Как нам обустроить АПК

При этом для примера приводятся многие страны мира. Вместе с тем в мировой экономике есть государства, которые почти не применяют механизмов централизованной бюджетной поддержки сельского хозяйства (например, Новая Зеландия), или страны, где эта поддержка сравнительно невысока и необременительна (США, Великобритания). Данные страны развиваются преимущественно на принципах свободной рыночной экономики, где сельскохозяйственное производство является исключительно частным бизнесом. Надо подчеркнуть, что все государства с ограниченными правами вмешательства централизованных правительственных структур в сферу экономики, где существует презумпция неприкосновенности частной собственности, являются достаточно высокоразвитыми с гибкими и динамичными формами хозяйствования, работающими на принципах полного самофинансирования. Это, конечно, развенчивает устоявшийся миф о том, что централизованная государственная поддержка — объективная данность, без чего АПК вроде как не может вообще функционировать. Оказывается, может, и даже весьма неплохо, но для этого необходима иная экономическая система, построенная, с одной стороны, на мотивации частного предпринимательства, а с другой — на неприкосновенности частной собственности.

Принято считать, что государственное регулирование агропромышленного комплекса является чуть ли не объективным экономическим законом.

При этом для примера приводятся многие страны мира. Вместе с тем в мировой экономике есть государства, которые почти не применяют механизмов централизованной бюджетной поддержки сельского хозяйства (например, Новая Зеландия), или страны, где эта поддержка сравнительно невысока и необременительна (США, Великобритания). Данные страны развиваются преимущественно на принципах свободной рыночной экономики, где сельскохозяйственное производство является исключительно частным бизнесом. Надо подчеркнуть, что все государства с ограниченными правами вмешательства централизованных правительственных структур в сферу экономики, где существует презумпция неприкосновенности частной собственности, являются достаточно высокоразвитыми с гибкими и динамичными формами хозяйствования, работающими на принципах полного самофинансирования. Это, конечно, развенчивает устоявшийся миф о том, что централизованная государственная поддержка — объективная данность, без чего АПК вроде как не может вообще функционировать. Оказывается, может, и даже весьма неплохо, но для этого необходима иная экономическая система, построенная, с одной стороны, на мотивации частного предпринимательства, а с другой — на неприкосновенности частной собственности.

  • Почему в Японии правительственная поддержка сельского хозяйства около 3 тыс. долларов на 1 га, в странах Западной Европы около 1 тыс. долларов, а в Новой Зеландии ее нет вообще?
  • В чем истинная суть закупочной и розничной цен на сельхозпродукцию?
  • Какие шесть факторов у смешанной модели государственно-частного партнерства?
  • Что должно поддерживать государство, а что — сами субъекты агробизнеса?

«Зеленая корзина мер» по рекомендации ВТО

Однако есть также многие страны, где централизованная государственная поддержка стала неотъемлемым элементом долгосрочной аграрной политики, без которой действительно сельское хозяйство не может нормально развиваться (страны Западной Европы, Япония). Так, в Японии правительственная поддержка национального сельского хозяйства составляет более 3 тыс. долл. в расчете на 1 га сельскохозяйственных земель, в Западной Европе в среднем — около 1 тыс. долл. Причем половина средств централизованной поддержки в развитых европейских государствах выделяется из бюджета самих этих стран, а другая — из централизованных фондов Европейского союза (ЕС). При этом если в Японии такая поддержка обусловлена в основном объективными условиями (резкая нехватка земель, перенаселенность, чрезвычайно сложные условия производства, невозможность применить средства механизации в гористой местности, преобладание монокультуры риса), то в Западной Европе — преимущественно субъективными и техногенными факторами (централизованное квотирование производства во избежание перепроизводства, ограничение свободы предпринимательской деятельности разного ряда экологическими требованиями, ограничение применения труда и средств для избежания перенапряженности и перегрузки факторов интенсификации, засилие распределительных отношений в социальной политике при общем курсе на поддержание высоких стандартов качества жизни). Конечно, большинство этих стран демонстрирует высокий и постоянно увеличивающийся уровень развития экономики, но при адекватном централизованном административно-управленческом регулировании производственных и торгово-сбытовых отношений. Правда, здесь также действует устоявшееся законодательство невмешательства в частный бизнес и юридической неприкосновенности частной собственности. Но экономические права и свободы в странах ЕС, безусловно, более ограничены по сравнению с США. Развитая и разветвленная социальная политика ЕС вынуждает централизовать (с использованием сильной налоговой системы), а затем перераспределять значительные ресурсы. Также как высокие производственные стандарты, фитосанитарные нормы, экологические и социальные императивы в ЕС требуют постоянного правительственного контроля и многообразного вмешательства в практику сельского хозяйства.

Но, характеризуя практику государственной поддержки сельского хозяйства за рубежом, следует обязательно оговориться, что централизованное вмешательство в сферу агробизнеса в Западной Европе абсолютно отличается от сложившихся представлений и действительности, как это происходит у нас в стране. Централизованное субсидирование аграрной сферы в развитых странах, в том числе в ЕС, — это совсем не дотирование производства и не компенсация убыточности частных товаропроизводителей, как думается. Централизованная поддержка АПК в ЕС имеет совершенно иную природу. Сама производственно-сбытовая деятельность товаропроизводителей в развитых странах полностью осуществляется на условиях самохозяйствования и самофинансирования. А государственные или централизованные (бюджетные) средства направляются и распределяются исключительно по целевым программам и проектам, имеющим долгосрочный законодательный характер и чаще всего вспомогательное и косвенное значение. Например, на компенсацию потерь фермеров в связи со сдерживанием роста объемов производства или установлением жестких квот во избежание перепроизводства, возмещение потенциальных потерь товаропроизводителей в связи с выводом продуктивных земель из оборота по программам усиления экологизации сельского хозяйства, на поддержание мелиоративных и ирригационных систем как общенациональной задачи, на поддержку производства в экологически сложных регионах, на финансирование аграрной науки, субсидирование профессионального образования, переподготовки кадров и консультационной деятельности, на стимулирование досрочного выхода владельцев ферм на пенсию и передачи агробизнеса молодым наследникам, на льготирование кредитов и т. п. Таким образом, централизованная поддержка агропромышленного производства в развитых западноевропейских странах соответствует так называемой «зеленой корзине мер», рекомендованных Всемирной торговой организацией (ВТО) для преимущественного использования в рыночной системе. Эти меры, как известно, не искажают функций рыночной торговли и не препятствуют свободному развитию бизнеса. Они только косвенно способствуют устойчивости и эффективности АПК.

«Желтая корзина» против спада и деградации

В отличие от этого в Беларуси многие направления государственной поддержки АПК до сих пор составляют меры запрещенной ВТО при рынке «желтой корзины». Это меры прямого действия, которые непосредственно влияют на цены, поставки, товарообмен, прибыль, экономические интересы товаропроизводителей. В их числе, например, частичная компенсация стоимости лизинговых поставок техники, компенсация стоимости поставок сельским товаропроизводителям минеральных удобрений, средств защиты растений, горюче-смазочных материалов, дотирование закупочных цен на важнейшие виды сельскохозяйственной продукции и даже списание долгосрочной безнадежной задолженности сельскохозяйственных предприятий банкам и иным кредиторам.

Существует третья группа стран с так называемой переходной экономикой (от командно-административной системы к рыночной). К данной группе относятся, например, Россия, Украина, Беларусь. Особенности хозяйствования данной группы в том, что здесь ставится цель ускоренной динамики и достижения уровня экономически развитых стран, но при этом используется не совсем адекватная имеющимся возможностям и механизмам эволюционного развития практика. Так, Россия, а позже Украина пошли по пути чрезмерной либерализации рыночных отношений, например, приватизации земельной собственности, что повлекло не только резкий спад национального производства агропромышленной продукции, но и падение уровня жизни населения вместе с усилением криминализации общества. Беларусь, опасаясь спада и деградации, пошла по пути централизации регулятивных механизмов, усиления вертикали государственного и экономического управления производством. Это повлекло тенденцию наращивания размера и доли бюджетных средств (в структуре валового внутреннего продукта), а также административную процедуру их централизованного распределения и перераспределения по направлениям хозяйствования, исходя из целей и задач государства. Интересы сельскохозяйственных предприятий и товаропроизводителей всех форм в этих условиях стали второстепенными и подчиненными целям и задачам государства.

Практически все годы своей независимости Беларусь стремится стать экономически состоятельным государством, и в этой связи вся система государственного регулирования и управления направлена на обеспечение условий устойчивого развития экономики. Конечно, в этом направлении сделано много. Достаточно обратиться к результатам реализации Государственной программы возрождения и развития села на 2005—2010 гг., в ходе которой страна смогла полностью восстановить крупнотоварное сельскохозяйственное производство, обеспечить свою продовольственную безопасность, воссоздать социальную инфраструктуру села и поднять качество жизни населения, сформировать крупный экспортный потенциал и выйти на положительное сальдо внешнеторгового баланса.

Но, несмотря на все это, недопустимо высокой по-прежнему остается затратоемкость национального аграрного производства и такой же недопустимо низкой — производительность труда. Это не позволяет предприятиям сформировать необходимые собственные капиталы для работы на условиях самоокупаемости и самофинансирования.

Конечно, государство намерено и в дальнейшем вкладывать в развитие АПК крупные инвестиции. На это нацелена Государственная программа устойчивого развития села на 2011—2015 гг. Но делать это становится Беларуси все труднее. Собственных источников для крупномасштабных инвестиций в экономику, в том числе в АПК, под полную потребность в стране стало недостаточно.

Безусловно, Беларусь не может отказаться от стратегии подъема национальной экономики до уровня развитых стран, иначе нельзя будет выдержать конкуренцию с зарубежными производителями.

В этой связи могут быть два основных пути. Первый — ввести свободные и динамично изменяющиеся цены в зависимости от конъюнктуры рынка на все без исключения виды продукции. Формирование цен в данном плане должно осуществляться в зависимости от спроса и предложения продукции и формироваться на базе сложившихся затрат в относительно худших условиях с учетом расчетной или нормативной прибыли для нормального осуществления процесса расширенного воспроизводства в рыночных конкурентных условиях. Естественно, что государственная экономическая поддержка сельскохозяйственного производства при таком механизме практически не требуется. Предприятия и товаропроизводители могут функционировать здесь на принципах самоокупаемости и саморазвития. Однако основным крупным недостатком такой модели является резкое сокращение доступности ряда ценных и необходимых (особенно дорогостоящих) продуктов питания широким слоям населения, особенно тем категориям, которые имеют в совокупности недостаточно высокие трудовые доходы. Эта модель содержит угрозу сдерживания роста уровня и качества жизни людей и способна перечеркнуть все другие экономические успехи государства. В случае ее принятия неизбежно перераспределение значительной части бюджетных средств поддержки с сельского хозяйства в социальную сферу для адресной помощи низкодоходным слоям населения.

Второй путь — цены, регулируемые государством, на продукцию сельского хозяйства и готовое продовольствие, размер которых устанавливается не столько по затратам на производство, сколько исходя из потребительских возможностей и доходов населения. Но поскольку среднестатистические доходы большинства населения являются далеко не адекватными стоимости жизни в развитых странах, и даже низкими по отношению к стоимости оптимальной потребительской корзины, то цены на сельскохозяйственную продукцию также не могут быть свободными (рыночными) и покрывать совокупные производственные издержки, а также формировать прибыль. В этой связи государство вынуждено брать на себя немалое бремя по централизованной поддержке сельских товаропроизводителей, то есть по компенсации необеспеченных затрат сельскохозяйственных предприятий за счет бюджетных источников и по формированию крупных инвестиций в модернизацию и обновление технико-технологической базы предприятий. Надо сказать, что такая практика государственного регулирования АПК и социальной сферы действовала в Беларуси все последние годы, однако она привела к существенным перекосам межотраслевых пропорций и балансов в экономике, хотя и сыграла немалую роль в стабилизации внутреннего продовольственного рынка.

Продолжать подобную практику централизованного регулирования экономической сферы в дальнейшем нет возможности и необходимости.

Исходя из этого, наиболее реальным на ближайшую перспективу является смешанный путь развития АПК, представляющий комбинирование наиболее приемлемых методов и рычагов первого и второго путей. То есть предстоит пойти по пути постепенной активизации рыночных механизмов — предоставления трудовым коллективам и предприятиям экономической самостоятельности в решении всей совокупности производственных задач, поэтапного освобождения цен и предоставления производителям и поставщикам автономного права на оперативное регулирование механизмов ценообразования, расширения сферы функционирования частной собственности и т. п. Естественно, с одновременной практикой сильной государственной власти. То есть с достаточным участием государства в экономике посредством программно-целевого регулирования экономического развития — субсидирования, инвестирования, контроля деятельности и пр. Однако по мере стабилизации и повышения эффективности экономики меры рыночного характера должны нарастать, а рычаги централизованного регулирования ослабевать.

Частно-государственное партнерство

Опыт экономически развитых стран (Германии, Швеции, Швейцарии, Австрии и др.) показывает, что смешанные модели сейчас в мире являются наиболее распространенными и жизнеспособными. Конечно, при различном соотношении рыночных и государственных механизмов в зависимости от конкретных условий и целевой необходимости. Большинство стран в той или иной мере использует комбинированные методы регулирования экономики. Беларусь также подошла к необходимости формирования смешанной модели, называемой частно-государственным партнерством.

Основное преимущество этой модели в том, что она позволяет одновременно оперативно задействовать и рыночные рычаги, и административные. Например, при осложнении рыночной конъюнктуры и появлении каких-то диспропорций при соотношении спроса и предложения на продовольствие тут же в действие могут вступать административно-регулятивные рычаги. И, наоборот, при стабилизации рыночной конъюнктуры и достижении необходимой сбалансированности отношений спроса и предложения на продукцию, а также платежных возможностей населения преимущество в развитии могут иметь рыночные инструменты при соответствующем ослаблении роли централизованных механизмов.

Полагаю, что модель частно-государственного партнерства должна стать базовой не только на ближайшую, но и на отдаленную перспективу программно-целевого развития АПК.

Что необходимо для успешной реализации смешанной модели частно-государственного партнерства и выработки действенного экономического механизма эффективного регулирования агропромышленного производства?

Первое и главное. Необходимо пересмотреть существующую в настоящее время систему мер государственного регулирования, бюджетной поддержки и централизованного инвестирования и субсидирования АПК. В этой связи всю совокупность мер важно распределить на две части:

а) меры общегосударственного характера; б) меры, касающиеся практической деятельности агропромышленных предприятий (всей совокупности или части организаций).

Если рассматривать меры общегосударственного характера, то к ним прежде всего следует отнести:

— воспроизводство почвенного плодородия (инвестиции в расширенное воспроизводство качественных свойств сельскохозяйственных земель);

— мелиорацию и гидротехнические сооружения (инвестиции в новую мелиорацию и в поддержание действующих мелиоративных систем, капитальные вложения в технику, технологии и инженерные сооружения на мелиорированных землях для их нормального функционирования);

— поддержание системы семеноводства (для распространения наиболее ценных сортов и гибридов сельскохозяйственных культур);

— поддержание племенного дела в животноводстве (для устойчивого воспроизводства и распространения наиболее ценных и продуктивных пород и видов сельскохозяйственных животных);

— борьбу с вредителями и болезнями сельскохозяйственных растений и животных (это коренное общегосударственное дело, расходы по которому должны покрываться за счет бюджета);

— аграрное образование (для поддержания и повышения уровня квалификации кадров в АПК);

— аграрную науку (для генерирования новых знаний в различных сферах и областях АПК);

