хрущеву и Берии. Вслед за этим, уже более резким тоном, сказал, глядя только на Берию: «У вас — узковедомственный подход к этой чрезвычайно важной проблеме. Партизанское движение, партизанская борьба — это народное движение, народная борьба. И руководить этим движением, этой борьбой должна и будет партия... Начальником Центрального штаба партизанского движения будет член ЦК ВКП(б)».

«С этими словами, — рассказывал Пономаренко, — Сталин взял синий карандаш, обвел стоявшую последнюю в представленном списке мою фамилию и стрелочкой поставил на первое место. Хрущев и Берия, особенно Хрущев, были недовольны таким решением и моим назначением, посчитав это поражением Украины и НКВД».

Заводы потянут жилье

После войны Пономаренко обсуждал со Сталиным будущее белорусской столицы. Сказав, что Минск «разрушен до основания», Пономаренко поставил вопрос: «Таким ли нужно его восстанавливать, каким он был? Можно задаваться любыми нереальными планами, если в Минске и около него не строить несколько крупных промышленных предприятий. Они потянут за собой все — и жилье и благоустройство. Улицы надо будет делать пошире и попрямее, а в планировку города внести уже другие показатели. Великие усилия восстановления будут иметь великую цель».

Согласился Сталин и с предложением Пономаренко о строительстве в Минске мощного тракторного завода вместо запроектированного до войны авиационного. Так многие черты экономики Беларуси облик ее столицы были определены по инициативе Пономаренко.

Полоцк хотели отдать России

Примерно за год до этой встречи Пономаренко отстоял границы Белоруссии, сохранившиеся до наших дней. В августе 1944 года он был вызван в Москву Маленковым. Ему сказали, что принято решение на территории Белоруссии образовать Полоцкую область и передать ее России.

Пономаренко возражал, но Маленков сказал, что вопрос практически решен. Оказалось, что предложение Маленкова поддержал Сталин. На заседании Политбюро Пономаренко доказывал, что Полоцк «в сознании белорусов, особенно интеллигенции, является центром белорусской культуры». Он упомянул великого белорусского просветителя Франциска Скорину и других деятелей, которые родились в Полоцке или творили в этом городе. Главным же, по мнению Пономаренко, было то, что в ходе войны белорусский народ понес «тяжелейшие жертвы на фронтах, в партизанской и подпольной борьбе... И вот к концу войны Белоруссия территориально и по населению сокращается за счет отхода ряда районов к России». Пономаренко считал, что «это не будет народом понято и многих обидит».

Как вспоминал Пономаренко: «Сталин нахмурился, наступила тягостная пауза, все молчали и ждали его решения. Наконец он поднялся, медленно прошел туда и обратно вдоль стола, потом остановился и сказал: «Хорошо, покончим с этим вопросом, Полоцкую область надо образовать, но в составе Белоруссии. Народ хороший и обижать его, действительно, не следует».

По словам Пономаренко, «Маленков, главный инициатор проекта, был расстроен и мрачен... Плохо скрывал свою досаду и Хрущев».

Несостоявшееся назначение

В 1948 году Пономаренко был утвержден секретарем ЦК ВКП(б) и переехал в Москву. Ему поручили контролировать работу государственного планирования, финансов, торговли и транспорта. С 1950 года он стал также министром заготовок.

По воспоминаниям Ивана Бенедиктова, министра сельского хозяйства в последний сталинский период: «Сталин в конце 1952 года подобрал достойного, с его точки зрения, преемника на должность председателя Совета Министров СССР. Я имею в виду Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко. Документ о назначении Пономаренко председателем Совета Министров СССР был завизирован в феврале 1953 года многими членами Президиума ЦК, но смерть Сталина помешала выполнению его воли».

За два часа до смерти Сталина вечером 5 марта руководство партии поспешило принять решение о кадровых изменениях в правительстве и Президиуме ЦК. На деле это означало исключение из состава Президиума практически всех, кто был введен в его состав после XIX съезда. Из состава Президиума был выведен и Пономаренко.

Через 10 дней после смерти Сталина на сессии Верховного Совета СССР было объявлено о создании никогда прежде не существовавшего в стране министерства культуры. Министром назначили Пономаренко. Не прошло и года, как его направили в Казахстан на пост первого секретаря ЦК. Однако и в Алма-Ате он пробыл недолго — до августа 1955 года. Затем последовали назначения на должности посла в Индии, Непале, Польше, Голландии, МАГАТЭ. Пономаренко не было еще и 60 лет, когда его отправили на пенсию. Тайна же о его несостоявшемся назначении оказалась скрытой на долгие годы.

Василий ГЕДРОЙЦ, «СГ»

(По материалам интернет-источников.)

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости