Источник: Знамя юности
Знамя юности

Главное – оживить куклу. Как мы учили школьника играть в батлейке

Как оживают куклы

Батлейку часто называют «народным телевизором», ведь в «скрыне», с которой артисты ходили по домам, умещался целый мир. Народный театр кукол появился примерно в XV веке: изначально все постановки основывались на библейских сюжетах, но со временем добавились и сказочные, и бытовые. В репертуаре студенческого батлеечного театра Белорусского государственного педагогического университета имени М. Танка несколько десятков спектаклей. Актеры исключительно барышни – студентки факультета дошкольного образования. Сегодня на пробы к руководителю творческого объединения «Адраджэнне батлейкі», преподавателю Екатерине Цубер пришел десятилетний Станислав Ермаков. Посмотрим, что у него получится.

Батлейку показывают в специальной «скрыне» с открывающимися дверцами

Четвероклассник уже видел выступ­ление уникального театра, правда, в качестве актера себя не пробовал:

– Боюсь, что у меня ничего не получится. А вдруг я уроню куклу, и она разобьется. Они ведь у вас дорогие?

Не переживай, – успокаивает педагог, – они не такие хрупкие, как кажется, потому что сделаны из дерева, а не из фарфора, например.

Худрук предлагает школьнику выбрать персонажа, роль которого он хотел бы сыграть, и попутно знакомит с театральными традициями.

Батлейку показывают в специальной «скрыне» с открывающимися дверцами – слово «ящик» Екатерина Николаевна принципиально не использует. Актеры перемещают кукол на стержне по специальным желобам, прорезанным в сцене. Они же и озвучивают своих героев. Что касается персонажей, то их в театре БГПУ около 30: здесь и умный мужик, и глупый пан с паненкой, и цыган с цыганкой, и черт, и даже смерть с косой. Все они во время представления попадают на первый этаж. Вход на второй открыт только для религиозных персонажей – святого семейства, ангелов и волхвов, поясняет Екатерина Цубер:

– Батлейка – явление строго каноничное. Например, если она трехъ­ярусная, то нижний уровень играет роль чистилища, средний – земли, верхний – небес. Когда этажа всего два, всякая нечисть появляется только с правого угла первого этажа.

Персонажи театра изображены с поразительной точностью: например, когда смотришь на римского центуриона, понимаешь, что перед тобой именно стражник, а не кто-то другой. Лица кукол филигранно вырезаны из дерева и расписаны вручную. Над их костюмами работал дизайнер.

Станислав выбрал себе роль волка 

Из всего многообразия героев Станислав выбирает серого волка.

– Значит, хочешь быть разбойником, – улыбается педагог. – Хорошо, тогда я беру козу.

Екатерина Николаевна проводит краткий ликбез перед тем, как спрятаться с учеником за «скрыню»:

– Посмотри на своего героя и подумай, каким голосом он должен говорить, как передвигаться.

Преподаватель уверена, что батлейка сложнее обычного театра, ведь кукольнику приходится оживлять статичные персонажи, которые не могут даже голову повернуть. Сделать выступление интересным можно двумя способами: с помощью голоса и правильного «вождения». Если интонационную выразительность можно легко натренировать, то над стилем передвижения куклы по сцене приходится много работать на репетициях.

– Почему волк скачет, как коза? – делает замечание Екатерина Николаевна. – Твой персонаж большой и неповоротливый, поэтому должен топать лениво, вперевалку.

Стас прячется за «скрыню» и выводит своего героя на сцену. На этот раз школьник все делает медленнее и более плавно. Правда, он еще не научился следить за персонажем через специальные окошки, поэтому в какой-то момент поворачивает волка спиной к зрителям.

Педагог приходит на помощь ученику:

– Обрати внимание на окошки, затянутые тюлем. Зрителям кажется, что они для красоты, но на самом деле через эти прорези артист видит сцену. Контролировать происходящее на втором ярусе сложнее: там только одно окошко, и, чтобы дотянуться до него, нужно быть очень высоким, поэтому иногда приходится работать вслепую.

Чтобы ярко продемонстрировать момент встречи волка с козой, художественный руководитель берет одного персонажа, в одну руку, другого – в другую. Играть с двух рук – высшее мастерство батлейщика.

Четверокласснику не терпится снова взять своего персонажа, и, пока мы отвлекаемся на беседу, он увлеченно играет, добавляя новых героев: вот волк встречается с цыганкой, а спустя несколько секунд на сцене появляется еще и смерть с косой.

Наблюдая за тем, как весело Стас проводит время, Екатерина Николаевна обращает внимание, что дети гораздо лучше чувствуют куклу, чем взрослые:

– Для них игра – это привычное состояние, а не хобби или работа, как для нас, поэтому они легко фантазируют и развивают сюжет. Когда проводим мастер-классы в детском саду № 35 Минска, с которым сотрудничаем много лет, всегда удивляемся, как ловко пятилетки додумывают развитие событий.


Станислав резюмирует, что, наверное, он был бы не против стать актером. Смущает одно – количество текста, которое приходится учить батлейщикам:

– Представляете, как будет стыдно, если я выйду и забуду слова?

– Подсмотришь в шпаргалку, – успокаивает педагог. – Видишь эти гвоздики с обратной стороны сцены? Рассказчики могут повесить сюда записи. Хотя, конечно, я никому не разрешаю читать тексты, а требую заучивать их: невозможно одновременно следить за происходящим на сцене и за тем, что написано в подсказке.

odubrovsk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Дарья ТИТОВА