— информационное обеспечение и консультационные услуги (для оперативного обеспечения сельскохозяйственных товаропроизводителей методической и специальной литературой, рыночной информацией и новейшими знаниями, выработанными наукой и практикой, включая услуги по маркетингу);

— страхование сельскохозяйственного производства (государственные субсидии в поддержание и эффективное функционирование страховой системы для АПК);

— кредитование сельскохозяйственного производства (компенсация за счет централизованных средств части процентов по кредитам, выдаваемым агропромышленным предприятиям по узаконенным государственным программам для улучшения условий доступности кредитных ресурсов различным предприятиям АПК для ведения расширенного воспроизводства). Такое государственное участие должно касаться только части процентной ставки, составляющей льготную долю. Это важно для достижения необходимого уровня доступности кредитов всем категориям сельских товаропроизводителей:

— налогообложение (уменьшение налоговых платежей сельскохозяйственных предприятий за счет направленного сокращения размеров бюджета для целевого регулирования и стимулирования роста и развития агропромышленного производства);

— ценообразование (дотирование определенных видов сельскохозяйственной продукции, производимой по государственному заказу в социальных целях или по специальному назначению);

— вывод неэффективных ресурсов из оборота (например, земель), восстановление природных комплексов и охрана окружающей среды;

— прочие меры, к которым государство может относить разные механизмы, призванные мотивировать в целевом порядке производство или компенсировать вынужденные потери предприятий в случае сложившейся неблагоприятной рыночной, экономической, финансовой или социальной конъюнктуры, в том числе по вине государства.

Настоящие меры целесообразно изъять из действующей системы направлений государственной поддержки АПК и отнести их на счет обязательных ежегодных бюджетных расходов, т. е. на счет самого государства. Это задачи общестранового характера, и общество должно взять на себя их осуществление.

Что касается второй части мер государственной поддержки, то их структуру и размеры должны составлять статьи централизованных затрат, направляемые прямо на поддержку конкретных предприятий и определенных видов производства в контексте отраслевых программ развития или по решению вышестоящих управленческо-хозяйственных органов.

Таким образом, первая группа — это меры государственной поддержки, как правило, не оказывающие прямого искажающего воздействия на торговлю сельскохозяйственными товарами, они лишь косвенно влияют на повышение эффективности сельскохозяйственного производства. Они имеют объективный характер и строго обязательны. Это меры, которые насущно необходимы всей стране, без реализации которых национальное сельское хозяйство, как сложная сквозная система общественных социальных, экономических и производственно-экономических отношений, не может нормально функционировать и развиваться. Поэтому вполне закономерно эту систему общегосударственных мер полностью взять на обслуживание и обеспечение за счет бюджетных средств и вывести из статистики как направление централизованной государственной поддержки АПК. Государственные и общественные цели, задачи и интересы должны и обеспечиваться из государственных источников, и нет смысла относить эти средства на прямую поддержку аграрного комплекса, если сельские товаропроизводители не получают их в свое распоряжение.

Вторая группа мер в общем перечне направлений государственной поддержки сельского хозяйства — это меры, в наибольшей степени искажающие рыночную торговлю сельскохозяйственными товарами, поскольку прямо влияют на ценообразование, размеры затрат, качество продукции, потребительский спрос, объемы предложения, конкурентность и доходы товаропроизводителей. Как видим, они по большей части субъективны и формируются исходя из запросов самих предприятий (товаропроизводителей) и возможностей органов государственного управления, располагающих бюджетными ресурсами. Поэтому их закономерно признавать прямыми мерами государственной поддержки и относить (по статистике) к непосредственным централизованным средствам на развитие АПК. Они не являются строго обязательными с точки зрения общества, но необходимы предприятиям, поэтому могут формироваться в зависимости от наличия соответственно расходной части бюджетных источников.

Пропорции соотношения общегосударственных мер объективного (обязательного) характера, не искажающих рыночную торговлю, а также централизованных мер субъективного (необязательного) характера в стране в денежном выражении в сумме за ряд последних лет в среднем составляют примерно как 70:30. Следовательно, непосредственно на развитие сельского хозяйства государство выделяет ежегодно только около 30 процентов средств от общей суммы инвестиций, предназначенных для АПК. Естественно, эта доля средств реально может считаться суммой подлинной и непосредственной поддержки АПК.

При таком дифференцированном подходе решаются сами собой многие проблемы, искусственно созданные вокруг АПК. Прежде всего становится очевидным истинный уровень государственной поддержки аграрного комплекса, а отсюда исчезает надуманное суждение о якобы безмерном государственном бюджетном субсидировании АПК и неадекватном уровне его окупаемости. Сельское хозяйство сразу же обнаруживает достаточно высокую эффективность. Ясной становится объективная картина: не государство на самом деле субсидирует АПК, а, напротив, сельское хозяйство, как в прошлом, так и сейчас, инвестирует государство по многим статьям.

Второе. Требуется дальнейшее совершенствование системы ценообразования на продукцию сельского хозяйства. Конечно, в 2011 г. в системе цен произошли существенные подвижки. Цены на продукцию АПК в Беларуси стали во многом выравниваться с приграничными странами (Польшей, Украиной, Литвой и др.) и со странами Таможенного союза (Россией и Казахстаном). Так, потребительские (розничные) цены на продукты питания в долларовом эквиваленте по ряду позиций стали практически аналогичными с названными странами, за исключением, пожалуй, цен на мясо птицы, колбасы вареные, масло сливочное, молоко пастеризованное, сметану, сахар-песок, муку пшеничную, где наблюдается еще отставание в среднем на 10—40 проц.

Наши закупочные цены ниже всех…

Выравнивание цен со странами-партнерами, с которыми есть активная двусторонняя торговля, очень важно. Дело в том, что отставание цен на белорусском рынке приводит к вымыванию соответствующей продукции из страны и образованию искусственного дефицита. Таким образом, при достаточном внутреннем производстве может наблюдаться нехватка тех продуктов питания, потребительские цены на которые ниже соседних стран, поскольку данные товары официально и неофициально будут вывозиться в эти страны в погоне за ценами. Известно, что продукция всегда устремляется туда, где есть экономическая выгода и возможность сформировать прибыль. Поэтому для достижения внутреннего баланса на продовольствие по спросу и предложению необходимо обязательно выравнивать потребительские (розничные) цены с соседними государствами и основными торговыми партнерами по всем группам продовольственных товаров. Более того, продукты на внутреннем белорусском рынке могут стоить даже несколько дороже, чем в соседних регионах. Это позволяет не только приостановить вымывание пользующихся спросом продуктов, но и достичь стабильного долгосрочного равновесия на всем торговом пространстве Беларуси, так как соответствующие продукты питания из соседних стран будут устремляться за ценами на белорусский рынок. Это объективная закономерность рыночной экономики, называемая переливом капиталов в погоне за прибылью. Правда, в такой связи необходимо в обязательном порядке предусмотреть оперативные и стратегические меры по поддержанию покупательской способности различных категорий населения страны, чтобы не допустить падения уровня жизни.

Однако выравнивание потребительских цен на продовольствие со странами-партнерами это только одна сторона проблемы. Есть и вторая, которая является еще более важной, поскольку призвана обеспечить эффективность производства исходного сельскохозяйственного сырья для получения продовольствия. Это закупочные (или реализационные) цены на сельскохозяйственную продукцию, по которой сельскохозяйственные предприятия продают ее различным потребителям, перерабатывающим предприятиям, государству, посредническим структурам и т. п. Это цены, которые призваны компенсировать предприятиям затраты на производство и обеспечить формирование доходов и прибыли, а по большому счету — экономических условий для работы на принципах самоокупаемости и самофинансирования.

Изучение показывает, что закупочные цены устанавливаются в стране по-прежнему централизованно, и здесь в последнее время не произошло таких подвижек, как, например, с потребительскими ценами. Конечно, в 2011 г. определенный рост закупочных цен происходил, но далеко неадекватно росту розничных цен на продовольствие и изменению сбытовых (рыночных) цен на ресурсы промышленного происхождения, необходимые для ведения сельскохозяйственного производства. Как следствие, закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию в Республике Беларусь значительно стали отставать от цен на соответствующие группы товаров от стран-соседок, активных партнеров по торговле.

Так, закупочные (реализационные) цены на сельскохозяйственную продукцию в Беларуси, выраженные в долларовом эквиваленте, значительно ниже в настоящее время, чем в других сопредельных странах-партнерах практически по всем товарным группам, за исключением, пожалуй, мяса птицы. Такое отставание по отдельным видам продукции составляет более 2—3 раз (зерновые колосовые, мясо КРС, мясо свиней и т. п.). Это, во-первых, говорит о том, что товаропроизводители Беларуси находятся далеко в несопоставимых экономических условиях с другими анализируемыми странами. Во-вторых, сельским товаропроизводителям Беларуси при сложившихся уровнях ценообразования становится сложно и даже невозможно в отличие от своих партнеров компенсировать за счет собственных доходов текущие и долгосрочные затраты на производство (ресурсы, промышленного происхождения), поскольку стоимость этих ресурсов является относительно одинаковой во всех сравниваемых странах. В-третьих, в данных условиях товаропроизводители Беларуси практически неспособны сформировать собственные крупные инвестиции для модернизации и воспроизводства технико-технологической базы (нет прибыли), а это представляет стратегическую угрозу технического и технологического отставания от конкурентов.

Следовательно, в стране необходимы действенные меры по оптимизации уровня закупочных (реализационных) цен на продукцию, и в первую очередь по достижению сбалансированности цен на различные группы сельскохозяйственных товаров — с одной стороны, и промышленных ресурсов — с другой, а также по сопоставимости внутренних цен на сельскохозяйственные товары с ценами внешними в сопредельных регионах и государствах. Без этого в условиях периодического роста цен на материальные ресурсы, а также текущего рыночного изменения цен на сельскохозяйственные и промышленные товары в соседних государствах — торговых партнерах белорусским товаропроизводителям обеспечить цели расширенного воспроизводства и оптимизации издержек на производство в ближайшей перспективе будет невозможно, так же как и выдержать необходимые уровни конкурентоспособности на внутреннем и внешнем рынках.

Налоги должны стимулировать

Третье. Механизм государственного регулирования АПК в обязательном порядке должен предусматривать регулятивные меры по налогообложению и выработанные на этой основе направления его оптимизации. Важно, чтобы налоговая система не только выполняла фискальные функции и была нацелена на пополнение бюджета, но и имела стимулирующий производство характер. В данной связи как число видов и статей налоговых изъятий, так и общая сумма налогов должны быть хорошо адаптированы к отрасли, учитывать специфику сельскохозяйственного производства и не ущемлять интересы сельских товаропроизводителей.

Надо сказать, что в последние годы произошла определенная оптимизация численности и размера налогов, устранено непомерное в прошлом многообразие налогов и налоговых платежей. Налоги перестали оказывать угнетающее воздействие на производство. Тем не менее есть еще поле для дальнейшего совершенствования налоговой системы. Особенно в рамках Таможенного союза. Здесь важно достичь если не полного соответствия, то достаточно высокого сближения налоговых систем трех стран по всем составным механизмам. Нельзя допустить неравенства исходных условий и результатов налогообложения, поскольку это может вызвать различие базы конкурентоспособности. В этой связи Беларуси предстоит учесть опыт России и Казахстана по применению в отношении АПК принципа минимизации налогообложения.

Изучение показывает, что налоговая нагрузка на товаропроизводителей в выручке сельскохозяйственных организаций в Беларуси в сумме в 2 раза выше, чем в России, и почти в три раза выше, чем в Казахстане. Что же касается такого торгового партнера, как Украина, то налоговая нагрузка на сельских товаропроизводителей в выручке от реализации в этой стране вообще равна нулю.

Следовательно, в плане совершенствования системы налогообложения сельских товаропроизводителей Беларуси предстоит решить две основные задачи: осуществить дальнейшее сокращение числа налогов и платежей, свести их численность к самому минимуму, а также уменьшить общий объем налогового изъятия из сельского хозяйства (примерно в 2 раза). Такие рекомендации вытекают из самой практики.

Дело в том, что существующие ныне размеры налогообложения сельскохозяйственных предприятий почти выравниваются с размерами прямой государственной поддержки сельского хозяйства. Как говорится, сколько дают, столько и забирают. Спрашивается, в чем тогда заключается смысл централизованной поддержки? Как видим, он сводится к минимуму или вообще пропадает. Тем не менее стоит задача четко разграничить бюджетную поддержку АПК и налоговое изъятие из этой сферы. Так, поддержка должна иметь выраженный целевой характер и быть результативной, давать экономический эффект. Исходя из такого понимания, централизованная поддержка должна осуществляться не только через прямые инвестиции государства в сферу производства путем субсидирования, но и через уменьшение налогового изъятия, как это происходит во многих странах. Кстати, такая форма поддержки не искажает прямой рыночной торговли и относится, по классификации ВТО, к приоритетным мерам государственного регулирования.

Процентные ставки по кредитам? Нулевые!

Четвертое. В перечне основных направлений государственного регулирования АПК большое значение имеет финансово-кредитный механизм, привлекательность которого для сельских товаропроизводителей состоит не только в возможности задействовать для развития производства недостающие средства, но и в стоимости (цене) этих средств. Известно, что любые заимствования и привлеченные банковские ресурсы являются платными и возвратными. Сельское хозяйство имеет сезонный характер с весьма неравномерными периодами производства, поэтому оно объективно нуждается в банковских кредитах. Но возможность использования этих кредитов зависит от процентных ставок (или цены) заемных ресурсов. Надо сказать, что практически все развитые страны, учитывая ежедневный спрос на сельскохозяйственную продукцию, сложность и сезонность агропромышленного производства, в своей практике применяют весьма льготные процентные ставки, чтобы сельские товаропроизводители могли активно пользоваться заемными средствами.

Заметим, что кредиты для сельского хозяйства всегда должны быть более льготными, чем для других отраслей экономики. Во многих случаях процентные ставки по кредитам для сельского хозяйства могут быть даже нулевыми. В экономически развитых странах процентные ставки находятся в пределах 3—5 проц. общей годовой стоимости заемных средств. Но это в целом по экономике. Для сельского хозяйства в среднем они в два с лишним раза дешевле. Несколько выше процентные ставки по кредитам для АПК в Польше, Литве и Латвии — от 5 до 6 проц. Еще выше ставки в странах СНГ — от 12 до 15 проц. В данной связи можно сказать, что по уровню процентных ставок для АПК можно во многом судить об экономическом состоянии страны, ее отношении к сельскому хозяйству и приоритетности аграрной экономики в обществе.

В Беларуси благоприятное отношение государства к сельскохозяйственному производству. Поэтому процентные ставки по целевым кредитам, выдаваемым банками в соответствии с целевыми программами развития различных отраслей АПК, утвержденными Правительством, были и остаются льготными, находящимися в пределах 6—8 проц. годовых, несмотря на более высокие темпы инфляции экономики. Однако кредиты, получаемые вне программ, уже становятся коммерческими, процентные ставки по которым формируются по рыночной стоимости и исходят из действующей рыночной конъюнктуры, полной оценки текущей инфляции и максимальной маржи самих банков. В настоящее время такие процентные ставки достигают и даже превышают 50 проц. стоимости заемных средств, что связано, конечно, с нарушением валютно-обменных и торговых пропорций. Но в отношении сельского хозяйства такая практика является деструктивной. При всех экономических трудностях нельзя первейшую жизнеобеспечивающую отрасль ставить по кредитам в ряд полнокоммерческих сфер, поскольку продукция сельского хозяйства реализуется по фиксированным (часто социальным) ценам, н

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?